Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Практика Верховного Суда по гражданским спорам
Алена Берназ-Ганева, адвокат, руководитель судебной практики ЮКК "Де-Юре"

В судебных спорах правовые позиции Верховного Суда касательно применения тех или иных правовых норм фактически имеют вес, соизмеримый с самими нормами, а при отсутствии последних, то и вовсе могут занимать их место. В таких реалиях отслеживание новых тенденций правовой практики Верховного Суда имеет не менее важное значение, чем отслеживание изменений в законодательстве.

Обжалование распределения расходов при закрытии производства по делу

Итак, Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 08.06.2021 г. по делу № 550/936/18 устранила разногласие в части возможности кассационного обжалования распределения судом первой инстанции судебных расходов при закрытии производства по делу.

В приведенном деле на основании частичного отказа истца от иска суд первой инстанции закрыл производство в части требований к одному из соответчиков – частному нотариусу. Одновременно с этим суд решил вопрос о распределении судебных расходов и взыскал с истца в пользу частного нотариуса расходы по предоставлению профессиональной юридической помощи в размере 8500 грн. В дальнейшем истец обратился в апелляционном порядке за пересмотром указанного определения, по результатам которого суд апелляционной инстанции частично удовлетворил требования истца и уменьшил размер подлежавших взысканию расходов до 1000 грн. Со своей стороны частный нотариус обратился с кассационной жалобой на постановление апелляционного суда.

Кассационный гражданский суд, анализируя данное дело, пришел к выводу о наличии противоречивой судебной практики по этому вопросу и о существовании исключительной правовой проблемы. С одной стороны, пунктом 2 части первой статьи 389 Гражданского процессуального кодекса Украины не предусмотрено кассационное обжалование определений суда первой инстанции о распределении судебных расходов, а с другой стороны – указанной нормой предусмотрено право стороны на подачу кассационной жалобы на определение суда первой инстанции о закрытии производства по делу. Исходя из таких соображений, дело было передано на рассмотрение Большой Палаты, которая по этому поводу отметила следующее.

При обжаловании судебных решений, к которым относится определение суда, обжалованию подлежит как вывод суда в целом, так и его часть, изложенная в конкретном судебном решении. Если в кассационной жалобе обжалуется определение суда первой инстанции о закрытии производства по делу в части взыскания судебных расходов, то такая кассационная жалоба является кассационной жалобой именно на определение о закрытии производства по делу в части его выводов о взыскании судебных расходов. При этом она не является кассационной жалобой на определение о распределении судебных расходов. В свою очередь право на кассационное обжалование первой предусмотрено положениями пункта 15 части первой статьи 353 и пункта 2 части первой статьи 389 Гражданского процессуального кодекса Украины.

Итак, в кассационном порядке может быть обжаловано определение суда первой инстанции о закрытии производства по делу в части взыскания судебных расходов после его пересмотра в апелляционном порядке.

Отпуск по уходу за ребенком начинается независимо от соответствующего приказа работодателя

Рассматривая же дело № 487/8206/18, Верховный Суд отступил от предыдущих выводов, изложенных в постановлениях по делам № 803/1883/17 и № 1740/2481/18, об обязательном наличии приказа работодателя о предоставлении отпуска по уходу за ребенком для правомерности невыхода на работу. Невыход работника на работу при отсутствии такого приказа мог считаться прогулом и быть основанием для увольнения работника.

Истец, находясь в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трех лет, подала ответчику-работодателю заявление о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы в связи с тем, что ребенок нуждается в домашнем уходе. Истец не вышла на работу, не дождавшись соответствующего приказа ответчика об отпуске. Последний уволил истца в связи с прогулом.

Большая Палата, рассматривая данное дело, отметила, что хотя законодатель непосредственно не включил право на отпуск в связи с потребностью ребенка в домашнем уходе в социальные отпуска, такое право имеет явно социальный характер, поскольку касается обеспечения социальных прав трудоустроенных родителей. Кроме того, такое право можно отнести к фундаментальным правам, которое охватывает гарантийные компоненты конституционного, международного и законодательного уровней, а следовательно, согласно выводу суда, требует особого внимания и защиты.

В соответствии с позицией Верховного Суда, частью первой статьи 181 Кодекса законов о труде Украины определен именно порядок получения отпуска по уходу за ребенком, но не само материальное право. То есть предпосылками получения работником права на такой отпуск является только исключительно подтверждение факта болезни ребенка медицинским заключением и оформление волеизъявления о получении отпуска в письменном заявлении к работодателю. При выполнении приведенных условий работник считается реализовавшим гарантированное государством право на получение отпуска без сохранения заработной платы. В свою очередь, последующие действия работодателя по оформлению такого отпуска, в том числе издание соответствующего приказа, не является юридическим фактом, с которым связывается возникновение у работника права на этот отпуск.

Исходя из таких соображений, суд указал, что истец в этом деле заблаговременно уведомила работодателя о необходимости отпуска по уходу за ребенком и предоставила медицинскую справку о том, что ребенок нуждается в домашнем уходе в связи с заболеванием. Поскольку при наличии подтверждающих документов такой отпуск работодатель предоставляет в обязательном порядке и согласия работодателя на такой отпуск закон не требует, суд сделал вывод, что пребывание истца в соответствующем отпуске исключает возможность увольнения последней за прогул. В связи с этим приказ об увольнении истца с работы должен быть отменен с восстановлением ее на должности.

До 01 января 2013 года государственная регистрация не была обязательной предпосылкой возникновения права собственности на недвижимое имущество

От предыдущих выводов отступил Верховный Суд также в постановлении от 22 июня 2021 года по делу № 334/3161/17, рассматривая вопрос о приобретении права собственности до 01 января 2013 года при отсутствии (неосуществлении) государственной регистрации права собственности на приобретенное недвижимое имущество.

Суть спора заключалась в том, что истец приобрел в 2011 году, то есть до 01 января 2013 года, у бывшего собственника квартиру на основании договора купли-продажи, который был нотариально удостоверен и зарегистрирован в реестре. Однако истец не зарегистрировал за собой право собственности в установленном порядке. Вместе с тем в дальнейшем, в рамках исполнительного производства спорная квартира была отчуждена как принадлежавшая бывшему владельцу, о чем было выдано соответствующее свидетельство. В дальнейшем квартира была отчуждена новому покупателю. Истец, полагая, что ему принадлежит право собственности, обратился с иском к настоящему владельцу за защитой своего права.

Верховный Суд, рассматривая данное дело, указал, что по состоянию на момент заключения истцом договора в 2011 году правоотношения в части возникновения у приобретателя права собственности на недвижимое имущество при его отчуждении по договору были урегулированы одновременно Гражданским кодексом Украины и Законом Украины "О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений". При этом положения указанных нормативно-правовых актов не были полностью тождественными, а содержали разногласие по указанному вопросу.

Большая Палата, разрешая вопрос о приоритетности нормы права, подлежащего применению, обратила внимание на положение статьи 4 Гражданского кодекса Украины, которой предусмотрено, что другие законы принимаются в соответствии с Конституцией Украины и Гражданским кодексом Украины. При этом у субъекта права законодательной инициативы, который подает в Верховную Раду Украины проект закона, регулирующего гражданские отношения иначе, нежели Гражданский кодекс Украины, существует обязанность одновременно представить проект закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Украины, а эти проекты необходимо рассматривать одновременно.

Суд пришел к выводу, что наличие в законодательстве Украины положений о принятии законов в соответствии с Гражданским кодексом Украины свидетельствует, что нормы Гражданского кодекса Украины превалируют над однопредметными нормами других нормативно-правовых актов, имеющих юридическую силу законов Украины. Кроме того, специальные нормы закона могут содержать уточняющие положения, однако не могут прямо противоречить положениям Гражданского кодекса Украины.

Большая Палата также указала, что в случае существования сложной смысловой коллизии применению подлежат нормы того нормативно-правового акта, который полно и точно регулирует конкретные правоотношения, содержит четкие и понятные положения, обеспечивающие предсказуемость законодательства и соответствующие законным ожиданиям субъектов правоотношений. В данном деле таким нормативно-правовым актом, по мнению суда, является именно Гражданский кодекс Украины.

С учетом изложенного Верховный Суд сделал вывод, что до 01 января 2013 года право собственности у приобретателя недвижимого имущества по договору купли-продажи возникало по правилам Гражданского кодекса Украины – с момента государственной регистрации такого договора как сделки. Поэтому лицо, которое до 01 января 2013 года приобрело недвижимое имущество по договору купли-продажи, государственная регистрация которого была надлежащим образом осуществлена, стало владельцем такого недвижимого имущества с момента государственной регистрации соответствующего договора купли-продажи независимо от того, осуществлена ли этим лицом в дальнейшем государственная регистрация своего права собственности.

Недопустимость отчуждения права собственности на землю отдельно от права собственности на расположенное на ней недвижимое имущество

В постановлении от 22 июня 2021 года Большая Палата поддержала предыдущие выводы Верховного Суда о невозможности продажи с торгов отдельными лотами недвижимого имущества и земельного участка, на котором такое имущество расположено.

Суд подчеркнул, что действующее земельное и гражданское законодательство императивно предусматривает переход права на земельный участок при приобретении права собственности на объект недвижимости, что отражает принцип единства юридической судьбы земельного участка и расположенного на нем здания или сооружения. Этот принцип хоть непосредственно и не закреплен в общем виде в законе, однако находит свое проявление в правилах статьи 120 Земельного кодекса Украины и статьи 377 Гражданского кодекса Украины.

Большая Палата также упомянула об аналогичном принципе римского права – superficies solo cedit (построенное прирастает к земле). Он заключается в том, что объект недвижимости по своей природе неотделим от земельного участка, на котором он расположен. Нормальное хозяйственное использование земельного участка без использования расположенных на нем объектов недвижимости невозможно, как и обратная ситуация – любое использование объектов недвижимости является одновременно и использованием земельного участка, на котором эти объекты расположены.

Исходя из таких соображений, суд отметил, что объект недвижимости и земельный участок, на котором этот объект расположен, по общему правилу должны рассматриваться как единый объект права собственности. Поэтому в случае если право собственности на объект недвижимости и на земельный участок, на котором этот объект расположен, принадлежат одному лицу, последующее отчуждение объекта недвижимости отдельно от земельного участка, а также земельного участка отдельно от объекта недвижимости не допускается.

Незаконность отказа судом в иске по основаниям избрания истцом неправильных правовых оснований иска

Принципы римского права применил Верховный Суд и в деле № 662/397/15-ц, где Большая Палата отменила решения нижестоящих судов об отказе в иске, поскольку истцы просили удовлетворить их требования о взыскании средств на основании правовых норм, регулирующих иные по своей правовой природе правоотношения, нежели сложившиеся в деле.

Верховный Суд напомнил, что в гражданском процессуальном законодательстве действует принцип jura novit curia (суд знает законы), заключающийся в том, что суд самостоятельно осуществляет поиск правовых норм касательно спора безотносительно к ссылке сторон и суд самостоятельно применяет право к фактическим обстоятельствам спора.

Именно на суд возложена обязанность предоставить правовую квалификацию отношениям сторон исходя из фактов, установленных в ходе рассмотрения дела, и определить, какая правовая норма подлежит применению для разрешения спора. При этом несогласие суда с приведенным в исковом заявлении правовым обоснованием спорных правоотношений не является основанием для отказа в иске, поскольку согласно принципу jura novit curia неправильная юридическая квалификация истцом и ответчиками спорных правоотношений не освобождает суд от обязанности применить для разрешения спора надлежащие предписания юридических норм.

Большая Палата указала, что в случае неправильной квалификации истцами смысла правоотношений не могут наступать негативные для истца последствия, даже по формальным основаниям, поскольку по содержанию статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Украины имеют значение требования и доказательства, на которых суд основывает свое решение. Ошибка в определении правовой природы юридических фактов, допущенная истцами, не имеет существенного значения. Неправильная юридическая интерпретация фактов не может лишить сторону права на судебную защиту права, иначе нарушается фундаментальное право лица на справедливый суд. Суд, рассматривающий дело, имеет право и обязан самостоятельно определить и квалифицировать правоотношения, возникшие между сторонами, и применить соответствующую норму права или закон, который регулирует спорные правоотношения.

Правомерность приобретения физическим лицом права требования по договору кредита от банка в процедуре ликвидации

В постановлении от 08.06.2021 г. по делу № 346/1305/19 Верховный Суд решил вопрос о расхождениях судебной практики по приобретению физическим лицом от банка, находившегося в процедуре ликвидации, права требования по кредитному договору и договору ипотеки.

Фабула дела была следующая. В процедуре ликвидации банка с электронных торгов истец – физическое лицо приобрел право требования по кредитному договору, обеспеченному ипотекой. В дальнейшем банк и истец заключили соответствующие договоры купли-продажи имущественных прав и уступки права требования по ипотечному договору. При этом на момент совершения указанных сделок на основании постановления частного исполнителя об аресте имущества должника было зарегистрировано обременение вещных прав на соответствующую квартиру. Истец полагал, что наличие такого ареста препятствует регистрации за ним права собственности на квартиру как ипотекодержателя. В связи с этим истец обратилась в суд с иском об освобождении квартиры из-под ареста.

Верховный Суд в этом деле фактически рассмотрел два вопроса, первым из которых была возможность физического лица приобрести от банка, находившегося в процедуре ликвидации, права требования по договорам кредита и ипотеки. В связи с этим суд указал, что необходимо различать договор об уступке права требования (цессии) и договор факторинга. Стороной первого, в отличие от последнего, может быть физическое лицо.

Большая Палата обратила внимание на то, что продажа права требования произошла в процедуре ликвидации банка на конкурсных началах. В свою очередь нормативно-правовые акты, регулирующие данную процедуру, разрешают продажу на конкурсных началах имущества банка в процедуре его ликвидации путем уступки прав требования любым субъектам правоотношений, в частности и без статуса банка или другого финансового учреждения.

Исходя из таких соображений, Верховный Суд пришел к выводу о правомерности приобретения истцом – физическим лицом права требования по договорам кредита и ипотеки.

Регистрация за ипотекодержателем права собственности на предмет ипотеки при наличии зарегистрированных обременений

Вместе с тем следующий вопрос, рассматриваемый Большой Палатой в деле № 346/1305/19: препятствует ли арест квартиры, зарегистрированный после государственной регистрации ипотеки, государственной регистрации за новым ипотекодержателем права собственности на предмет ипотеки.

Суд отметил, что существующие зарегистрированные обременения вещных прав на недвижимое имущество являются одним из оснований для отказа в государственной регистрации прав в соответствии с пунктом 6 части первой статьи 24 Закона Украины "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и их обременений".

В то же время 03 июля 2018 года часть четвертая указанной статьи была дополнена нормой, что отказ в государственной регистрации прав по указанному выше основанию не применяется в случае государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество ипотекодержателем – финансовым учреждением в порядке, предусмотренном статьями 33 – 38 Закона Украины "Об ипотеке". При этом наличие зарегистрированных после государственной регистрации ипотеки обременений, других вещных прав, в том числе ипотеки, на переданное в ипотеку имущество не является основанием для отказа в государственной регистрации права собственности за ипотекодержателем.

При таких обстоятельствах Верховный Суд сделал вывод, что ипотекодержатель, в том числе и новый кредитор, который приобрел права ипотекодержателя от банка или иного финансового учреждения, может беспрепятственно реализовать право на удовлетворение своих требований к должнику преимущественно перед другими его кредиторами, в частности путем регистрации права собственности за ним на предмет ипотеки в счет исполнения основного обязательства.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua