Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Практика разрешения споров в сфере банковского и финансового права
Станислав Климов, партнер, адвокат, директор, МЮК "KODEX"

Один из самых важных элементов экономической стабильности в Украине – ее банковская система, устойчивое развитие которой является необходимым условием для осуществления хозяйственной деятельности и функционирования государственного бюджета.

В связи с этим наряду с обеспечением стабильности функционирования банковской системы возникает вопрос обеспечения защиты прав и законных интересов ее участников.

Поскольку защита прав и интересов относится к компетенции суда, то не менее важным в данном процессе является мониторинг и анализ актуальной судебной практики, потому что именно она позволяет выяснить и определить практические моменты применения судами норм материального и процессуального права.

Стало быть, начнем обзор судебной практики именно с юрисдикции, так как первоочередным вопросом при защите своих прав и интересов является следующий: "Каким судом будет рассматриваться дело?".

13 марта 2018 года Большая Палата Верховного Суда по делу № 415/2542/15-ц пришла к следующему выводу:

Спор по иску кредитора – юридического лица к должнику – юридическому лицу и поручителям, один из которых является юридическим лицом, а другие – физическими лицами, о взыскании кредитной задолженности подлежит рассмотрению по правилам гражданского судопроизводства, если он подан до 15 декабря 2017 года.

С 15 декабря 2017 года в случае объединения исковых требований по исполнению кредитного договора с требованиями по исполнению договоров поручительства, заключенных для обеспечения основного обязательства, спор должен рассматриваться по правилам хозяйственного или гражданского судопроизводства в зависимости от сторон основного обязательства.

Большая Палата Верховного Суда считает, что защита прав кредитора по делу по его иску к должнику и нескольким поручителям в пределах одного вида судопроизводства является более прогнозируемой и отвечает принципу правовой определенности, поскольку не допускает разъединения требований кредитора к сторонам солидарного обязательства в зависимости от субъектного состава последнего.

Таким образом, в указанном выводе БП ВС фактически провела границу между хозяйственной юрисдикцией, к которой отнесла споры с поручителями – физическими лицами, в которых сторонами основного обязательства являются юридические лица и/или физические лица – предприниматели, и гражданской юрисдикцией, к которой отнесла споры с поручителями – физическими лицами, в которых стороной в основном обязательстве являются физические лица.

Другой интересной практикой Верховного Суда являются выводы Большой Палаты относительно изменения срока выполнения основного обязательства.

Так, 15 июня 2020 года Верховный Суд в составе Объединенной палаты Кассационного гражданского суда по делу № 138/240/16-ц сделал такой вывод:

В случае если стороны договора признали основанием для изменения срока выполнения основного обязательства именно возникновение у заемщика просрочки по погашению задолженности, а не направление банком письменного уведомления заемщику о прекращении срока пользования кредитом, то такое изменение является безусловным и не зависит от волеизъявления одной из сторон.

Итак, БП ВС пришла к заключению об автоматическом изменении срока выполнения основного обязательства, что, в свою очередь, позволяет кредитору обратиться к должнику с требованием о досрочном возврате кредита.

Стоит отметить, что в случае такого автоматического изменения срока кредитор может рассчитывать на взыскание тела кредита и процентов за пользование кредитом только до измененной даты. Не менее важным является и то, что такое автоматическое изменение затрагивает вопрос сроков исковой давности, которые также будут отсчитываться от измененной даты.

Пожалуй, одним из самых распространенных случаев в кредитных спорах является смена кредитора в основном обязательстве. В соответствии с действующим законодательством замена кредитора в обязательстве осуществляется без согласия должника, если иное не установлено договором или законом.

Целесообразно заметить, что в случае неуведомления должника о замене кредитора в обязательстве новый кредитор несет риск наступления неблагоприятных для него последствий.

Наряду с этим новые кредиторы не всегда уведомляют должников о смене кредитора и изменении банковских реквизитов для выполнения основного обязательства.

Так, 13 марта 2019 года Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда по делу № 338/75/16-ц пришел к следующему выводу:

Неуведомление должника об изменении реквизитов банка для уплаты средств на погашение кредита может влиять на определение размера долга, но не может служить основанием для освобождения должника от выполнения обязательств.

Исходя из указанного решения, можно заключить, что неуведомление должника об изменении реквизитов банка для уплаты средств на погашение кредита может быть основанием для освобождения должника от уплаты процентов на время просрочки, но только в случае, если должник докажет, что не выполнил денежного обязательства из-за такой просрочки.

Наряду с вышеприведенной практикой необходимо сразу привести вывод Верховного Суда в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда (постановление от 06.02.2018 г. по делу № 278/1679/13-ц):

Факт неуведомления должника об уступке права требования новому кредитору при условии невыполнения должником денежного обязательства ни одному из кредиторов не является основанием для освобождения должника от выполнения обязательств.

В этом случае, как и в предыдущем, неуведомление должника об уступке права требования новому кредитору может свидетельствовать о просрочке кредитора.

Вместе с тем при условии проведения выполнения должником предыдущему кредитору факт неуведомления должника об уступке права требования новому кредитору может влиять на определение размера долга перед новым кредитором.

Невозможно обойти стороной и проблему начисления кредитором процентов по истечении срока кредитования. По этому поводу Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 28.03.2018 г. по делу № 444/9519/12 указала:

По истечении определенного договором срока кредитования или в случае предъявления к заемщику требования согласно части 2 статьи 1050 ГК Украины право кредитодателя начислять предусмотренные договором проценты по кредиту, а также оговоренную в договоре неустойку прекращается. Права и интересы кредитора в охранительных правоотношениях обеспечены частью 2 статьи 625 ГК Украины.

Таким образом, из указанной позиции БП ВС можно сделать вывод, что с истечением срока кредитования у должника возникает обязанность вернуть всю задолженность по договору независимо от предъявления требования кредитором.

В то же время следует отметить, что кредитор по истечении срока кредитования не может начислять проценты и неустойку согласно договору, а срок исковой давности будет отсчитываться от момента истечения срока кредитования.

Стоит напомнить, что срок кредитования может измениться автоматически (в вышеприведенных случаях), а также истекает в момент предъявления кредитором требования к должнику о досрочном погашении всей суммы долга и/или в момент расторжения договора.

Не менее актуальным вопросом остается и взыскание средств в иностранной валюте. Большая Палата Верховного Суда по делу № 373/2054/16-ц отметила:

В случае получения в заем иностранной валюты заемщик обязан, если иное не предусмотрено законом или договором, вернуть заимодателю такую же сумму денежных средств (сумму займа), то есть такую же сумму средств в иностранной валюте, полученную в заем.

При обозначении в судебном решении о взыскании суммы средств в иностранной валюте с определением эквивалента такой суммы в гривне взыскателю должна быть перечислена указанная в резолютивной части судебного решения сумма в иностранной валюте, а не ее эквивалент в гривне. Перечисление взыскателю суммы в национальной валюте Украины или в другой валюте, нежели валюта, указанная в резолютивной части судебного решения, не считается надлежащим исполнением судебного решения.

Необходимо подчеркнуть, что действующее законодательство не содержит запрета на выполнение денежного обязательства в иностранной валюте, а поэтому такое обязательство должно выполняться именно в валюте, предусмотренной договором.

Более того, если рассмотреть вопрос о взыскании средств в иностранной валюте в принудительном виде, у частных или государственных исполнителей имеются все законодательно закрепленные механизмы для такого взыскания.

При исчислении суммы долга в иностранной валюте исполнитель в результате выявления у должника средств в соответствующей валюте взыскивает такие средства на валютный счет ГИС или валютный счет частного исполнителя, а в случае выявления средств в гривнях или иной валюте исполнитель дает поручение на покупку соответствующей валюты и перечисление ее на валютный счет ГИС или валютный счет частного исполнителя.

ВЫВОД:

Подытоживая сказанное в данной статье, можно отметить, что знание актуальной судебной практики в сфере банковского и финансового права позволяет спрогнозировать решение суда, тем самым ускорив процесс рассмотрения самого дела и нивелируя возможность принятия разными судебными инстанциями различных судебных решений по одному и тому же спору.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua