Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Международные стандарты справедливого правосудия и их имплементация в украинское законодательство
Людмила Куса, руководитель практики решения споров, адвокат, Gracers Law Firm

Неоспоримый факт, что права и свободы человека и гражданина согласно статье 55 Конституции Украины защищаются судом, поскольку в соответствии со ст. 127 Конституции Украины, ст. 5 Закона Украины "О судоустройстве и статусе судей" (далее – Закон) правосудие в Украине осуществляется исключительно судами в соответствии с определенными законом процедурами судопроизводства.

В статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Законом Украины от 17.07.97 г. № 475/97-ВР и которая для Украины вступила в силу 11.09.1997 (далее – Конвенция), закреплен принцип доступа к правосудию.

Под доступом к правосудию согласно стандартам ЕСПЧ подразумевается способность лица беспрепятственно получить судебную защиту как доступ к независимому и беспристрастному разрешению споров по установленной процедуре на принципах верховенства права.

Ведь статьей 6 Закона определено, что суды осуществляют правосудие на основе Конституции и законов Украины и на принципах верховенства права.

Вместе с тем по своей сути в целом правосудие в Украине как состоявшееся и фактически было реальным, а не формальным, признается таковым в соответствии с абз. 10 п. 9 Решения Конституционного Суда Украины от 30.01.2003 г. по делу № 1-12/2003 только при условии, что оно соответствует требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

В Решении Конституционного Суда Украины от 02.11.2004 г. по делу № 1-33/2004 указано, что справедливость – один из основных принципов права, является решающим в определении его как регулятора общественных отношений, одним из общечеловеческих измерений права.

Как правило, справедливость рассматривается как свойство права, выраженное, в том числе, в равном юридическом масштабе поведения и в пропорциональности юридической ответственности совершенному правонарушению.

В области реализации права справедливость заключается, в частности, в равенстве всех перед законом, соответствии преступления и наказания, целях законодателя и средствах, избираемых для их достижения.

То есть справедливое применение норм права означает, что их применение будет находиться в справедливом балансе с обстоятельствами самого дела.

Иначе говоря, побеждает верховенство права, ведь в Украине признается и действует принцип верховенства права (ст. 8 Конституции).

В то время как содержание понятия "верховенство права" Конституционный Суд Украины раскрывает в Решении от 02.11.2004 г. по делу № 1-33/2004 как господство права в обществе.

Верховенство права требует от государства его воплощения в правотворческую и правоприменительную деятельность, в том числе в законы, которые по своему содержанию должны быть проникнуты прежде всего идеями социальной справедливости, свободы, равенства и т. д.

Одним из проявлений верховенства права, как подчеркивает Конституционный Суд Украины, является то, что право не ограничивается только законодательством как одной из его форм, а включает и другие социальные регуляторы, в том числе нормы морали, традиции, обычаи и т. д., легитимированные обществом и обусловленные исторически достигнутым культурным уровнем общества.

Все эти элементы права объединяет качество, соответствующее идеологии справедливости, идее права, которое в значительной степени отражено в Конституции Украины.

Однако сразу же следует отметить, что такое понимание и восприятие "справедливости" и "верховенства права" не дает оснований для его отождествления с законом, который иногда может быть и несправедливым, в том числе ограничивать свободу и равенство лица.

В частности, судья Верховного Суда Аркадий Бущенко в отдельном мнении к постановлению коллегии судей Кассационного уголовного суда Верховного Суда от 7 февраля 2019 года среди прочего указал, что в целом уголовное судопроизводство преимущественно занимается не отличением хорошего от плохого, а сосредотачивается на отличении плохого от уголовно наказуемого. Поэтому отсутствие состава преступления в деянии вовсе не означает его одобрение.

Это задача законодателя – определить как можно подробнее, что именно будет считаться уголовным преступлением и наказываться уголовной санкцией, чтобы установить критерии отделения лжи уголовно наказуемой от лжи, к которой уголовное право относится безразлично.

Принцип nulla poena sine lege направляет суды на обязанность очень внимательно анализировать законодательные критерии преступности деяния, чтобы не выйти за рамки преступности и не начать наказывать другие виды недобросовестного поведения, которые законодатель – по тем или иным соображениям, преднамеренно или по недосмотру, в силу общественного мнения или баланса общественных интересов – оставил за пределами уголовных преступлений.

Задача уголовного судьи (иногда болезненная задача) – рассматривая плохие поступки человека, оправдать его, если его действия не подпадают под признаки преступления, несмотря на свое отношение к совершенному им.

Что также указывает на то, что справедливость с позиции права не всегда совпадает с пониманием справедливости в глазах гражданина, однако в ключе международных актов правосудие будет действительным именно при соответствии понятия "справедливость" в ключе права.

В свою очередь, чтобы право на доступ к суду было эффективным, лицо должно иметь четкую фактическую возможность обжаловать деяние, составляющее вмешательство в его права (решение от 04.12.95 г. по делу "Беллет против Франции" (Bellet v. France)).

Итак, Всеобщей декларацией прав человека 1948 года предусмотрено, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (статья 8).

Само право на эффективное средство защиты закреплено также в статье 2 Международного пакта о гражданских и политических правах и статье 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

На данный момент в постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 27.11.2018 г. по делу № 905/2260/17 сказано: "как защиту права понимают государственно-принудительную деятельность, направленную на восстановление нарушенного права субъекта правоотношений и обеспечение исполнения юридической обязанности обязанной стороной. Способ защиты может быть определен как концентрированное выражение содержания (сути) меры государственного принуждения, с помощью которого происходит достижение желаемого для лица, право или интерес которого нарушены, правового результата. Способ защиты воплощает непосредственную цель, которую стремится достичь субъект защиты, считая, что таким образом будет прекращено нарушение (или оспаривание) его прав, или другим способом нивелирует негативные последствия нарушения его прав".

В постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 30.01.2019 г. по делу № 569/17272/15-ц сказано: "надлежащий способ или способы защиты обуславливаются содержанием нарушенного права и характером его нарушения. Большая Палата Верховного Суда неоднократно обращала внимание, что применение конкретного способа защиты права зависит как от содержания права или интереса, за защитой которого обратилось лицо, так и от характера его нарушения, непризнания или оспаривания. Такие право или интерес должны быть защищены судом способом, являющимся эффективным, то есть соответствующим содержанию соответствующего права или интереса, характеру его нарушения, непризнания или оспаривания и вызванным этими действиями последствиям. Подобные выводы сформулированы, в частности, в постановлениях Большой Палаты Верховного Суда от 05.06.2018 г. по делу № 338/180/17, от 11.09.2018 г. по делу № 905/1926/16".

То есть ключевым становится тезис о том, что право подлежит защите с соблюдением требований законности. А в соответствии с устоявшейся практикой Европейского Суда по правам человека требование законности в понимании Конвенции требует соблюдения соответствующих положений национального законодательства и соответствия принципу верховенства права, включая свободу от произвола (см. решение по делу "Антриш против Франции" от 22.09.94 г., Series А № 296-А, п. 42, и "Кушоглу против Болгарии", заявление № 48191/99, п. п. 49 – 62, от 10.05.2007 г.).

Иными словами, должно существовать обоснованное пропорциональное соотношение между используемыми средствами и целью, которую стремятся достичь (см., к примеру, решение от 21.02.86 г. по делу "Джеймс и другие против Соединенного Королевства", n. 50, Series A № 98).

Давая собственно оценку так называемым "средствам" и "цели" сквозь призму международных стандартов справедливого правосудия в ключе их имплементации в украинское законодательство в уголовном судопроизводстве, возможно подчеркнуть, что официальное толкование положений части второй статьи 55 Конституции Украины содержится, в том числе, в Решении Конституционного Суда Украины от 14.12.2011 г. № 19-рп/2011.

В этом Решении Конституционный Суд Украины среди прочего отметил, что "права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства (часть вторая статьи 3 Конституции Украины).

Для осуществления такой деятельности органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные и служебные лица наделены публичной властью, то есть имеют реальную возможность на основании положений, установленных Конституцией и законами Украины, принимать решения или совершать определенные действия.

Лицо, в отношении которого субъект властных полномочий принял решение, совершил действие или допустил бездействие, имеет право на защиту".

В Решении от 23.05.2001 г. № 6-рп/2001 Конституционный Суд Украины указал, что право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека и гражданина и в соответствии с частью второй статьи 64 Конституции Украины не может быть ограничено даже в условиях военного или чрезвычайного положения (абзац четвертый пункта 3 мотивировочной части), а несовершенство института судебного контроля не может быть препятствием для обжалования актов, действий или бездействия должностных лиц органов государственной власти (абзац шестой подпункта 4.2 пункта 4 мотивировочной части).

Статья 124 Конституции Украины ключевым при определении судебной юрисдикции определяет наличие "спора". Такое понятие неоднократно было предметом исследования и анализа Европейского суда по правам человека, который, в частности, сделал следующие выводы.

Термину "спор" (на французском языке "contestation") необходимо придавать основное, а не формальное значение (Le Compte, Van Leuven and De Meyere v. Belgium (Ле Комт, Ван Левен и Де Мейер против Бельгии), § 45). Важно также не обращать внимания на используемые форму и языковые средства, а опираться на реалии события в соответствии с обстоятельствами каждого дела (Gorou v. Greece (no. 2) [GC] (Гору против Греции № 2) [ВП], § 29; и Boulois v. Luxembourg (Boulois против Люксембурга) [ВП], § 92).

Спор должен иметь настоящий и серьезный характер (Sporrong and Lonnroth v. Sweden (Спорронг и Льоннрот против Швеции), § 81). Спор может касаться не только существования права, а также сферы применения или порядка, в котором он должен быть использован (Benthem v. The Netherlands (Бентем против Нидерландов), § 32). Он также может касаться фактических обстоятельств дела.

Однако каков он – стандарт правосудия – сегодня, на чем базируется, из чего следует, чем обусловлен и позволяет ли решить тот самый единственный и самый важный для человека спор (каждый случай обращения в суд в глазах заявителя является ключевым в момент его возникновения)?

Прежде всего следует отметить, что слово "стандарт" означает образец, модель, эталон, который принимают за исходный для сравнения с ним других подобных объектов (см. Краткий политический словарь / сост. и общ. ред. Л. А. Оникова и Н. В. Шишлина. – М, 1980. – С. 396).

Понятие "международные стандарты в сфере правосудия" В. Владишевская в работе "Понятия международных стандартов в сфере правосудия: особенности терминологии и классификации" характеризует как общепризнанные, универсальные минимальные требования, установленные и признанные международным сообществом (принципы, рекомендации, правила, критерии, решения, выводы) для эффективного функционирования как государства в целом, так и судебной власти в частности.

Международные правовые стандарты в сфере правосудия уместно разделить на две группы: базовые общепризнанные международные стандарты и специальные международные стандарты в сфере правосудия.

В первую группу следует включить: Международный пакт об общественных и политических правах 1966 года, Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Вторую группу специальных отраслевых стандартов составляют Основные принципы независимости судебных органов, одобренные резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН №№ 40/32, 40/146 от 29 ноября и 13 декабря 1985 года, Бангалорские принципы поведения судей от 19 мая 2006 года, одобренные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН № 2006/23 от 27 июля 2006 года, рекомендации Комитета Министров Совета Европы государствам-членам, Заключения Консультативного совета европейских судов вниманию Комитета Министров Совета Европы.

Приведенные международные стандарты носят для Украины как обязательный, так и необязательный (рекомендательный) характер.

Первая группа указанных выше стандартов – для Украины обязательна и в соответствии со ст. 9 Конституции Украины является частью национального законодательства.

Решения Европейского Суда по правам человека являются юридически обязательными для Украины международными документами и национальные суды в своих решениях ссылаются на решения этого суда.

Вторая группа стандартов носит рекомендательный характер для нашего государства. В преамбулах таких документов, как правило, всегда содержится указание на то, что они рекомендованы к применению на национальном уровне с учетом традиций каждого государства.

Но значение таких рекомендательных стандартов не следует недооценивать, поскольку они, собственно, толкуют те стандарты, которые закреплены в общепризнанных международных обязательных документах, приводя выводы, осуществляя анализ и предоставляя практические рекомендации.

Итак, имплементированные в нормах Закона Украины "О судоустройстве и статусе судей" международные стандарты судопроизводства определены в следующих актах, в частности: основные принципы независимости правосудия, Бангалорские принципы поведения судей, Европейская Хартия о статусе судей, Заключение № (2013) 16 Об отношениях между судьями и адвокатами, Заключение № 17 (2014) Консультативного Совета Европейских судей об оценке работы судей, качестве правосудия и уважении к независимости судебной власти, которые в своей совокупности определяют правила и критерии правосудия.

В частности, Закон предусматривает, что, осуществляя правосудие, суды независимы от любого незаконного влияния.

Вмешательство в осуществление правосудия, воздействие на суд или судей любым способом, неуважение к суду или судьям, сбор, хранение, использование и распространение информации устно, письменно или иным способом в целях дискредитации суда или влияния на беспристрастность суда, призывы к неисполнению судебных решений запрещаются и влекут за собой ответственность, установленную законом.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица должны воздерживаться от заявлений и действий, которые могут подорвать независимость судебной власти.

Для защиты профессиональных интересов судей и решения вопросов внутренней деятельности судов в соответствии с данным Законом действует судейское самоуправление.

Судебное решение, которым заканчивается рассмотрение дела в суде, принимается именем Украины. Судебные решения, вступившие в законную силу, являются обязательными к исполнению всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами, физическими и юридическими лицами и их объединениями на всей территории Украины. Обязательность учета (преюдициальность) судебных решений для других судов определена законом.

Рекомендации и критерии стандартов правосудия отражены и в Кодексе судейской этики, утвержденном ХІ очередным съездом судей Украины от 22.02.2013, положения которого направлены на установление этических стандартов, связанных со статусом судьи, в частности Раздел II указанного Кодекса определяет алгоритм поведения судьи при осуществлении правосудия и является тождественным указанным нормам Закона.

В то же время наиболее показательно и наглядно основы (принципы) действующих "международных стандартов" правосудия отражены в Главе 2 "Принципы уголовного производства" Уголовного процессуального кодекса Украины (далее – УПК).

Указанное удалось обеспечить благодаря тому, что в ст. 1 УПК предусмотрено, что порядок уголовного производства на территории Украины определяется, в частности, положениями международных договоров, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины.

Таким образом, ст. 7 УПК предусматривает, что содержание и форма уголовного производства должны соответствовать общим принципам уголовного производства, к которым, в том числе, относятся: 1) верховенство права; 2) законность; 3) равенство перед законом и судом; 4) уважение к человеческому достоинству; 5) обеспечение права на свободу и личную неприкосновенность; 6) неприкосновенность жилища или иного владения лица; 7) тайна общения; 8) невмешательство в частную жизнь; 9) неприкосновенность права собственности; 10) презумпция невиновности и обеспечение доказанности вины; 11) свобода от саморазоблачения и право не свидетельствовать против близких родственников и членов семьи; 12) запрет дважды привлекать к уголовной ответственности за одно и то же правонарушение; 13) обеспечение права на защиту; 14) доступ к правосудию и обязательность судебных решений; 15) состязательность сторон и свобода в представлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности; 16) непосредственность исследования показаний, вещей и документов; 17) обеспечение права на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия; 18) публичность; 19) диспозитивность; 20) гласность и открытость судебного производства и его полное фиксирование техническими средствами; 21) разумность сроков; 22) язык, на котором осуществляется уголовное производство.

В частности, ст. 8 "Верховенство права" указанного Кодекса предусматривает, что уголовное производство осуществляется с соблюдением принципа верховенства права, в соответствии с которым человек, его права и свободы признаются наивысшими ценностями и определяют содержание и направленность деятельности государства. Принцип верховенства права в уголовном производстве применяется с учетом практики Европейского суда по правам человека.

Статья 9 "Законность" УПК определяет, что законы и другие нормативно-правовые акты Украины, положения которых касаются уголовного производства, должны соответствовать данному Кодексу. При осуществлении уголовного производства не может применяться закон, который противоречит данному Кодексу. В случае если нормы этого Кодекса противоречат международному договору, согласие на обязательность которого предоставлено Верховной Радой Украины, применяются положения соответствующего международного договора Украины. Уголовное процессуальное законодательство Украины применяется с учетом практики Европейского суда по правам человека. В случаях, если положения данного Кодекса не регулируют или неоднозначно регулируют вопросы уголовного производства, применяются общие принципы уголовного производства.

Статья 10 УПК определяет равенство перед законом и судом, статья 11 – уважение к человеческому достоинству, статья 12 – обеспечение права на свободу и личную неприкосновенность, статья 13 – неприкосновенность жилища или иного владения лица, статья 14 – тайну общения, статья 15 – невмешательство в частную жизнь, статья 16 – неприкосновенность права собственности, статья 17 – презумпцию невиновности и обеспечение доказанности вины, статья 18 – свободу от саморазоблачения и право не свидетельствовать против близких родственников и членов семьи, статья 19 – запрет дважды привлекать к уголовной ответственности за одно и то же правонарушение, статья 20 – обеспечение права на защиту, статья 21 – доступ к правосудию и обязательность судебных решений, статья 22 – состязательность сторон и свобода в представлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности, статья 23 – непосредственность исследования показаний, вещей и документов, статья 24 – обеспечение права на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия, статья 25 – публичность, статья 26 – диспозитивность, статья 27 – гласность и открытость судебного производства, статья 28 – разумные сроки.

Таким образом, на базе соответствующих международных принципов, нашедших свое отражение в указанных нормах УПК, Верховный Суд Украины сформировал правовой вывод, изложенный в постановлении от 03.03.2016 г. по делу № 5-347кс15, который определяет, что конституционный принцип обеспечения апелляционного и кассационного обжалования решения суда гарантирует право обращения в суд с жалобой в апелляционном или кассационном порядке, которое должно быть реализовано, за исключением установленного законом запрета на такое обжалование; и при этом отсутствие " других лиц" в исчерпывающем перечне субъектов обжалования, предусмотренном ст. 394 УПК, при условии, что судебное решение касается их прав, свобод и интересов, не является препятствием в доступе к правосудию и обращении в суд вышестоящей инстанции, что предусмотрено ч. 2 ст. 24 УПК.

Этот подход поддержала и Объединенная палата Кассационного уголовного суда Верховного Суда в постановлении от 18.05.2020 г. № 639/2837/19.

То есть благодаря именно указанным стандартам, нашедшим свое отражение в ст. 7 УПК, было обеспечено право другого лица на обжалование приговора на основании соглашения при условии и в результате получения эффективной защиты в разумные сроки.

В постановлении от 23.05.2018 г. по делу № 243/6674/17-к Большая Палата Верховного Суда подчеркнула, что, учитывая важность для субъектов, в отношении деятельности которых следственные судьи предоставляют разрешения на проведение внеплановых проверок, прав, установленных статьтей 8 Конвенции и статьей 1 Первого протокола к Конвенции, и учитывая отсутствие надежных процессуальных механизмов защиты прав в ходе подготовительного производства, Большая Палата считает практическим и эффективным право на апелляционный пересмотр таких определений на стадии досудебного расследования.

Поскольку следственный судья Славянского горрайонного суда Донецкой области принял решение о предоставлении разрешения на проведение комплексной внеплановой проверки, не предусмотренное УПК, то суду апелляционной инстанции при решении вопроса об открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе на это решение следовало руководствоваться предписаниями части шестой статьи 9 УПК о применении общих принципов уголовного производства, определенных частью первой статьи 7 УПК. Одним из таких принципов является обеспечение права на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия (пункт 17 части первой статьи 7 УПК). Содержание этого принципа раскрыто в статье 24 УПК, согласно части первой которой каждому гарантируется право на обжалование процессуальных решений, действий или бездействия суда, следственного судьи, прокурора, следователя в порядке, предусмотренном УПК.

То есть и в этой ситуации удалось эффективно защитить права именно в ключе международных стандартов по принципам правосудия, нашедших свое отражение в нормах УПК.

ВЫВОД:

Изложенное в своей совокупности позволяет сделать вывод, что благодаря международным стандартам, нашедшим прямое отражение в нормах законодательства Украины, правосудие в Украине соответствует требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах граждан, поскольку базируется на международном опыте, следует из ряда актов, содержащих наилучший практический опыт и обусловленных верховенством права.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua