Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
COVID-19: что не так с введенной уголовной и административной ответственностью?
Екатерина Гупало, партнер, адвокат, соруководитель практики антикоррупционного комплаенса и этики бизнеса, руководитель практики уголовного права и защиты бизнеса, АО Arzinger

Информационное поле насыщено огромным количеством фейков на тему коронавируса, которые спешат опровергать медики. Не обошли слухи и юридическую плоскость. Почти сразу после принятия закона об ужесточении ответственности за нарушение карантина в социальных сетях начали распространяться фейки о якобы ответственности родителей за пребывание детей на улицах в условиях карантина – вплоть до лишения свободы.

Почему же эти изменения в законодательстве порождают такое неоднозначное восприятие? Выясним подробнее, так что же приняли законодатели и в каких случаях наступают риски привлечения к уголовной ответственности.

Итак, Законом Украины от 17.03.2020 г. № 530-IX "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленных на предупреждение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)" введено ужесточение ответственности за нарушение карантина. В частности, Кодекс Украины об административных правонарушениях (далее – КУоАП) дополнен статьей 44-3 "Нарушение правил относительно карантина людей", изложена в новой редакции ст. 325 Уголовного кодекса Украины (далее – УКУ), предусматривающая ответственность за нарушение санитарных правил и норм по предупреждению инфекционных болезней и массовых отравлений.

До введения карантина и внесения указанных выше изменений ст. 325 УКУ можно было бы назвать "банкетной статьей" – к уголовной ответственности привлекали в основном из-за пищевых отравлений, происходивших во время многолюдных празднований в ресторанах: свадьбы, дни рождения и т. д. Соответственно, еще до недавнего времени эта статья была не очень популярной. Например, согласно статистике органов прокуратуры за 2019 год на всю Украину насчитывалось 70 уголовных производств по этой статье, в семи из них лицам было вручено подозрение1.

1 https://old.gp.gov.ua/ua/stst2011.html?dir_id=113895&libid=100820&c=edit&_c=fo#

Однако буквально уже через несколько дней после введения норм в действие статистика резко пошла вверх. В частности, уже утром 22-го марта Национальная полиция браво рапортовала о том, что полицейские составили 1415 админпротоколов о нарушении правил карантина, а также открыто 9 уголовных производств2.

2 https://www.rbc.ua/rus/news/politseyskie-sostavili-1415-adminprotokolov-1584868666.html

Почему стоит беспокоиться из-за указанных норм?

На сегодняшний день ст. 325 УКУ предусматривает уголовную ответственность за нарушение санитарных правил и норм по предупреждению инфекционных болезней и массовых отравлений, а если такие деяния повлекли гибель людей или другие тяжелые последствия, то лицу грозит до восьми лет лишения свободы.

Довольно строгой является и установленная административная ответственность. В частности, согласно ст. 44-3 КУоАП за нарушение правил относительно карантина людей, санитарно-гигиенических, санитарно-противоэпидемических правил и норм, предусмотренных Законом Украины "О защите населения от инфекционных болезней", другими актами законодательства, а также решений органов местного самоуправления по вопросам борьбы с инфекционными болезнями предусмотрена ответственность в форме штрафа для граждан от одной до двух тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан и для должностных лиц – от двух до десяти тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан. Первое, что бросается в глаза, – то это размер штрафа. Ведь такой размер в ст. 44-3 КУоАП (1000 – 2000 нмдг) почти корреспондирует с размером штрафа по ч. 1 ст. 325 УКУ (1000 – 3000 нмдг). А в случае со специальным субъектом – должностным лицом размер штрафа за такое административное правонарушение еще больше, чем потенциальный размер штрафа за уголовное правонарушение, а именно: должностному лицу при привлечении к административной ответственности по ст. 44-3 КУоАП грозит от 2000 до 10000 нмдг. Это дает основания говорить о фактически уголовно-правовом характере нормы ст. 44-3 КУоАП. Поэтому далее рассмотрим обе нормы.

За что наступает ответственность?

В ч. 1 ст. 325 УКУ предусмотрено привлечение к уголовной ответственности за "нарушение правил и норм, установленных в целях предупреждения эпидемических и других инфекционных болезней, а также массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и борьбы с ними, если такие действия повлекли или заведомо могли повлечь распространение этих заболеваний". И здесь акцент на том, что из самой нормы Уголовного кодекса Украины читатель не поймет, за ЧТО ИМЕННО лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности.

В частности, норма ст. 325 УКУ является банкетной и отсылает к массиву действующего законодательства. Здесь можно вести долгую дискуссию и писать отдельную статью о недопустимости аналогии уголовного закона. Но на практике мы понимаем, что наши правоохранительные органы склонны жить в парадигме полицейского государства. Поэтому не стоит ожидать, что правоохранители будут вникать в тонкости юридической науки. Более вероятно, что система пойдет путем регистрации уголовных производств, опираясь на ст. 214 Уголовного процессуального кодекса Украины. Поэтому с позиции оценки рисков важно понимать, что же ждет на практике.

Опасность указанных выше норм на практике заключается как раз в таком отсыльном характере. Обратите внимание, что уголовная ответственность наступает за "нарушение правил и норм", то есть не только за нарушение положений закона. Ведь нарушение норм можно понимать и как нарушение положений нормативно-правовых актов. Также законодатель предусмотрел такую интересную категорию, как правила. И здесь возникает вопрос: а каких правил? Принятых/установленных кем?

И здесь законодатель никаких уточнений нам не дает. Единственная зацепка – это довольно широкая формулировка касательно правил, установленных "...в целях предупреждения эпидемических и других инфекционных болезней...". І как здесь не вспомнить первый курс, лекции по теории государства и права и такой элемент верховенства права, как правовая определенность, которую в норме ч. 1 ст. 325 УКУ найти сложно.

В качестве подтверждения довольно широкого применения ст. 325 УКУ на практике – новость на фейсбук-странице Прокуратуры об инициировании уголовного производства по ч. 1 ст. 325 УКУ в отношении служебных лиц частной медицинской клиники, которые не уведомили государственные органы Украины о пациенте, который болен коронавирусом.

Отслеживать каждое правило

Исследуя практику по ст. 325 УКУ еще в "докарантинный" период, к ответственности привлекали за нарушение санитарных правил для предприятий общественного питания. В качестве примера – приговор Измаильского горрайонного суда Одесской области от 10.01.2018 г. по делу № 500/5286/17, который содержит ссылку на санитарные правила, утвержденные еще Министерством Здравоохранения СССР и Министерством Торговли СССР. И по форме – это не постановление, не приказ и т. д., а просто утвержденные правила, чтобы это не означало.

Так что же теперь получается: если в каких-то санитарных правилах (условно) закреплена обязанность на рабочем месте протереть поверхность дезинфектором, а Вы этого не сделали, то все – нарушение? А если еще кто-то из работников окажется инфицированным коронавирусом, тогда что, готовиться к уголовному производству?

При этом также необходимо учитывать постоянный массив новых правил, вводимых в связи с предупреждением коронавируса. Например, 21 марта 2020 года специальная комиссия КГГА ввела новые ограничения, в частности прописала запрет пользования детскими и спортивными площадками и т. п. Следовательно, получается, что за нарушение этих правил можно подвергнуться ответственности.

Возвращаясь к началу статьи: нет, за прогулку на улице к ответственности привлекать не будут (разумеется, если Вы не инфицированы коронавирусом и знаете об этом). Ведь по крайней мере на дату написания настоящей статьи (25.03.2020) такие ограничения не введены. Но за пользование детской площадкой во время такой прогулки ответственность вполне может наступить.

В итоге, сейчас всем приходится отслеживать каждый нормативно-правовой акт, каждое правило, которые в настоящий момент принимают как на общегосударственном, так и местном уровне.

Ответственность есть. Ясности нет

Необходимость оперативного отслеживания всех изменений и нововведений – не единственный вызов, который стоит в разрезе введенного карантина и борьбы с вызванной коронавирусом SARS-CoV-2 болезнью. Неоднозначность, нечеткость прописанных норм и правил – еще один фактор риска.

Хороший пример – постановление КМУ от 11.03.2020 г. № 211 "О предупреждении распространения на территории Украины острой респираторной болезни COVID-19, вызванной коронавирусом SARS-CoV-2" (с изменениями). В настоящий момент запрещена с 17.03.2020 по 03.04.2020 работа субъектов хозяйствования, предусматривающая прием посетителей, в частности заведений бытового обслуживания населения. Термин "заведения бытового обслуживания населения" не является четко определенным в законодательстве и порождает дискуссии. Как следствие, на местах принимают свои интерпретации этого правила.

Например, решением от 20.03.2020 г. Исполнительного комитета Тернопольского городского совета "О дополнительных противоэпидемических ограничительных мерах" ограничили деятельность некоторых субъектов хозяйствования (имеются вопросы по поводу правомерности исполкома принимать такие решения, но, опять же, оставим этот вопрос для отдельного материала). В то же время, пользуясь отсутствием определенности понятия "заведения бытового обслуживания населения", этим решением разрешена работа шиномонтажа и автомоек самообслуживания. Тогда, как видно, работа обычных автомоек остается под ограничением.

Возвращаясь к постановлению КМУ от 11.03.2020 г. № 211, следует отметить, что это не единственная неоднозначность. В частности, постановлением запрещена работа заведений общественного питания (ресторанов, кафе и т. д.), кроме деятельности по предоставлению услуг по общественному питанию с применением адресной доставки заказов. Адвокатское сообщество уже активно обсуждает случаи привлечения к ответственности руководства заведений общественного питания, которые не имеют собственной доставки, а организовывают ее через сервисы доставки пищи. Ведь правоохранители считают, что эти случаи не подпадают под определение адресной доставки заказа, и составляют соответствующие протоколы о привлечении к административной ответственности.

Вместо выводов

Насколько нововведения в части ответственности за нарушение норм и правил карантина корреспондируют положениям Конституции, а также принципу верховенства права – вопрос отдельного материала. Моральный аспект – соблюдать правила или рисковать "подкармливать" эпидемию коронавируса – тоже стоит оставить за пределами данной статьи.

Все неоднозначности и недостатки норм, предусматривающих привлечение к уголовной и административной ответственности за нарушение правил карантина, адвокаты будут использовать при отстаивании интересов своих клиентов.

Сейчас же перед гражданами стоит вызов по отслеживанию всех изменений и нововведений в связи с карантином как на общегосударственном, так и местном уровнях. Второй вызов – понять, что именно имел в виду автор новых норм и правил. И здесь уже очевидно, что для неюриста разобраться во всем этом массиве все новых и новых изменений фактически нереально.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua