Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
En guarde! Собственники vs директора
Юлия Курило, партнер корпоративной практики, АО "Ctrl.law"

Ответственность – неприятное, но мощное слово. Угроза расплаты за недобросовестное поведение является сдерживающим фактором, в том числе в корпоративных отношениях. Директор, другое должностное лицо наделены правом принимать решения, совершать сделки от имени компании. То есть в отношениях с третьими лицами от имени юридического лица всегда будет действовать определенное лицо, совершающее юридически значимые действия, а воля этого лица на совершение сделки, реализованная им через волеизъявление от имени юридического лица, может предусматривать наступление невыгодных для последнего последствий.

Между предпринимателем (обществом) и его должностным лицом отношения имеют доверительный характер, что обусловливает ответственность должностного лица, когда то доверием противоправно пренебрегает или злоупотребляет. Противоправность поведения директора может заключаться в ненадлежащем и недобросовестном выполнении определенных действий, без соблюдения пределов нормального хозяйственного риска, с личной заинтересованностью или в случае злоупотребления своими должностными обязанностями по собственному умыслу (усмотрению), принятии очевидно неосмотрительных, расточительных и заведомо корыстных в пользу такого должностного лица решений.

Законом (статья 92 ГКУ) закреплено право на возмещение убытков, причиненных компании действиями или бейдействием должностных лиц, допустивших нарушение принципов разумности, добросовестности и избежания конфликта интересов.

Что именно является убытками и как они рассчитываются?

В основном, суды довольно консервативно подходят к определению того, что они считают убытком компании. Это традиционно, и распространяется не только на корпоративные правоотношения. Убытки, возмещаемые в пределах корпоративных правоотношений, могут быть нанесены в результате определенных противоправных действий. Убыток как финансовый результат деятельности компании, рассчитанный по данным финансового и бухгалтерского учета, сам по себе не является основанием для взыскания и расчета возмещения.

Итак, согласно предписаниям статьи 22 ГКУ убытками являются:

1) потери, которые лицо понесло в связи с уничтожением или повреждением вещи, а также расходы, которые лицо совершило или должно совершить для восстановления своего нарушенного права (реальные убытки);

2) доходы, которые лицо могло бы реально получить при обычных обстоятельствах, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Хозяйственный кодекс несколько расширяет это понятие. В соответствии со статьей 225 ХКУ в состав убытков, подлежащих возмещению лицом, допустившим хозяйственное правонарушение, включаются:

– стоимость потерянного, поврежденного или уничтоженного имущества, определенная в соответствии с требованиями законодательства;

– дополнительные расходы (штрафные санкции, уплаченные другим субъектам, стоимость дополнительных работ, дополнительно израсходованных материалов и т. д.), понесенные стороной, которая понесла убытки в результате нарушения обязательства второй стороной;

– неполученная прибыль (утраченная выгода), на которую сторона, понесшая убытки, имела право рассчитывать в случае надлежащего исполнения обязательства второй стороной.

Примеры убытков по материалам судебной практики

В деле № 911/2460/18 размер убытков был определен как сумма долга, уплаченного в пользу кредитора ЧП "Бета-Консалтинг" по делу о банкротстве в отношении юридического лица ООО "Агроком". Директор ООО заключил с превышением полномочий ряд договоров, в результате которых у ООО "Агроком" возник долг перед ЧП. Суд признал указанные договоры недействительными уже после осуществления расчета между ООО и ЧП. Поэтому сумма, которая безосновательно была уплачена по недействительной сделке, и стала убытком ООО, взысканным с его директора.

В деле № 910/20261/16 размер убытков был определен как балансовая стоимость расходов на приобретение специального имущественного права – разрешения на пользование недрами. По обстоятельствам дела Директор ООО "Газ Ресурс" подал соответствующее заявление и осуществил отказ от специального разрешения на пользование недрами в пользу другой компании, в которой этот же директор был конечным бенефициарным собственником. При этом ООО "Газ Ресурс" приобретало это специальное разрешение на аукционе, и расходы по его приобретению отражены в балансе ООО.

В деле № 922/2187/16 размер убытков был определен по результатам судебной бухгалтерско-экономической экспертизы. Сумма состояла из расходов, осуществленных Частным АО на цели, не связанные с непосредственной хозяйственной деятельностью. Также материалами аудита было установлено отсутствие подтверждающих документов по расходам на командировку директора.

Анализ судебной практики со всей очевидностью демонстрирует, что суды на сегодняшний день охотно взыскивают прямые убытки. Утраченную выгоду (как и по договорным спорам) возместить значительно сложнее.

Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности. Следовательно, в целях успешного взыскания заинтересованной стороне необходимо доказать все четыре элемента правонарушения:

– неправомерность действий/бездействия;

– вред;

– причинно-следственную связь между неправомерными действиями/бейдействием и вредом;

– вину (прямую/косвенную).

Соответственно, должностное лицо, которое, как правило, возражает против удовлетворения иска, должно доказать отсутствие хотя бы одного из четырех упомянутых элементов.

Наибольшие трудности истец испытывает во время доказательства причинно-следственной связи между неправомерными действиями/бейдействием и убытками, понесенными обществом. Поэтому тщательно выстраивать позицию в этой части крайне важно.

Идеальной формулой доказательства наличия причинно-следственной связи между убытками и неправомерными действиями должностного лица является ответ на простой вопрос: какие последствия в условиях обычного хозяйственного оборота имели подобные нарушения? Если убытки являются обычным следствием нарушения, допущенного директором, то наличие причинно-следственной связи презюмируется.

Например (дело № 910/20261/16), директор вопреки требованиям устава с превышением полномочий осуществил отказ (фактическое отчуждение) от права специального пользования недрами в пользу другого юридического лица, в котором он был конечным бенефициаром. Директор допустил нарушение порядка согласования сделок, а также допустил конфликт интересов. Стоимость специального разрешения учитывалась в бухгалтерском учете ответчика по цене его приобретения, а отчуждение произошло на безвозмездной основе. Убыток в виде балансовой стоимости утраченного имущественного права находится в непосредственной причинно-следственной связи с неправомерными действиями директора. Такой убыток является обычным следствием таких незаконных действий директора.

Обратный пример. Скажем, в результате аудита компания выяснила снятие наличных средств с корпоративной банковской карты без соответствующей отчетности о направлениях расходования средств (дело № 910/5100/19). Суды установили, что согласно данным договора об обслуживании банковской карты она выпущена на имя директора компании. Однако доказательств, что наличные средства получил с корпоративной карты именно ответчик, в судебном процессе истец предоставить не смог. Поэтому суд установил, что убытки компании действительно есть, и доказательств в пользу того, что убыток причинен именно действиями ответчика, у суда не нашлось.

Директор, защищаясь от иска, вправе подавать свои аргументы в отношении причин убытков и их размера. Опровергая доказательства причинно-следственной связи между убытками общества от определенных транзакций, директор может доказывать, особенно когда речь идет о нарушении принципа разумности (например, когда директору предъявляют заключение соглашений на приобретение товаров, работ, услуг, которые предприятие непосредственно не использует в предпринимательской деятельности), что заключенные соглашения имели экономическую целесообразность.

Другой аспект, подлежащий исследованию в ходе обработки правовой позиции в спорах о взыскании вреда, – вина. Если причинение вреда стало следствием действий соответствующего коллегиального органа (например, правление одобрило соответствующую сделку). В то же время случаи, когда, например, определенный член правления голосовал против решения или вообще не участвовал в обсуждении вопроса, исключает его ответственность за убытки в случае их наступления.

Вину можно исключить и в ситуации, когда нарушение интересов общества имело место, но неправомерные действия совершило другое лицо. В частности, аудитом установлено, что сельскохозяйственное предприятие – арендатор земельных участков уплачивало за арендодателей – физических лиц налог на доходы физических лиц, причем не за счет сумм выплачиваемого дохода в виде арендной платы за земельный участок, а сверх таких обусловленных договором платежей. Уплата таких платежей происходила системно, что нанесло предприятию убытки. Суд отказал в удовлетворении иска о взыскании вреда с директора ООО с учетом того, что должностные обязанности, связанные с начислением и уплатой налогов, контролем правильности расчетов с контрагентами возложены на главного бухгалтера предприятия.

В практике Верховный Суд неоднократно подчеркивал, что истец несет все бремя доказывания всех элементов гражданского правонарушения, имеющих следствием причинение вреда юридическому лицу его должностным лицом. Директор (другое ответственное должностное лицо) вправе в судебном порядке опровергать доказательства истца и приводить свои суждения, подтверждая их доказательствами в отношении всех или одного из упомянутых элементов.

На сегодняшний день примеров успешного применения предписаний статей 89 ХКУ и 92 ГКУ немного, но в последнее время практика приобрела определенную динамику. Наряду с исками о признании недействительными сделок, где истцом является акционер/участник Общества, упомянутый инструмент становится действенным средством эффективной защиты прав собственников бизнеса от злоупотреблений и других нарушений со стороны руководителей и должностных лиц. Что в свою очередь создает дополнительную гарантию и повышает инвестиционную привлекательность украинской экономики.

Первая статья о проблемах корпоративного управления – "Отношения между собственниками и руководителями бизнеса в последнее время выходят на первый план".

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua