Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Проверки вне закона: как правоохранители парализуют деятельность бизнеса
Анатолий Романюк, адвокат, АО "Вдовичен и партнеры"

Пандемия COVID-19, снятие во время пандемии определенных процедурных ограничений при проведении тендеров по закупке за бюджетные средства товаров/работ/услуг, запрет проведения внеплановых контрольных мероприятий и прочее привели к изменению тактики проведения правоохранителями досудебного расследования в так называемых "экономических" преступлениях, в частности расследования налоговых преступлений.

Раньше работники налоговой милиции на основании актов проверок субъектов хозяйствования по соблюдению налогового (таможенного) законодательства вносили сведения в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР).

Эти сведения содержали четкие критерии:

– виды налогов, по которым осуществлено начисление налоговых обязательств;

– суммы неуплаченных налогов;

– период, за который не уплачены налоги;

– сведения налоговой отчетности, в которой скрыты налоги, и т. д.

То есть сведения в ЕРДР вносились после выявления события совершенного правонарушения: уклонения от уплаты налогов, сборов (обязательных платежей) и, соответственно, указывалась правовая квалификация по соответствующей части статьи 212 Уголовного кодекса Украины.

В последнее время налоговики, понимая, что проводить внеплановые мероприятия в период пандемии COVID-19 стало почти невозможно, перешли к иной тактике. Они открывают уголовные производства без наличия актов проверок и без установления сумм неуплаченных налогов. При этом, как правило, квалификация уголовного правонарушения при внесении сведений в ЕРДР определяется по части 3 статьи 212 УК Украины при отсутствии каких-либо формальных оснований. Иначе говоря, налоговики начали применять позорную тактику конца 90-х – начала нулевых годов, когда уголовные дела возбуждались не на основании актов проверок, а на основании справок-расчетов, рапортов и других документов, когда факт неуплаты налогов доподлинно не был установлен. Однако в то время следователи и прокуроры имели право своими постановлениями назначать в ходе досудебного следствия налоговые проверки (с 2015 г. следователи и прокуроры таких полномочий лишены). И, назначая во время следствия налоговые проверки, имели хотя бы какой-то шанс установить событие преступления. Сегодня при отсутствии актов проверок, в которых уполномоченные лица налоговой службы установили бы факт неуплаты налогов, их виды и размер неуплаты, внесение сведений в ЕРДР о якобы совершенном преступлении является, по моему мнению, незаконным и необоснованным, поскольку событие преступления на время внесения этих сведений еще не установлено. То есть преступления еще нет (потому что нет акта налоговой проверки), а расследование уже проводится.

Мне могут возразить: дескать, а как же данные негласных следственных (розыскных) действий (НСРД), которые содержат информацию об уклонении от уплаты налогов? Отвечу: именно ввиду отсутствия у правоохранителей на время внесения в ЕРДР сведений в виде актов документальных проверок об уклонении от уплаты налогов по части 3 статьи 212 УК Украины (минимальный размер уклонения по этой части составляет в 2020 году 5260000,00 грн (пять миллионов двести шестьдесят тысяч)) – первое грубое нарушение процессуального законодательства. Невозможно указывать об уклонении от уплаты налогов в крупных размерах без установления события этого правонарушения предусмотренным законом способом: на основании акта налоговой проверки, проведенной уполномоченными работниками налоговой службы, к каковым не относятся ни следователи, ни прокуроры.

Чтобы "доказать" событие уклонения от уплаты налогов без акта проверки, следователи и прокуроры назначают в таких делах судебно-экономические экспертизы, которые, возможно, и установят событие "уклонение от уплаты налогов".

Однако:

а) это будет значительно позже – после внесения сведений в ЕРДР о событии преступления и его правовой квалификации (сумме неуплаченных налогов);

б) сведения НСРД, которые возможно проводить только по тяжким и особо тяжким преступлениям, не являются объектом исследования экспертами (см. п. 3.3 раздела ІІІ "Экономическая экспертиза" Инструкции № 53/5 от 08.10.98, с изменениями);

в) одним из объектов экспертного исследования являются акты проверки контролирующих (налоговых) органов, которых в большинстве случаев не может быть у следователей и прокуроров во время пандемии COVID-19.

Казалось бы, правоохранителям будет сложно законно проводить досудебное следствие в условиях пандемии, однако после внесения сведений в ЕРДР по ч. 3 ст. 212 УК Украины о надуманном событии налогового преступления правоохранители, как правило, проводят повальные обыски на предприятии, изымают всю необходимую для проведения экономической экспертизы документацию и с помощью следственных судей налагают аресты на вещественные доказательства: товарно-материальные ценности и финансовые ресурсы на счетах в банках.

При этом в последнее время обыски в офисных помещениях предприятий проводят без определения следственного судьи, с привлечением неидентифицированных спецназовцев и "специалистов" под поводом "спасения имущества (документации)" бизнесменов от... самих бизнесменов.

В своей совокупности изъятие документации, наложение арестов на товарно-материальные ценности и средства в банковских учреждениях дают невероятные и незаконные рычаги воздействия правоохранителей на бизнес. И это все при отсутствии установленного события уголовного правонарушения.

Таким способом правоохранители могут не только парализовать ваш бизнес на определенное время, но и сделать вас более податливыми к их предложениям, в частности уплатить надуманные ими суммы "уклонения" от уплаты налогов в целях освобождения от ответственности по части 4 статьи 212 УК Украины, когда лицо должно уплатить не только суммы начисленных налогов, но и финансовые санкции за их "несвоевременную" уплату.

ВЫВОД:

Я рекомендую бизнесменам работать на опережение. Как только вам стало известно об открытии уголовного производства в отношении вашей компании по ч. 3 ст. 212 УК Украины, обращайтесь с заявлением в налоговый орган для проведения внеплановой проверки по всем налогам. На такие проверки мораторий не распространяется. В соответствии с п. 78.3 ст. 78 Налогового кодекса Украины работникам налоговой милиции запрещено участвовать в проведении внеплановых выездных проверок налогоплательщиков, если такие проверки не связаны с ведением оперативно-разыскных дел или осуществлением уголовного производства. За довольно короткий срок Вы получите акт проверки не с теми суммами, на которые будут "настроены" работники правоохранительных органов, и без их ведома (вы не обязаны их об этом уведомлять) и участия. И в дальнейшем, когда на ваше имущество и средства будет наложен арест, имея на руках акт внеплановой проверки, вы сможете быстро через суд отменить эти аресты.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua