Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Европейские ограничения в использовании офшоров
Олег Котляр, старший юрист, МЮФ "INTEGRITES"

Офшоры – Мир 1:0

Как отмечает Организация экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР), от 100 до 240 млрд долларов – такие суммы налогов теряют бюджеты стран мира ежегодно. Иначе и не могло быть, поскольку до недавнего времени классический кейс использования офшора выглядел бы следующим образом: компания в Белизе, акции на предъявителя, счет в швейцарском банке и банковская карта на компанию. Еще до обеда ABC Investments Limited покупает часы Patek Philippe и туфли Dior в Милане, а собственник по стечению обстоятельств за углом проводит деловую встречу за бокалом Château Margaux 1955 года по поводу инвестиций в небольшую виллу на юге возле моря, разумеется, за счет компании.

Кто с кем и против кого

Недобросовестное использование офшоров приводит к огромным бюджетным потерям. Поэтому мировое сообщество не могло оставаться в стороне. На вооружение против офшоров были взяты уже хорошо известные собственникам иностранных компаний инструменты, в том числе:

• открытые реестры;

• международный обмен налоговой информацией;

• строгий банковский комплаенс;

• законодательные требования об экономическом присутствии;

• налоговые обременения.

Я знаю, где вы заработали прошлым летом

На протяжении 2015 – 2017 годов Парламент и Совет ЕС приняли четвертую (Директива (ЕС) 2015/849) и пятую (Директива (ЕС) 2018/843) директивы ЕС (далее – Директивы ЕС) о противодействии легализации средств, полученных преступным путем.

В частности, Директивы ЕС обязывают европейские государства создать централизованные реестры бенефициарных собственников юридических лиц и трастов (далее – Реестр Бенефициаров) и предоставить доступ к реестрам контролирующим органам и агентам финансового мониторинга.

Такой доступ неограничен для компетентных органов, подразделений финансовой разведки и участников профессиональных секторов, на которые распространяются правила противодействия отмыванию денег, в частности банков, аудиторов и юридических фирм.

Например, 18 февраля 2021 года на Кипре был принят закон, которым введен Реестр Бенефициаров. На сегодняшний день информация о бенефициарах собирается и она должна быть предоставлена в реестр до 16 сентября 2021 года. Впрочем с наступлением указанного срока отдельные органы будут иметь доступ к Реестру Бенефициаров.

Как отметил уже экс-председатель ГНС Украины Алексей Любченко: "Налоговый департамент Кипра является нашим ключевым партнером с учетом того, что резиденты Украины, которые пытаются уменьшить свои налоговые обязательства перед государством, используют именно Кипр. Большинство наших международных запросов уже много лет подряд направляется именно в Налоговый департамент Республики Кипр". В то же время Председатель Налоговой службы Республики Кипр господин Яннис Цангарис выразил готовность предоставлять на запросы ГНС Украины всю необходимую информацию с использованием всех возможных форматов коммуникации.

Ты мне, а я тебе, или Как мир утратил конфиденциальность

Итак, государства собирают информацию о бенефициарных собственниках компаний. Они также имеют финансовую информацию об операциях компаний из отчетности и благодаря автоматическому обмену информацией.

Так каким же образом могут материализоваться риски, связанные с нерезидентными компаниями?

ГНС Украины направляет развернутые детальные запросы по налоговым вопросам в налоговые органы других государств. Такие запросы направляются на основании конвенций об избежании двойного налогообложения, стороной которых является Украина, Конвенции о взаимной административной помощи в налоговых делах, договоров об обмене налоговой информацией и некоторых других международных соглашений.

Кроме того, Украина является стороной договоров о спонтанном обмене информацией, например, с Нидерландами. В частности, это означает, что если Нидерланды имеют определенную налоговую информацию о резидентах Украины, которая может содержать признаки налоговых нарушений, она обязана без каких-либо запросов предоставить такую информацию в Украину.

Common Reporting Standard

Кроме того, в мире налогового обмена новый король – Стандарт обмена налоговой информацией (Common Reporting Standard; далее – CRS). CRS – это система законодательных и технических средств, которая обеспечивает возможность обмениваться налоговой информацией касательно активов и иностранных компаний резидентов автоматически. Финансовые учреждения (банки, определенные виды фондов, страховые компании, доверительные собственники (трасти) и некоторые другие лица) должны собирать, пересматривать и сообщать налоговым органам информацию о счетах своих клиентов. В конечном итоге такая информация направляется налоговым органам страны резидентства владельца счета и контролирующих лиц.

Следовательно, независимо от того, в какой юрисдикции зарегистрирована компания, если банковский счет открыт в стране, присоединившейся к CRS, информация может быть тем или иным путем направлена налоговым органам в страну налогового резидентства бенефициаров.

По состоянию на 6 июля 2021 года к CRS присоединились 111 стран. Украины пока нет среди стран-участниц. Впрочем до конца 2022 года Глобальный форум ОЭСР должен предоставить свои заключения о технической готовности Украины к осуществлению автоматического обмена. Ожидается, что в случае положительного заключения Украина получит информацию о своих резидентах по результатам 2022 года.

Таким образом, информация, представляемая в Реестр Бенефициаров или в банк, включая анкетные данные физического/юридического лица, номер банковского счета и балансовый остаток, может быть передана налоговым органам.

Кто такой Джон Галт?

Вести международный бизнес в ХХІ столетии – это о прыжке адреналина каждый раз, когда получаешь письма от обслуживающего банка. Объем и детализация информации, требуемой банком, увеличиваются из года в год. Поскольку банки – это единственная инстанция, которой доподлинно известно о движении средств, на банки была возложена ответственность за проведение комплаенса и оценки рисков в финансовых операциях.

Таким образом, банки фактически исполняют государственную функцию надзора и контроля за предупреждением отмывания доходов и избежания налогообложения. Банки несут огромную финансовую ответственность и большие расходы на обеспечение исполнения этой функции. Поэтому они избегают рисков, отказываются от сотрудничества с офшорными компаниями, требуют множество документов и информации, чтобы защититься со всех сторон, и устанавливают требования к минимальным финансовым показателям, чтобы оправдать свои риски и расходы.

Среди обстоятельств, проверяемых банками, – и личность бенефициаров, и отношения контроля, и уплата налогов, а также источник доходов, экономическое обоснование целесообразности корпоративной структуры, фактическое место осуществления деятельности и ее реальность, финансовые показатели, операционная структура, запланированные транзакции и прочие аспекты деятельности.

В случае несоответствия бизнеса внутренним критериям банка по этим аспектам банк отказывает в открытии счета или закрывает существующие счета даже долгосрочным клиентам.

В некоторых юрисдикциях центральные банки дают неформальные наставления не открывать счета иностранным компаниям или открывать счета только тем компаниям, которые осуществляют операции на внутреннем рынке, как, к примеру, в Эстонии. Кроме того, обязательным требованием может быть бенефициар или реальный директор – резидент юрисдикции компании и банка, как в Великобритании. Также проверяется наличие персонала и офиса в юрисдикции компании.

А они настоящие?

В соответствии с Планом BEPS офшорные юрисдикции должны установить требования к обязательному экономическому присутствию, в частности:

Место осуществления управления

Управление компанией должно осуществляться в юрисдикции компании. Во внимание принимается периодичность проведения заседаний правления, квалификация директоров и т. д.

Деятельность, приносящая основной доход (core income generating activity)

Основные функции компании должны фактически выполняться в юрисдикции компании. Такие функции зависят от осуществляемой деятельности и определяются законодательством соответствующей офшорной юрисдикции.

Тест "соответствия"

В компании должно быть достаточное количество квалифицированных работников в юрисдикции, компания должна нести разумные расходы, пропорциональные уровню деятельности, иметь достаточные основные средства для осуществления такой деятельности (офис, производство и т. д.).

Требование к обязательному экономическому присутствию предъявляется законодательством (ОАЭ, Британские Виргинские Острова, Бермудские острова, Сейшельские острова, остров Мен и другие) и иностранными банками.

В случае непрохождения соответствия тесту "экономического присутствия" по результатам отчетного периода компетентные органы власти соответствующей юрисдикции могут наложить штрафы. К примеру, законодательство Британских Виргинских Островов предусматривает наложение штрафа до 20000 долл. США за первый год непрохождения процедуры проверки соответствия "экономического присутствия", сумма которого может быть увеличена до 200000 долл. США при повторяющихся нарушениях. Кроме того, компетентные органы власти имеют право принудительно исключить компанию из реестра за злостные нарушения.

Черная метка, или Nothing can be said to be certain, except death and taxes

5 декабря 2017 года принято заключение Совета ЕС № 15429/17, которым впервые утвержден перечень государств и территорий, не сотрудничающих с ЕС для целей налогообложения (англ. – EU common list of non-cooperative jurisdictions for tax purposes), так называемый "черный" список офшорных юрисдикций (далее – Black List).

Сейчас Black List обновляется дважды в год, а в действующей версии приведено 12 юрисдикций: Американское Самоа, Американские Виргинские острова, Ангилья, Вануату, Гуам, Доминика, Палау, Панама, Самоа, Сейшельские острова, Тринидад и Тобаго, Фиджи.

На что это влияет?

В декабре 2019 года Совет по экономическим и финансовым вопросам ЕС принял решение о том, что на уровне национального законодательства страны ЕС должны до 1 января 2021 года применять как минимум один из следующих защитных законодательных методов ("defensive measures") в отношении юрисдикций, входящих в Black List:

• применение правил контролируемой иностранной компании (далее – КИК);

• удержание и/или введение более высоких налогов на репатриацию доходов (дивидендов, процентов и прочих выплат), выплачиваемых резидентами ЕС в юрисдикции из Black List;

• невозможность отнесения к расходам платежей в пользу компаний из Black List; либо

• ограничения на предоставление льгот по налогообложению входящих дивидендов или прочих доходов, полученных от компаний из Black List.

В частности, с 1 января 2021 года проценты и роялти, выплачиваемые нидерландской компанией в пользу компании из Black List, облагаются налогом на репатриацию по ставке 25 %.

На Кипре также планируются изменения. Сейчас законопроект предусматривает введение налога на репатриацию дивидендов по ставке 17 %, а также процентов и роялти по ставкам 30 % и 10 % соответственно, если непосредственным получателем таких выплат является компания из Black List.

В то же время с 1 января 2021 года налоговое законодательство Люксембурга предусматривает, что проценты и роялти, выплачиваемые в пользу компании из Black List, не уменьшают финансовый результат для целей обложения корпоративным налогом.

В Германии законопроект о введении соответствующих мер к юрисдикциям из Black List предусматривает использование всех четырех перечисленных методов. В частности, один из них предусматривает неприменение сниженных или нулевых ставок налога на репатриацию доходов, предусмотренных международными договорами об избежании двойного налогообложения в случае, если получателем выплат является именно компания из страны, включенной в Black List. Также значительно более жесткие правила КИК будут применяться к немецким резидентам, которые прямо или косвенно владеют акциями компании, являющейся резидентом юрисдикции из Black List. К примеру, если резидент Германии через люксембургский корпоративный инвестиционный фонд косвенно владеет не менее 50 % уставного капитала, прав голоса или прав на получение прибыли в компании на Панаме, то в отношении такого резидента будут применяться правила КИК.

Негативные последствия для компаний, находящихся в юрисдикциях, внесенных в Black List, распространяются не только на их налогообложение.

В то же время в некоторых государствах-членах ЕС сейчас уже существует обязанность представления отчетности об осуществленных финансовых операциях с юрисдикциями, включенными в Black List.

К примеру, если ваша бельгийская компания осуществляет финансовые операции с нерезидентом, находящимся на Сейшельских Островах, на общую сумму более 100000 евро в отчетный период, такая компания обязана будет представлять специальную отчетность.

Также необходимо помнить, что налоговые специалисты, банки и бухгалтеры, работающие в ЕС и предоставляющие консультации по налоговым схемам при участии стран, указанных в Black List, автоматически имеют обязанность информировать об этом налоговые органы до начала применения таких схем.

Смотрим в завтра

Совершенно очевидно, что европейское законодательство и в дальнейшем более тщательно будет регулировать любого рода экономическую деятельность с офшорными юрисдикциями, а институции ЕС в свою очередь будут поддерживать и настаивать на дальнейшей работе государств-членов ЕС по разработке и применению ограничений в отношении низконалоговых и офшорных юрисдикций.

Учитывая то, что некоторые из этих юрисдикций довольно популярны среди украинского бизнеса, как, например, ОАЭ, Панама и Сейшельские Острова, корпоративная структура, работавшая годами, могла дать слабину. Кроме того, недавние изменения в налоговом законодательстве Украины, в частности введение правил КИК, также требуют пересмотра действующей структуры.

Ответом на новые правила игры может быть создание реального присутствия в юрисдикции компании, перемещение в другие юрисдикции или релокация бизнеса, упрощение структуры или даже отказ от иностранных компаний.

Бюджет таких изменений может варьировать и достигать либо превышать экономический эффект от налоговых преференций. Поэтому, чтобы избрать самую эффективную стратегию, необходимо анализировать функциональную формулу операционной структуры, проектировать изменения и рассчитывать финансовую модель, на основании которой можно принять решение о финансовой целесообразности сохранения структуры или необходимости ее перестройки. Поэтому, если бизнес видит, что определенные изменения в законодательстве могут касаться актуальной ситуации в корпоративной структуре, самое время обратиться к налоговым консультантам.

Статья написана в соавторстве с младшими юристами INTEGRITES Екатериной Бордановой и Виктором Черным

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua