Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Рекомендации АМКУ – эффективный инструмент адвокатирования или давления?
Александр Янев, Teva Ukraine

Все чаще и чаще Антимонопольный орган Украины заявляет, что одним из приоритетов его деятельности является адвокатирование конкуренции. И для этого в арсенале ведомства есть замечательный инструмент – рекомендации. Если рассматривать сугубо теоретически, то рекомендации могут быть, действительно, замечательным эффективным механизмом для оперативного решения отдельных проблем на рынках. Но есть одно но… Данный институт, вопреки широкому его применению, не имеет надлежащего правового урегулирования. А это уже создает практические проблемы для субъектов, которым предоставляются рекомендации, и реальную опасность превращения данного инструмента на давление.

При таком положении вещей довольно проблематичным является поиск ответов как минимум на вопрос: каков правовой статус рекомендаций? Являются ли они специфическим видом решений комитета? Являются ли рекомендации актом органа государственной власти? Установлены ли в рекомендациях юридические факты? Фиксируются ли в них факты нарушений? Порождают ли рекомендации правовые последствия?

К сожалению, прямых однозначных ответов на данные вопросы законодательство не содержит. Как не содержится в нем ни определение срока рекомендаций, ни детальное их описание. Чтобы заполнить этот пробел, попробую сформулировать свое очень субъективное определение:

"Рекомендации – это акт индивидуального действия, который используется как инструмент государственного влияния на лица, и принимается по нерегламентированным правилам, а обжалование которого является проблематичным".

Попробуем разобраться, на чем основывается данное определение. Но перед рассмотрением практических вопросов использования рекомендаций целесообразно очень коротко остановиться на отдельных теоретических моментах классификации рекомендаций, которые являются важными для дальнейшего понимания проблематики.

Анализируя законодательство, можно выделить следующие виды рекомендаций:

1. В зависимости от наличия дела:

– рекомендации, предоставляемые в рамках дела;

– рекомендации, предоставляемые без наличия дела;

2. По характеру действий:

– рекомендации на действия, имеющие признаки конкретных нарушений1;

– рекомендации на действия, не имеющие признаков конкретных нарушений (действий, которые могут иметь негативное влияние на конкуренцию)2

Принимая во внимание вышеприведенную классификацию, можно переходить к практическим аспектам, с которыми субъекты, получающие рекомендацию, могут сталкиваться.

Во-первых, это неопределенность. Она обусловлена, в частности, тем, что из-за отсутствия правовой регламентации, непонятны объем прав и обязанность обеих сторон – как комитета, так и субъектов. Например, могут ли предоставлять свои аргументы субъекты для защиты своей позиции? Должен ли комитет рассматривать их и принимать во внимание? Потому что на сегодняшний день можно наблюдать избирательность в этих вопросах со стороны комитета: в одних случаях он рассматривает аргументы стороны, а в других – игнорирует. Например, такое положение вещей можно наблюдать на основании анализа рекомендаций относительно соблюдения законодательства в сфере рекламы лекарственных средств.

Во-вторых, это проблемность с судебной защитой. Прежде всего это связано с наличием постановления Большой Палаті Верховного Суда Украины от 06.05.2020 по делу № 826/6968/17. Правовая позиция ВСУ сводится к тому, что спор по иску субъекта хозяйствования относительно обжалования рекомендаций Антимонопольного комитета Украины, связанных с рассмотрением дела о нарушении законодательства о защите экономической конкуренции, не подлежит судебному разбирательству. По мнению Верховного Суда Украины, это связано с тем, что рекомендации (1) не нарушают права и законные интересы лица и (2) не порождают правовых последствий.

Но, по моему мнению, есть несколько оснований считать такое решение суда ошибочным и недостаточно обоснованным.

В связи с этим актуальным является исследование того, установлен ли в рекомендациях факт нарушения законодательства.

Если предположить, что в рекомендациях, которые предоставляются в рамках рассмотрения дела (см. классификацию выше), нарушение все-таки установлено, то абсолютно логичным является вывод о том, что права (в защиту деловой репутации) и законные интересы (не быть дискредитированным) являются естественными и могут быть защищены.

Непонятна позиция ВСУ касательно того, что рекомендации не создают никаких правовых последствий:

во-первых, согласно законодательству рекомендации являются обязательными к рассмотрению, что уже свидетельствует о порождаемых ими правовых последствиях – получившее рекомендации лицо должно обязательно их рассмотреть.

Во-вторых, лицо обязано направить ответ о результатах рассмотрения рекомендаций в 10-дневный срок.

В-третьих, игнорирование первых двух условий является основанием для открытия производства в деле против лица. Кстати, наличие правовых последствий для лица признает и сам комитет3.

 

Необходимо также обратить внимание и на то, что решение ВСУ касалось не всех видов рекомендаций, а только тех, которые предоставляются в рамках рассмотрения дела. Поэтому есть надежда, что его не будут так просто экстраполировать на все другие виды рекомендаций.

Отмечу, что в рамках реформирования конкуренционного законодательства, в частности, законопроектом № 2730 предусмотрено внесение изменений в ст. 46 Закона Украины "О защите экономической конкуренции", а именно, что рекомендации должны быть предоставлены в форме решений Антимонопольного комитета Украины. Это незначительное изменение сможет разрешить вопрос судебного обжалования рекомендации и будет содействовать защите прав и законных интересов лиц. Вместе с тем видится целесообразным расширить действие статьи 46 данного закона также и на рекомендации, предоставляемые на действия, которые могут иметь негативное влияние на конкуренцию (п. 5 част. 3 ст. 7 Закона Украины "Об Антимонопольном комитете Украины").

Основной Закон України декларирует, что наше государство строится на началах верховенства права. Одним из его элементов является принцип правовой определенности. Поэтому надлежащее урегулирование данного вопроса на законодательном уровне станет, хоть и маленьким, но шагом вперед на пути построения Украины как правового государства.

Данная статья является личным мнением автора и имеет целью дать общую информацию об отдельных аспектах права. Не является юридической консультацией.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua