Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Судебная практика по аутстаффингу
Елена Радтке, адвокат, руководящий партнер адвокатского объединения "Радтке-Прядко и партнеры",, член Совета Комитета по вопросам верховенства права НААУ

Если читатель заинтересовался названием статьи, скорее всего, ему известно, какой смысл вложен в слово "аутстаффинг".

Однако, поскольку статья посвящена анализу судебной практики, предлагаю выяснить, как данное понятие определено в судебных решениях.

Практически все суды указывают, что определение понятия "аутстаффинг" отсутствует в законодательстве Украины (к примеру, решение от 30.12.2020 г. по делу № 160/13869/20, постановление от 19.05.2020 г. по делу № 540/1378/19).

Суды определяют, что аутстаффинг (англ. out – "вне" + англ. Staff – "штат") предусматривает предоставление предприятием-провайдером в распоряжение предприятия-заказчика персонала для выполнения определенных работ, и указывают, что Украина не присоединилась к Конвенции о частных агентствах занятости № 181, принятой 19 июня 1997 года, которой в международном праве регулируется порядок применения аутстаффинга (постановление от 04.08.2020 г. по делу № 540/2385/19).

Действующее законодательство Украины не содержит правовой конструкции договора аутстаффинга, тогда как указанное понятие, которое фактически используется в хозяйственных правоотношениях, предусматривает использование предприятием за вознаграждение труда лиц, состоящих в трудовых правоотношениях с контрагентом (провайдером), который, как правило, выплачивает заработную плату таким работникам (в качестве их фактического работодателя) (постановление от 20.05.2020 г. по делу № 540/1963/19).

Вместе с тем суды отмечают, что правоотношения, возникающие при осуществлении деятельности субъектов хозяйствования, которые нанимают работников для последующего выполнения ими работы в Украине у другого работодателя, что аналогично природе договора аутстаффинга, урегулированы статьями 36, 37, 39 Закона Украины "О занятости населения" от 05.07.2012 г. № 5067-VI (далее – Закон № 5067-VI), и указывают, что частями 1 и 2 статьи 36 Закона № 5067-VI определено, что деятельность субъектов хозяйствования, предоставляющих услуги по посредничеству в трудоустройстве, и других субъектов хозяйствования, осуществляющих наем работников для последующего выполнения ими работы в Украине у других работодателей, регулируется данным Законом и другими законодательными актами Украины. К услугам по посредничеству в трудоустройстве относятся поиск работы и содействие в трудоустройстве лица, отбор работников в соответствии с заказами работодателей (в том числе иностранных) в рамках заключенных с работодателями договоров (контрактов) (к примеру, решение от 14.09.2020 г. по делу № 280/3624/20).

Кроме того, суды ссылаются на подпункт 14.1.183 пункта 14.1 статьи 14 Налогового кодекса Украины, который определяет понятие услуги по предоставлению персонала как хозяйственное или гражданско-правовое соглашение, в соответствии с которым лицо, предоставляющее услугу (резидент или нерезидент), направляет в распоряжение другого лица (резидента или нерезидента) одно или нескольких физических лиц для выполнения определенных данным соглашением функций. Соглашение о предоставлении персонала может предусматривать заключение указанными физическими лицами трудового соглашения или трудового контракта с лицом, в распоряжение которого они направлены. Остальные условия предоставления персонала (в том числе вознаграждение лица, предоставляющего услугу) определяются соглашением сторон (решение от 15.12.2020 г. по делу № 160/12920/20).

Итак, с содержанием термина "аутстаффинг" разобрались.

Теперь выясним, кто чаще всего является сторонами судебных споров и почему такие споры вообще возникают.

Как правило, сторонами в споре являются субъект хозяйствования в качестве истца и контролирующие органы, в том числе Гоструда и ГНС, – в качестве ответчиков.

Соответственно, данная категория дел подсудна административным судам, они рассматриваются в порядке, установленном КАС Украины.

В спорах с Гоструда предметом спора в основном были требования о признании противоправными и отмене постановлений Гоструда о применении штрафа, наложенного за допуск работников к работе без заключения трудового договора (постановление от 17.09.2019 г. по делу № 540/136/19, решение от 30.12.2020 г. по делу № 160/13869/20, решение от 14.09.2020 г. по делу № 280/3624/20).

Но в рамках одной статьи невозможно сделать анализ судебной практики как по спорам с Гоструда, так и с ГНС, поэтому считаем целесообразным ограничиться анализом судебной практики за последний год, сложившейся по спорам субъектов хозяйствования с ГНС касательно отношений аутстаффинга.

В спорах с ГНС предметом спора чаще всего были требования о признании противоправными и отмене налоговых уведомлений-решений о доначислении денежного обязательства по налогу на доходы физических лиц, о применении штрафа по платежу налог на доходы физических лиц, о доначислении денежного обязательства по военному сбору и требований об уплате долга по единому взносу на общеобязательное государственное социальное страхование (постановление от 19.05.2020 г. по делу № 540/1378/19, постановление от 28.04.2020 г. по делу № 1.380.2019.004655, решение от 05.10.2020 г. по делу № 540/85/20, постановление от 20.01.2021 г. по делу № 280/4621/19 и другие).

Основанием для принятия ГНС налоговых уведомлений-решений были утверждения контролирующего органа о том, что истцами нарушены требования действующего законодательства Украины, поскольку не были надлежащим образом оформлены трудовые отношения с наемными работниками, а также не начислены обязательные налоги и сборы на выплату доходов таким работникам. При этом распространенным аргументом налоговиков является то, что хозяйственные операции были нереальными (решение от 15.01.2020 г. по делу № 280/4621/19).

Необходимо отметить, что в большинстве случаев суды принимали сторону субъектов хозяйствования и удовлетворяли их иски.

При этом суды указывали, что по договору аутстаффинга компания-аутстаффер предоставляет своих квалифицированных сотрудников во временное пользование компании заказчика для выполнения работ на определенный срок, то есть предусмотрена передача специалистов, а не конечного результата.

Такие работники могут подчиняться трудовому расписанию заказчика, иметь свои рабочие места на территории заказчика, но бухгалтерские и кадровые обязанности (ведение документации, начисление и уплата налогов, выплата заработной платы, оформление трудовых книжек и т. д.) осуществляются аутстаффером.

Суды пришли к выводам о том, что в силу требований закона истцы, которые заключили договоры аутстаффинга и использовали труд работников, предоставленных аутстафферами, не являются работодателем, а лица, привлеченные по договору аутстаффинга, не являются его наемными работниками в понимании статьи 2 Кодекса законов о труде Украины (решение от 15.01.2020 г. по делу № 280/4621/19).

Суды, ссылаясь на нормы пп. 14.1.180 п. 14.1 ст. 14, ст. 18, пп. 168.1.1 п. 168.1 ст. 168, п. 171.1 ст. 171, п. 171.2 ст. 171, п. п. "а", "б" п. 176.2 ст. 176 НКУ, указывали, что лицом, ответственным за начисление, удержание и уплату (перечисление) в бюджет налога с доходов в виде заработной платы, является работодатель, выплачивающий такие доходы в пользу плательщика налога. На налогового агента возложена обязанность по исчислению, удержанию из доходов, начисляемых (выплачиваемых, предоставляемых) плательщику, и перечислению налогов в соответствующий бюджет от имени и за счет средств налогоплательщика.

Все истцы имели заключенные договоры аутстаффинга и предоставляли в качестве доказательств не только договоры, но и заявки, счета, акты предоставленных услуг, доказательства оплаты по договорам.

Подведем итог: если денежные средства за использованный труд выплачены в пользу фирм-аутстафферов, а не непосредственно в пользу работников – физических лиц, то в правоотношениях аутстаффинга истцы не были налоговыми агентами по заработной плате и доходам, полученным работниками, предоставляемым аутстафферами.

Как правило, по поводу аргументов контролирующих органов о нереальности договоров аутстаффинга суды указывали, что сам факт возбуждения уголовного производства в отношении должностных лиц фирм-аутстафферов не может быть положен контролирующим органом в основу принятия спорных решений, которыми истцы могут привлекаться к ответственности за нарушение требований налогового законодательства (решение от 15.01.2020 г. по делу № 280/5482/19).

Суды отвергали доводы контролирующего органа о бестоварности хозяйственных операций, если такие выводы базировались в основном на исследовании информации баз данных ГНС. Информационные базы данных налогового органа не имеют статуса официальных и могут содержать ошибки, влияющие на правовой статус плательщика налога. Таким образом, базы данных ГНС не являются надлежащими доказательствами по делу, действующим законодательством также не предусмотрена принадлежность таких баз к средствам доказывания (постановление от 28.04.2020 г. по делу № 1.380.2019.004655).

Суды пришли к выводам, что налоговое законодательство Украины не ставит в зависимость налоговый учет определенного плательщика налога от фактической уплаты контрагентом налога в бюджет, от его хозяйственных и производственных возможностей, и в случае нарушения контрагентом налоговой дисциплины ответственность и негативные последствия должны наступить именно для этого лица, и у налогоплательщика отсутствует обязанность проверять непосредственного контрагента на предмет исполнения им требований налогового законодательства (постановление от 20.01.2021 г. по делу № 280/4621/19).

Таким образом, претензии к фирмам, предоставляющим услуги по аутстаффингу, в том числе по уплате налогов и сборов, не могут быть основаниями для привлечения к ответственности за нарушение налогового законодательства их клиентов.

Еще одной распространенной ошибкой, которую допускали контролирующие органы, было отсутствие доказательств получения контролирующим органом пояснений от работников, которые были привлечены к работе на условиях договора аутстаффинга, по поводу того, кто же именно предлагал им работу с истцом, кто выплачивал заработную плату и выплачивал ли вообще, каким образом были оформлены трудовые отношения с такими лицами и т. д., или доказательств непосредственного осуществления выплаты работникам заработной платы (постановления от 30.11.2020 г. № 540/85/20, от 20.01.2021 г. № 280/4621/19, от 17.09.2019 г. № 540/136/19).

Некоторые решения приняты в пользу истцов, поскольку для удержания налога на доходы физических лиц, военного сбора и единого взноса обязательным является начисление (выплата, предоставление) такого дохода. Однако ГНС рассчитала сумму НДФЛ исходя из минимальной заработной платы, являющейся приблизительным, обобщенным значением, и это было основанием для отмены решений ГНС (постановление от 20.05.2020 г. № 540/1963/19).

Безусловно, не все так безоблачно в данной категории дел.

Например, в постановлении от 04.08.2020 г. по делу № 540/2385/19 Пятый апелляционный административный суд указал, что истец как субъект хозяйствования должен был действовать осмотрительно и осторожно, заключая довольно специфический вид договора, и должен был убедиться в наличии реальной возможности у своего контрагента выполнить указанный договор в правовом поле, то есть при условии наличия соответствующих разрешительных документов на такой вид деятельности и наличии "работников Исполнителя", как указано в договоре. Истцу в этом деле повезло, что суд нашел другие нарушения со стороны налоговиков и исковые требования все же были частично удовлетворены.

Истцу в деле № 2140/1347/18 повезло меньше, ему было отказано в удовлетворении исковых требований. Суды всех инстанций, включая Верховный Суд, констатировали, что акты приемки-передачи предоставленных услуг и приложения к ним являются формальной констатацией факта предоставления услуг, поскольку не содержат объема выполняемой работниками работы и затраченного на это времени; предоставленные в аренду истцу работники не состоят в трудовых отношениях с фирмой, предоставлявшей услуги, следовательно последняя не имела возможности исполнить взятые на себя обязательства перед истцом по договору аутстаффинга.

А в деле № 540/1963/19 Пятый апелляционный административный суд признал ошибочным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для отмены налогового уведомления-решения и штрафных санкций, поскольку "составленные акты приемки-передачи услуг, а также приложения к ним, по мнению коллегии судей, являются формальной констатацией факта предоставления услуг, из которых невозможно установить, каким образом провайдер мог установить фактически отработанное своим работником время, выполненный объем работ, а, как следствие, правильно начислить заработную плату. Кроме того, актом проверки зафиксировано и материалами дела не опровергнуто, что предоставленные в аренду истцу работники не состоят в трудовых отношениях с контрагентом ООО "Аутстаффер" и являются работниками нерезидента Украины – компании "Маринекс LTD" (местонахождение: Сейшелы, Глобал Гейтвей 8, Ру де ла Перл, Провиденс Mare). Из указанного следует, что фактическим содержанием спорных правоотношений является предоставление ООО "Аутстаффер" посреднических услуг по передаче в аренду персонала компании "Маринекс LTD". В свою очередь, из содержания заключенного договора аутстаффинга, а также понимания правовой природы соответствующего договора коллегия судей делает вывод, что целью его заключения является предоставление собственного персонала провайдера в аренду, а не предоставление посреднических услуг по трудоустройству персонала третьего лица. Между тем заявленное в договоре и реализованное третьим лицом право привлекать к выполнению условий заключенного договора третьих лиц, по мнению коллегии судей, искажает правовую природу договора аутстаффинга, а, как следствие, свидетельствует о возникновении между сторонами другого вида правоотношений. Более того, коллегия судей учитывает, что компания "Маринекс LTD" не является резидентом Украины. При этом суду не предоставлено ни одного доказательства наличия непосредственных отношений между ООО "Аутстаффер" и компанией "Маринекс LTD". На основании изложенного коллегия судей считает обоснованными доводы апеллянта, что ООО "Аутстаффер" не имело возможности исполнить взятые на себя обязательства перед истцом по договору аутстаффинга от 01 февраля 2017 года, представленные первичные документы не раскрывают в полной мере содержания хозяйственных операций, а потому заключения акта проверки от 19.04.2019 г. № 221/21-22-13-05/180302481 о занижении налога на доходы физических лиц, уплачиваемого физическими лицами по результатам годового декларирования, на общую сумму 79359,99 грн, являются обоснованными".

Принимая во внимание указанный анализ, в данной категории дел необходимо тщательно исследовать документы, составленные контролирующими органами, чтобы найти основания для отмены решений даже в случаях, когда нарушение законодательства со стороны налогоплательщика все-таки произошло.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua