Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Кодекс Украины по процедурам банкротства хотят изменить: к чему стоит готовиться обеспеченным кредиторам?
Елена Савчук, старший юрист, INTEGRITES

С 1 декабря 2021 года в Украине должна была заработать новая электронная система "Банкротство и неплатежеспособность", которая будет включать в себя существующий единый реестр должников, в отношении которых открыто производство по делу о банкротстве (неплатежеспособности), а также новый функционал электронного кабинета арбитражного управляющего. Однако 18 ноября 2021 года Министерство юстиции Украины приказом "О внесении изменений в некоторые приказы Министерства юстиции Украины относительно внедрения автоматизированной системы "Банкротство и неплатежеспособность" № 4163/5 в очередной раз отложило ее запуск – теперь на 1 декабря 2022 года. Соответственно, развития цифровизации в данной сфере будем ожидать еще как минимум год.

К тому же на данный момент в Верховной Раде проходит второе чтение проекта закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины" № 4409 (первоначальное название – "О внесении изменений в Кодекс Украины по процедурам банкротства", далее – Законопроект), подготовленного Кабинетом Министров Украины в рамках усовершенствования процедуры банкротства. Авторы Законопроекта в пояснительной записке отметили, что он направлен на устранение технических несогласованностей и разногласий в Кодексе Украины по процедурам банкротства (далее – Кодекс). Однако, как это часто бывает, среди орфографических и лексических корректур скрыты и более серьезные новеллы, затрагивающие, в частности, права обеспеченных кредиторов.

Залоговое имущество может утратить свою неприкосновенность

Согласно Кодексу обеспеченным кредитором считается кредитор, требования которого к должнику обеспечены залогом (что включает не только сам залог, но и ипотеку). Требования таких кредиторов удовлетворяются из средств, полученных вследствие продажи залогового имущества. При этом средства должны направляться соответствующему кредитору, то есть претендовать на них ни другие кредиторы, ни арбитражный управляющий не могут.

Наряду с этим действующая редакция Кодекса требует авансировать денежное вознаграждение арбитражного управляющего. В случае если процедура продолжается после окончания авансированных средств, вознаграждение арбитражного управляющего уплачивается за счет средств, полученных должником – юридическим лицом в результате хозяйственной деятельности, или средств, полученных от продажи имущества должника (за исключением средств от продажи имущества должника, находящегося в залоге). Законопроектом, в свою очередь, предлагается предусмотреть возможность направить средства, полученные от продажи залогового имущества, на оплату услуг арбитражного управляющего в случае недостаточности аванса. Вместе с тем период осуществления таких выплат не определяется, поэтому может случиться, что после перечисления средств в пользу арбитражного управляющего не хватит средств для удовлетворения требований соответствующего обеспеченного кредитора. Также не указывается, как следует распределять такие дополнительные расходы, если обеспеченных кредиторов несколько.

Данная новелла уже успела получить активную реакцию со стороны бизнеса и может представлять серьезный риск для интересов обеспеченных кредиторов. Как отметила в письме*, адресованному Офису Президента, Независимая ассоциация банков Украины, "на практике это приведет к тому, что арбитражные управляющие не будут заинтересованы в быстрой реализации имущества банкрота, ведь чем дольше будет длиться процедура продажи имущества, тем больше основного вознаграждения сможет получить арбитражный управляющий от продажи залога, а все расходы будут возлагаться на обеспеченного кредитора".

 

Баланс между интересами кредиторов и арбитражного управляющего

А что если залогового имущества у должника нет или его недостаточно для оплаты услуг арбитражного управляющего? Законопроектом предлагается возложить обязанность по оплате таких услуг в случае недостаточности аванса при отсутствии других источников средств на кредиторов (как обеспеченных, так и не обеспеченных).

Законодатели не поддержали предложение об увеличении дополнительного вознаграждения арбитражного управляющего с 5 % до 10 % от стоимости взысканного в пользу должника имущества, находящегося у третьих лиц (что могло бы еще больше лишить залоговых кредиторов надлежащих им сумм). Однако стоит обратить внимание на то, что даже 5 % вознаграждения согласно действующей редакции Кодекса уплачивается кредиторами независимо от результативности работы арбитражного управляющего, что представляется весьма сомнительным с точки зрения защиты интересов кредиторов.

Кроме финансовой составляющей, Законопроект содержит много новых положений относительно статуса арбитражного управляющего. В частности, предлагается предоставить ему больше рычагов для управления процедурой банкротства. Например, предусмотрено его право созвать и проводить собрание и комитет кредиторов в случае их "бездействия". Однако бездействие как таковое не определено, а потому арбитражному управляющему придется самостоятельно принимать решение о его наличии, что на практике вполне может привести к спорным ситуациям.

С одной стороны, указанные изменения должны были бы способствовать эффективности процедуры банкротства, в частности сохранению ликвидационной массы, на которую претендуют кредиторы. Однако представляется логичным, что подобное увеличение роли арбитражного управляющего и предоставление ему дополнительных рычагов влияния на процедуру банкротства следовало сбалансировать большим контролем со стороны кредиторов за его действиями во избежание злоупотреблений. Ведь на практике встречаются случаи, когда арбитражный управляющий является связанным с должником лицом и допускает недобросовестное поведение. В данном контексте примечательна норма Законопроекта, которая не просто предоставляет арбитражному управляющему право, а обязует его сообщать правоохранительным органам об оказании незаконного влияния, давления или вмешательства в его деятельность. Однако на данный момент невозможно предусмотреть, как будет применяться данная норма на практике.

Кстати, независимости арбитражного управляющего в Законопроекте также уделяется внимание. Как известно, на сегодня арбитражный управляющий выбирается судом посредством автоматизированной системы. Законопроектом предлагается, чтобы кандидатуру арбитражного управляющего для назначения его судом распорядителем имущества или управляющим реструктуризацией подавали кредитор или должник – физическое лицо, инициирующее процедуру банкротства. Важно, что к их заявлениям должно прилагаться заявление арбитражного управляющего об участии в деле. Автоматический порядок выбора управляющего останется в случае, если вышеуказанные лица не выберут управляющего или если он не предоставит свое согласие на это, а также в случае, если дело инициируется должником – юридическим лицом. То есть Законопроектом предлагают отказаться от полной автоматизации процесса и предоставить больше прав в выборе арбитражного управляющего участникам процесса – как кредиторам, так и должнику.

Несколько слов о положительных изменениях для кредиторов

В Законопроекте сделана попытка сбалансировать интересы сторон производства, в частности предоставить кредиторам некоторые дополнительные права и возможности для защиты своих прав и интересов. Так, устанавливается максимальный срок на погашение требований обеспеченного кредитора со дня поступления средств от реализации предмета обеспечения (10 рабочих дней). Такой же срок Законопроектом устанавливается для перечисления необеспеченным кредиторам средств, полученных в процессе распоряжения имуществом. Однако согласно Законопроекту это может иметь место только при наличии средств, достаточных для полного удовлетворения всех требований одной очереди. Это будет исключать возможность их получения кредиторами хотя бы пропорционально и приводить к оттоку средств опять-таки на оплату услуг арбитражного управляющего.

В числе положительных изменений стоит указать то, что кредиторам предлагается предоставить право, которым раньше был наделен только арбитражный управляющий, заявить требования к третьим лицам, несущим согласно законодательству субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства. Деталей в части порядка инициирования и разрешения таких споров Законопроект на данный момент не содержит.

Действующая редакция Кодекса предусматривает, что недействительными могут признаваться сделки должника, которые нанесли ему или кредиторам убытки. А вот в Законопроекте критерием для признания недействительными сделок определяется не причинение убытков, а нарушение прав должника или кредиторов. Это изменение сложно охарактеризовать как однозначно положительное, поскольку критерий, скорее всего, не стал более точным. Тем не менее, надеюсь, на практике это позволит избежать злоупотреблений со стороны должника с целью избежания выполнения взятых на себя обязательств.

Также Законопроектом предлагается вернуть возможность "опровержения имущественных действий" должника (данная концепция содержалась в предыдущем профильном Законе и часто применялась судами вместе с признанием сделок недействительными). Для лиц, совершивших, согласовавших указанные сделки или совершивших имущественные действия, предлагается установить субсидиарную ответственность в рамках суммы причиненных должнику такими имущественными действиями убытков.

Кроме того, ряд норм Законопроекта направлен на защиту процессуальных прав кредиторов, улучшение процессуальной логистики и сокращение сроков осуществления процедуры банкротства. Так, материалы дела по банкротству будут передаваться апелляционному или кассационному суду не в полном объеме, а только в истребуемой определением апелляционного или кассационного суда части. На этапе подачи заявления в суд предлагается предусмотреть право конкурсного кредитора устранить недостатки заявления, для чего предлагается предоставить суду право не отказывать сразу в его приеме, а оставлять без движения.

Авторы Законопроекта попытались также урегулировать ситуацию, когда имущество должника (в том числе заложенное) было выявлено уже после закрытия производства по делу о банкротстве. В таком случае производство может быть возобновлено по ходатайству участника дела (однако не указывается, ограничивается ли такое ходатайство каким-либо сроком). Стоит отметить, что если производство по делу о банкротстве не было возобновлено, такое имущество банкрота по решению хозяйственного суда перейдет в собственность соответствующей территориальной общины или в государственную собственность, если должник является государственным предприятием или хозяйственным обществом, в уставном капитале которого более 50 процентов акций (долей) принадлежат государству.

ВЫВОД:

Очевидно, что законодательное регулирование банкротства в Украине не стоит на месте, стараясь отвечать на вызовы времени и балансировать интересы разных участников процедуры. Хочется надеяться, что законодатель учтет многочисленные пожелания и замечания к Законопроекту, поступившие со стороны кредиторов, и уделит надлежащее внимание защите их интересов, так как от этого зависит не только сатисфакция каждого конкретного кредитора, но и инвестиционный климат в Украине в целом.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua