Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Новые подходы к применению законодательства при разрешении договорных споров: практика ВС
Виктория Гетьман, юрист, ЮФ "Кушнир, Якимяк и Партнеры" Олег Дикий, младший юрист, ЮФ "Кушнир, Якимяк и Партнеры"

Безапелляционным является тот факт, что благодаря судебной реформе повысился авторитет Верховного Суда в глазах украинцев и бизнеса. Ее проявление можно заметить как в вовлеченности судей во время публичных дискуссий при участии гражданского общества, так и в простоте изложения судебных решений.

Несмотря на то что значительную часть судейского корпуса вновь образованного Верховного Суда составляют бывшие судьи различных судебных инстанций, следует признать то, что Верховный Суд значительно изменил подходы к разрешению определенных категорий дел. В то же время нельзя и отрицать того, что в некоторых спорах Верховный Суд придерживается позиций своего предшественника – Верховного Суда Украины, подтверждая легитимность его решений.

Скрывать успех работы реформированного суда не стоит, ведь впервые в практике Суда, например, применяются Принципы европейского договорного права и Модельные правила европейского частного права ("принципы Ландо"), разработанные при участии Комиссии по европейскому договорному праву под руководством Европейской комиссии. Использование таких источников подтверждает то, что украинские судьи делают практику использования "мягкого" права более разнообразной, и свидетельствует о тенденции использования прочих наработок договорного права ЕС в будущем.

В настоящей статье авторами будет представлен обобщенный обзор некоторых правовых позиций Верховного Суда, в том числе его Большой Палаты, касающихся разрешения договорных споров в хозяйственном и гражданском судопроизводстве.

Contra proferentem

Эта максима олицетворяет принцип толкования договоров, согласно которому лицо, включившее то или иное условие в договор, должно нести риск, связанный с неясностью такого условия.

Это правило подлежит применению как к условиям, которые "не были индивидуально согласованы" (no individually negotiated), так и к условиям, которые хоть и были индивидуально согласованы, но в договор были внесены "под доминирующим влиянием одной из сторон" (under the dominant influence of the party). Фундаментальным элементом применения данного принципа является выяснение авторства спорного договорного условия.

Впервые Верховным Судом был упомянут данный принцип толкования договора в апреле 2018 г. в деле № 753/11000/14-ц относительно спора между ЧАО "Фармацевтическая фирма "Дарница" и физическим лицом о взыскании задолженности по договору купли-продажи квартиры. Суд отметил, что воспользовался данным принципом толкования лишь после невозможности выяснить содержание договора в порядке, определенном ст. 213 Гражданского кодекса Украины.

В указанном деле Суд пытался определить действительное содержание условия договора купли-продажи в части порядка проведения расчетов с целью покупки квартиры. Однако при разрешении спора он лишь ограничился ссылкой на соответствующие пункты договора, которыми четко определялся порядок проведения расчета стоимости квартиры, не объяснив, каким образом был применен анализируемый принцип.

Вместе с тем в другом деле касаемо подобных обстоятельств Верховный Суд исходил из презумпции того, что стороной, разработавшей и (или) предложившей спорное условие в договоре, заключенном между лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, и физическим лицом (в том числе потребителем), является сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность. Суд отметил, что "при неясности воли сторон суд должен выбрать вариант, который отвечает интересам покупателя".

К подобному выводу пришел Суд в деле № 242/4812/16-ц, указав, что в случае неясности воли сторон суду следует выбрать вариант, отвечающий интересам потребителя, и отметив, что рядовой потребитель банковских услуг с учетом обычного уровня образования и правовой осведомленности, не может эффективно осуществить свое право быть проинформированным об условиях кредитования по конкретному договору банковского счета.

Категории дел, где Судом также использовался указанный принцип, включают кредитные правоотношения; отношения, возникающие в связи с заключением договора купли-продажи, которые, как правило, связаны с процедурой проведения расчетов между сторонами; договоры аренды.

Вместе с тем, к сожалению, из мотивировочной части определенных решений национальных судов, включая Верховный Суд, не всегда понятно (например, дела № 2-175/213/16-ц, № 753/11000/14-ц и под.), какое влияние оказало применение соответствующего принципа на решение спора.

Таким образом, бизнесу следует быть осторожным при формулировке условий договора (в части их точности и ясности), так как в отношениях с потребителями, покупателями и т. п. любая неясность, скорее всего, будет толковаться в пользу последних, в том числе в случае, если спорные условия были включены в договор по инициативе субъекта хозяйствования.

 

Эстоппель (venire contra factum proprium)

Следующим принципом договорного права, который нашел свое применение в практике Верховного Суда, является эстоппель (лат. venire contra factum proprium). Данную доктрину следует рассматривать как запрещающую лицам действовать вразрез с предыдущим поведением, которая олицетворяет принцип добросовестности действий лица, заложенный в ст. 3 Гражданского кодекса Украины.

Его правоприменение началось с изложения судьями В. И. Журавль и В. И. Кратом особого мнения по делу № 596/2472/16-ц, согласно обстоятельствам которого арендодатель пытался оспорить договор аренды земельного участка в связи с отсутствием на нем его подписи. Судьи отметили, что такое поведение арендодателя является противоречивым и недобросовестным, поскольку он получал арендную плату от арендатора (более 4 лет), тем самым подтверждая, что обязательство выполняются обеими сторонами.

Данное особое мнение послужило основой для позиции Верховного Суда по другим делам, в том числе касаемо оценки процессуальных действий сторон. Так, в деле № 234/3341/15-ц истец обратился в суд с требованием о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, а квартиры – объектом права общей совместной собственности, а также о разделе имущества. Сначала в нотариально засвидетельствованном заявлении одним из ответчиков указывалось о том, что спорная квартира является его личной собственностью, но впоследствии иск был им признан.

Суд отметил, что поддержание ответчиком иска о признании договора недействительным, противоречит его предыдущему поведению и является недобросовестным и направленным на нарушение прав третьего лица в споре.

Современная практика свидетельствует о том, что Верховный Суд на сегодняшний день более детально проверяет поведение лиц при выполнении обязательств, не ограничиваясь при этом положениями договора и законодательства Украины. Подход Верховного Суда подтверждает то, что у бизнеса появились дополнительные гарантии для защиты его прав и интересов, которые улучшают прогнозируемость и простоту ведения хозяйственной деятельности.

 

(Не)действительность арбитражной оговорки

28 августа 2018 г. Большая Палата Верховного Суда в деле № 906/493/16 отступила от правового вывода Верховного Суда Украины от 18 октября 2017 г. по делу № 910/8318/16, уточнив, что хозяйственный суд должен толковать любые неточности в тексте арбитражного соглашения и рассматривать сомнения в его действительности, действии и выполнимости в пользу его действительности, действия и выполнимости, обеспечивая принцип автономности арбитражного соглашения.

Верховный Суд вместе с тем отметил, что суд может признать соглашение таким, которое невозможно выполнить в связи с допущением сторонами существенной ошибки в названии арбитража, в который передается спор (отсылка к несуществующему арбитражному учреждению), при условии, что в арбитражном соглашении отсутствует указание на место проведения арбитража либо любые другие положения, которые позволяли бы установить истинные намерения сторон в части выбора определенного арбитражного учреждения или регламента.

Такой подход Верховного Суда можно назвать революционным, так как до недавнего времени в позициях украинских судов, как правило, преобладала антиарбитражная практика. Вышеприведенное решение явно связано с намерением уменьшить нагрузку на государственные суды и усилить авторитет арбитража в Украине.

На данный момент весомого количества судебных решений с применением вышеуказанной правовой позиции нет, тем не менее в некоторых постановлениях и решениях судами признаются действительными арбитражные оговорки, несмотря на указание лишь города (например, Вена), в котором арбитражным учреждением будет решаться спор между сторонами.

Вместе с тем для подтверждения действительности соглашения о выборе арбитража мы советуем сторонам использовать арбитражную оговорку, которая обычно содержится на интернет-странице соответствующего арбитража. Использовав такое положение, стороны существенным образом уменьшат риски признания соответствующего соглашения недействительным и направления спора на рассмотрение государственным судом.

 

Возмещение убытков вследствие нарушения контрагентом порядка регистрации налоговых накладных / расчетов корректировки

Практически важным для субъектов хозяйствования является вопрос возможности возмещения убытков, понесенных покупателем товаров/услуг вследствие нарушения контрагентом требований налогового законодательства Украины по регистрации налоговых накладных / расчетов корректировки (далее в целом – налоговые накладные). Правовая позиция по данному вопросу была изложена Верховным Судом дважды: первый раз – в постановлении Кассационного хозяйственного суда от 12.03.2018 г. по делу № 918/216/17, второй раз – в постановлении объединенной палаты Кассационного хозяйственного суда от 03.08.2018 г. по делу № 917/877/17. При этом во втором решении Верховный Суд, частично отступив от выводов, изложенных в первом решении, фактически обеспечил покупателям товаров/услуг возможность возместить убытки в сумме НДС, не включенной покупателем в налоговый кредит вследствие виновных действий продавца.

Так, Верховный Суд в решении от 3 августа 2018 г. отметил, что нарушителем не были зарегистрированы налоговые накладные, вследствие чего покупатель был лишен права включить суммы НДС в состав налогового кредита и, соответственно, воспользоваться правом на уменьшение налогового обязательства на соответствующую сумму НДС, которая и является убытками.

Соответствующее решение Верховного Суда среди прочего было обосновано особенностями процедуры регистрации налоговых накладных, предусмотренной действующим п. 201.10 ст. 201 Налогового кодекса Украины. Согласно упомянутой процедуре покупатель товаров/услуг по общему правилу не может самостоятельно включить сумму НДС в налоговый кредит в случае невыполнения продавцом обязанности по составлению и регистрации налоговой накладной.

В таком контексте стоит внимания также решение Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 2 мая 2018 г. по делу № 908/3565/16, в котором рассматривались вопросы по взысканию штрафных санкций, определенных договором, за нарушение порядка регистрации контрагентом налоговых накладных. Согласно обстоятельствам соответствующего дела договором между сторонами были предусмотрены обязательства исполнителя работ уплатить заказчику штраф в размере двойной суммы НДС, указанной в незарегистрированной налоговой накладной. В этом деле суд пришел к выводу, что невыполнение или ненадлежащее выполнение таких условий договора (осуществление регистрации налоговой накладной и т. п.) не является правонарушением в сфере хозяйствования, что исключает возможность привлечения участника хозяйственных правоотношений к ответственности в виде уплаты штрафных санкций.

Что интересно, в решении от 3 августа 2018 г. Верховный Суд не комментировал вынесенное Верховным Судом решение от 2 мая 2018 г., что говорит о необходимости системно использовать данные решения в практической деятельности. В результате анализа приведенной практики Верховного Суда авторы пришли к следующим выводам:

1. Покупатель товаров/услуг может требовать от контрагента возмещения убытков в размере 100 процентов от суммы налога на добавленную стоимость, не включенной таким покупателем в состав налогового кредита по налогу на добавленную стоимость вследствие нарушения контрагентом порядка регистрации налоговых накладных (в том числе нарушения предельных сроков регистрации, допущения ошибки при указании обязательных реквизитов).

2. В ходе судебного разбирательства дела о возмещении указанных убытков покупатель должен доказать наличие в действии контрагента четырех элементов правонарушения: противоправного поведения (нарушение обязательства); убытков; причинной связи между противоправным поведением и убытками; вины контрагента.

3. При подготовке договора покупателю следует корректно формулировать положения относительно негативных последствий нарушения контрагентом обязательств по регистрации налоговых накладных, используя конструкцию "убытки", а не "штрафные санкции". Однако, даже если такое положение в договоре не будет предусмотрено, у покупателя товаров/услуг будет возможность возместить соответствующие убытки в полном объеме в судебном порядке на основании общих положений гражданского законодательства Украины.

Стоит также отметить, что Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 5 июня 2019 г. (дело № 908/1568/18) сделала вывод, что исковое требование покупателя об обязательстве контрагента осуществить регистрацию налоговых накладных не является способом защиты в хозяйственных правоотношениях и не подлежит рассмотрения в суде ни одной юрисдикции.

Взыскание долга в иностранной валюте

16.01.2019 в деле № 373/2054/16-ц Большая Палата Верховного Суда, отступив от выводов Верховного Суда Украины в решении от 02 июля 2014 г. (дело № 6-79цс14) и Верховного Суда в постановлении от 25 июля 2018 г. (дело № 308/3824/16), наконец внесла ясность по поводу валюты, в которой должен возвращаться заем, предоставленный в иностранной валюте. Большая Палата четко указала, что долг по такому займу следует взыскивать именно в иностранной валюте. Более того, при расчете 3 % годовых за основу необходимо брать просроченную сумму, определенную в договоре (расписке) или судебном решении, а не ее эквивалент в национальной валюте Украины.

К тому же Большая Палата в указанном решении поддержала позицию Большой Палаты, изложенную в постановлении от 4 июля 2018 г. (дело № 761/12665/14-ц), согласно которой в случае указания в судебном решении о взыскании суммы средств в иностранной валюте с определением эквивалента такой суммы в гривне взыскателю должна быть перечислена указанная в резолютивной части судебного решения сумма в иностранной валюте, а не ее эквивалент в гривне.

Зачастую в подобных случаях, когда взыскание осуществляется в иностранной валюте, возникают проблемы с исполнением судебного решения.

Так, с одной стороны, в ч. 3 ст. 49 Закона Украины "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что при исчислении суммы долга в иностранной валюте исполнитель в результате выявления у должника средств в соответствующей валюте взыскивает такие средства на валютный счет органа государственной исполнительной службы, а частный исполнитель – на соответствующий счет частного исполнителя с целью их дальнейшего перечисления взыскателю.

Однако на практике не все государственные исполнительные службы, в том числе и в пределах Киева, имеют валютные счета, что является существенным препятствием для взыскателя в целях исполнения решения надлежащим образом. В ходе анализа судебной практики нам встречались даже случаи, когда государственная исполнительная служба отказывала в открытии производства, но суд такие действия признал противоправными.

По нашему мнению, для должника существует как минимум два реальных способа решения данной проблемы: обратиться к частному исполнителю или инициировать передачу исполнительного производства государственной исполнительной службой, у которой нет валютных счетов, другой исполнительной службе, у которой такие счета имеются (суды указывают, что соответствующие действия не противоречат законодательству).

ВЫВОД:

Итак, несмотря на относительно непродолжительную деятельность Верховного Суда, последний вынес значительное количество решений, в том числе и по договорным спорам. Учитывая то, что Верховный Суд довольно часто отступает даже от своей позиции, изложенной в предыдущих решениях, для полного понимания ситуации в определенной сфере судебную практику следует анализировать комплексно, проверяя наиболее "свежие" решения.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua