Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Налоговая революция – 2020
Карина Павлюк, старший юрист, Eterna Law

Давно уже бизнес-сообществу не приходилось переживать такие перемены, как грядут сейчас. Абсолютно правы те, кто говорит, что 2020 год будет переломным годом для бизнеса, годом привыкания к новым правилам, годом массовых реструктуризаций бизнеса, годом кардинальных переосознаний в планировании бизнес-структур с иностранным элементом.

И это не удивительно, ведь на повестке дня остро стоят несколько законов, которые уже длительное время являются предметом жарких дискуссий.

В этой статье поговорим о самом нашумевшем в недавнее время Законе № 1210, который вводит, среди прочего, правила о КИК (контролируемых иностранных компаниях), и об активно обсуждаемом сейчас законопроекте о налоговой амнистии.

Так, 16 января 2020 года Верховная Рада таки приняла Закон "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве". Этот Закон очень долго обсуждался, много раз корректировался изначальный текст, даже были попытки его блокировки (например, всем известно, что 17.01 была попытка от Н. Южаниной, А. Гончаренко, С. Федина заблокировать принятие законопроекта № 1210, а именно в ВРУ был зарегистрирован проект постановления № 1210-П, которым предлагалось отменить решение ВРУ о принятии закона во втором чтении – ссылаясь на то, что якобы принятие закона во втором чтении произошло с нарушением процедурных моментов, но постановление не прошло в ВРУ), но эти попытки не увенчались успехом. И это не удивительно, ведь принятие Закона № 1210 (как минимум – в части введения правил о КИК) продиктовано в первую очередь требованиями плана BEPS, который Украина начала имплементировать с 01.01.2017. Следовательно, вступление в силу данного Закона уже в ближайшем будущем – неизбежность.

С 16 января на некоторое время дискуссии вокруг Закона № 1210 поутихли. Это, видимо, потому, что ВРУ сконцентрировалась преимущественно на земельной реформе. Но вот со средины февраля шумиха снова поднялась, ведь 10 февраля Закон был подписан Председателем Верховной Рады, а уже 11 февраля – был отправлен на подпись Президенту.

Так что же он вводит – этот Закон № 1210? Чем он страшен? Давайте разберемся.

Самая важная новация, вводимая Законом № 1210, – это, безусловно, введение налогообложения контролируемых иностранных компаний в Украине. Отныне у всех резидентов Украины появляется обязательство задекларировать факт наличия доли участия в иностранной компании. Кроме того, при соблюдении определенных критериев необходимо будет также уплачивать налог с прибыли иностранной компании в Украине.

Правила о КИК коснутся всех резидентов Украины, которые владеют или контролируют, приобретают или отчуждают иностранные компании. Иными словами, декларированию будет подлежать не только факт владения/контроля над КИК, но и каждый факт приобретения/отчуждения/изменения доли владения в КИК.

При этом иностранная компания будет признаваться контролируемой, если резидент Украины:

1) владеет долей 50 % и более в КИК, или

2) владеет долей 10 % и более в КИК при условии, что несколько физлиц – резидентов Украины владеют долями в иностранном юрлице, размер которых в совокупности составляет 50 % и более, или

3) по отдельности или вместе с другими резидентами Украины осуществляет фактический контроль над иностранным юрлицом.

То есть, например, если гражданин Украины владеет 25 % долей в кипрской компании, но при этом его жене принадлежит еще 25 % в этой же кипрской компании, а родителям – еще плюс 30 % (по 15 % каждому), то данное физлицо будет считаться контролером иностранной компании по указанному выше критерию № 2.

Либо же если документально физлицо (реальный собственник бизнеса) никак не будет заявлено в компании (ни в качестве акционера – в сертификате акций, ни в качестве бенефициара – в трастовой декларации), но при этом у него будет Digipass для управления банковским счетом, оно по доверенности от нерезидентной компании будет подписывать договоры или давать обязательные для исполнения указания менеджменту компании по подписанию каких-либо документов, то такая деятельность может свидетельствовать о наличии фактического контроля над компанией.

Так, Закон дает очень четкие и продуманные критерии для определения наличия фактического контроля, а именно:

1) предоставление лицом указаний органам правления нерезидента;

2) ведение лицом переговоров в отношении заключения сделок нерезидентом, а также согласование существенных условий таких сделок, которые в дальнейшем лишь формально утверждаются органами правления нерезидента;

3) наличие у лица доверенности на совершение существенных сделок от имени нерезидента, выданной на срок более 1 года и не предусматривающей предварительного согласования таких сделок с органами правления нерезидента;

4) осуществление лицом операций по банковским счетам нерезидента или возможность блокирования операций;

5) указание лица в качестве бенефициара нерезидента во время открытия счета в банке.

Особенно интересен пункт 5. На практике довольно часто раньше происходили ситуации, когда в качестве бенефициара во время открытия счета в банке заявлялся реальный собственник бизнеса (причем часто – заявлялся устно, в порядке знакомства или дружеского собеседования с менеджментом банка), но при этом по документам в банке проходил совершенно другой человек в качестве бенефициара (обычно – подконтрольный реальному собственнику бизнеса).

Так вот теперь, когда указание лица в качестве бенефициара нерезидента при открытии счета в банке будет свидетельствовать о наличии фактического контроля, вполне вероятно, что личность "предоставляемого бенефициара" будет поддаваться сомнению, или, как минимум, анализу со стороны наших налоговых органов (к примеру, налоговая может сопоставить доходы заявленного физлица с оборотами бизнеса). Иначе откуда им узнать о наличии второго – "спрятанного" бенефициара? Тут еще есть момент: когда заработает автоматический обмен налоговой информацией, иностранные банки через налоговые службы своих стран начнут передавать информацию в украинские налоговые органы. Возникает вопрос: станут ли иностранные банки передавать информацию о реальных бенефициарах, либо же только о тех, кто заявлен по документам? Иначе у нашей налоговой может начаться неразбериха.

Основные обязательства, возникающие у контролера КИК (физлица):

– представлять отчеты о КИК в налоговые органы Украины;

– уведомлять налоговые органы Украины о приобретении или прекращении участия в КИК; и, при определенных условиях, уплачивать налоги с прибыли КИК (скорректированной на сумму налога, уплаченного за границей) в Украине.

Уклонение от выполнения вышеуказанных обязанностей (неуведомление о КИК, непредставление / несвоевременное представление отчета о КИК, отражение искаженных/неправдивых данных и пр.) влечет наложение поистине драконовских финансовых санкций – от 4 млн грн до 12 млн грн.

Тут же отметим, что, несмотря на всю внешнюю строгость, самим же Законом заложен ряд случаев, когда контролер освобождается от обязательства уплачивать налог с прибыли КИК в Украине. В частности, это касается ситуаций, когда совокупный доход всех контролируемых иностранных компаний, принадлежащих одному физлицу, не превышает 2 млн евро в год (однако в таком случае физлицу все равно необходимо представить отчет о КИК). Либо если КИК находится в юрисдикции, не являющейся рисковой для Украины (с т. н. законодательства о ТЦО), с которой Украина заключила договор об избежании двойного налогообложения, и при этом часть пассивных доходов КИК составляет не более 50 % от общей суммы доходов, или же КИК фактически уплачивает налог на прибыль в стране своей регистрации по ставке, являющейся меньшей чем в Украине не более чем на 5 % (т. е. по ставке не менее 13 %).

Так что, может, правила о КИК не так уж страшны, как их все боятся? Есть повод задуматься...

Еще одно новшество, которое вносит Закон, – это введение критерия так называемой "разумной экономической целесообразности" (principal purpose test). Данный критерий предусматривает, что каждая коммерческая операция должна иметь разумную экономическую целесообразность (а не быть направленной на получение льгот в налогообложении). Законом не предусмотрены критерии, по которым определяется, имеет ли операция экономическую целесообразность, но указывается, что такая целесообразность отсутствует, если: (а) главной или одной из главных целей операции и/или ее результатом является неуплата налогов; (б) в сопоставимых условиях субъект хозяйствования не заключил бы аналогичную сделку с несвязанными / третьими лицами.

При этом в случае если налоговая служба посчитает, что операция с нерезидентом не имеет разумной экономической целесообразности, то налогооблагаемая база будет увеличиваться на сумму затрат, понесенных резидентом при осуществлении такой операции.

Важно отметить, что данный принцип также будет применим к выплатам пассивных доходов в пользу нерезидентов по международным договорам об избежании двойного налогообложения. Так, налоговые льготы по договору не будут предоставляться, если будет доказано, что главной или одной из главных целей операции является получение права на применение пониженной ставки налога на репатриацию.

Отныне для возможности применения пониженной ставки налога на репатриацию субъектам хозяйствования необходимо будет доказывать наличие других – экономических и инвестиционных целей, преследуемых при выборе той или иной юрисдикции. К примеру, наличие благоприятного инвестиционного и бизнес-климата в стране, стабильная экономика, наличие льгот / программ по инвестированию для иностранных инвесторов, необходимость в выходе на европейский рынок, что должно подтверждаться соответствующими бизнес и маркетинговыми стратегиями, и пр.

В практической плоскости это будет означать примерно следующее: если раньше при выплате дивидендов с Украины на Кипр могла быть применена ставка 5 % налога на репатриацию (при соблюдении определенных условий, изложенных в ст. 10 Конвенции между Украиной и Кипром), то отныне ставка 5 % не сможет быть так просто применена. Необходимо будет доказывать, почему кипрская компания приняла решение сделать инвестицию в Украину, чем руководствовалась при этом в стратегическом, инвестиционном аспекте, какие еще юрисдикции рассматривала для инвестирования и реализации бизнес-проекта (кроме Украины) и пр. И если будет доказано, что кипрская компания инвестировала в Украину только для того, чтобы выводить прибыль с Украины под 5 % (вместо того, чтобы уплачивать в Украине 18 % налога на прибыль), то к таким выведенным дивидендам будет применена стандартная ставка налога на репатриацию в Украине – 15 % (вместо 5 % по договору).

Кстати, 30.10.2019 ВРУ ратифицировала Протокол к Конвенции между Украиной и Кипром об избежании двойного налогообложения. Так вот, если раньше для применения пониженной ставки WHT (5 %) при выплате дивидендов с Украины кипрской компании достаточно было соблюсти одно из условий, предусмотренных Конвенцией (либо по порогу владения долей в украинской компании в размере ≥20 %, либо по инвестированию в уставной капитал ≥100000 евро), то отныне, со вступлением Протокола в силу, оба условия становятся обязательными для соблюдения одновременно.

Продолжим о Законе № 1210.

Следующий интересный момент – это то, что расширен перечень признаков постоянного представительства нерезидента в Украине. К примеру, теперь для определения у лица фактических полномочий осуществлять в интересах, за счет и/или в пользу нерезидента деятельность, которая имеет признаки постоянного представительства, добавлены такие признаки, как предоставление нерезидентом обязательных к исполнению указаний (в т. ч. средствами электронной связи или путем передачи электронных носителей); или наличие у лица и использование электронного адреса корпоративной электронной почты нерезидента для коммуникации с нерезидентом и с третьими лицами, с которыми нерезидент уже заключил или в будущем будет заключать договоры или другие сделки.

На практике, если физлицо (гр. Украины) сидит в офисе в Украине, (1) переписывается от имени нерезидента и заключает коммерческие договоры, или (2) управляет банковским счетом нерезидента (проводит транзакции с Digipass), или (3) хранит первичные документы / ведет бухгалтерский учет нерезидента с Украины и пр., то такая ситуация будет явным индикатором для налоговой службы, что управление деятельности нерезидента ведется с Украины. В результате прибыль такой нерезидентной компании может подлежать налогообложению в Украине.

Также Законом введено понятие скрытых дивидендов. В частности, Закон стал приравнивать к дивидендам платежи по операциям со связанными лицами или контрагентами, зарегистрированными в низконалоговых юрисдикциях, если такая операция не соответствует принципу "вытянутой руки". А также к дивидендам могут быть приравнены выплаты в денежной или неденежной форме в пользу участника-нерезидента в связи с уменьшением уставного капитала, выкупом корпоративных прав в собственном уставном капитале, выходом участника из состава общества и т. п. Данная переквалификация будет иметь результатом налогообложение платежей, скрытых под видом дивидендов.

Помимо вышесказанного, данный Закон вводит также множество других новшеств, а именно: новые правила о ТЦО, правила налогообложения прибыли от продажи корпоративных прав в структурах с украинской составляющей (в виде недвижимости, например); изменяет правила исчисления тонкой капитализации и пр.

Важно, что разные правила, вводимые Законом № 1210, вступают в силу с разных дат. К примеру, правила о КИК вступят в силу 1 января 2021 года, при этом отчетность за первый год нужно будет представлять в 2022 году. Критерий разумной экономической целесообразности (в том числе в разрезе его применения для выплат пассивных доходов) заработает со дня, следующего за днем опубликования Закона. Правила переквалификации выплат в выплату скрытых дивидендов вступят в силу с 1 января 2021 года.

Несмотря на то, что некоторые правила, вводимые Законом № 1210, получили отсрочку во времени (до 1 января 2021 г.), остается меньше года на то, чтобы бизнесу привести свои структуры в соответствие с новыми требованиями и адаптироваться под новые реалии.

Следующим веховым событием 2020 года будет принятие законопроекта о налоговой амнистии. Его пока что поставили on hold. Но поскольку налоговая амнистия всегда и во всех странах идет рука об руку с правилами о КИК (что логично, поскольку сначала государство дает налогоплательщику шанс "исправиться", а затем уже наказывает по всей строгости закона), есть все основания полагать, что налоговая амнистия "добежит" до нас уже в первой половине 2020 г.

Итак, давайте разберемся, что такое налоговая амнистия и что она дает государству и налогоплательщику.

Налоговая амнистия – это, по сути, освобождение налогоплательщиков от ответственности за нарушения налогового законодательства, существовавшие на определенную дату (если закон примут в 2020 году, то такой датой станет, очевидно, 31.12.2019), при условии последующей уплаты налога по пониженной ставке. Тут сразу отметим, что налоговая амнистия не предусматривает полного освобождения налогоплательщика от обязательства уплатить налог со "вскрытых" / декларируемых активов. Она только дает возможность уплатить налог по пониженной ставке.

В случае если человек решает воспользоваться своим правом на налоговую амнистию, то взамен он получает следующие гарантии: уголовное дело против него не возбуждается (за уклонение от налогообложения в прошлом); административных штрафов при условии добровольного декларирования доходов не будет; источник происхождения средств по декларируемым активам подтверждать не надо; указанная в декларации информация не будет подлежать разглашению (в отличие, к примеру, от е-декларации, которую представляют публичные деятели и госслужащие и которая является публично доступной).

Государству налоговая амнистия дает возможность для пополнения госбюджета за счет скрытых налогов, выведения части экономики из тени, увеличения валютных поступлений за счет репатриируемых в Украину денежных средств, налаживания доверительных отношений с налогоплательщиком, улучшения платежной дисциплины и уровня ответственности граждан.

Для физлица – это возможность для легализации доходов, в т. ч. иностранных активов (без объяснения их источника происхождения!), формирования истории источника происхождения средств (что становится особенно актуальным сейчас при взаимодействии с украинскими госорганами, зарубежными банками, поскольку куда ни пойди, все задают вопрос о происхождении средств), применения гораздо более низкой ставки НДФЛ (2,5 % / 5 % / 10 %) по сравнению с обычной ставкой (18 %), освобождения от уплаты других налогов с декларируемых активов (военного сбора, ЕСВ и пр.), автоматического закрытия всех налоговых, административных и уголовных производств (целью которых являлся розыск декларируемых активов).

В данном контексте фраза "без объяснения их источника происхождения" (доходов) означает, что если физлицо, например, декларирует какую-нибудь заграничную недвижимость, то не нужно будет показывать налоговой, откуда взялись денежные средства на покупку этой недвижимости.

Чтобы воспользоваться возможностью налоговой амнистии, налогоплательщик должен будет представить специальную декларацию в установленный законом срок (согласно законопроекту это была дата – до 31 марта 2020 г.). Данная декларация является разовой, то есть она не будет подлежать ежегодному представлению, как для декларации по доходам физических лиц. Перед представлением декларации декларируемые активы (денежные средства) необходимо будет разместить на счетах в украинских банках (на период не <1 года) или инвестировать в ОВГЗ.

Это если лицо намерено воспользоваться пониженными ставками налога. При размещении средств в украинских банках можно будет получить право на 5 % налога, а при инвестировании в ОВГЗ – 2,5 %. Если же не размещать средства в украинских банках и не покупать ОВГЗ, т. е. просто задекларировать доходы (заявить, что они имеются), тогда применению будет подлежать самая высокая ставка в этой кампании – 10 %.

Декларировать можно будет все: валютные ценности, движимое/недвижимое имущество, права интеллектуальной собственности, корпоративные права, акции/облигации, права требования и пр.

Если физлицо решит не участвовать в кампании по налоговой амнистии, то государство прощает незадекларированные активы на сумму до 300000 грн. Уплаты налогов по ним не потребуется, источник происхождения средств подтверждать не нужно. Активы на сумму свыше 300000 грн будут считаться незадекларированными, т. е. скрытыми от налогообложения.

Подводя итог изложенному выше, хотелось бы отметить следующее. В нашем обществе пришло время для глобальных перемен. Как видим, Украина добровольно начала внедрение ряда мер, направленных на деофшоризацию, причем даже сверх тех обязательств, которые изначально на себя брала в рамках плана BEPS. C одной стороны, это приведет к существенному уменьшению возможностей для минимизации налогов с помощью низконалоговых юрисдикций. С другой стороны, – к усложнению администрирования определенных категорий налогоплательщиков.

Для бизнеса же сейчас самое время безотлагательно критическим взглядом оценить свои структуры с иностранным элементом, принять стратегические решения в отношении их возможной санации и разработать план на будущее по возможному взаимодействию с украинскими госорганами.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua