Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Хотели как лучше, а получилось как всегда (закрытие уголовного производства следственным судьей)
Татьяна Поповская, адвокат, ЮФ Asters Владимир Ткаченко, адвокат, ЮФ Asters

С 04.11.2018 вступил в силу Закон Украины "О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно усовершенствования обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования" от 18.09.2018 г. (далее – также Закон), известный под условным названием "Маски-шоу стоп – 2".

Закон вносит в Уголовный процессуальный кодекс ряд изменений, в том числе предоставляет иному лицу, права или законные интересы которого были ограничены во время досудебного расследования, право обратиться к следственному судье с ходатайством о закрытии уголовного производства (дела), если истекли сроки, установленные для проведения досудебного расследования.

Закон принимался Верховной Радой с целью не допустить безосновательного продолжения досудебного расследования и усилить ответственность правоохранителей за нарушение прав предпринимателей и граждан при осуществлении следственных действий. Законом, по замыслу законодателя, должен быть создан дополнительный инструмент для защиты от незаконного уголовного преследования.

С этой целью ст. 284 УПК была дополнена новой частью 9 следующего содержания: "В случае истечения сроков досудебного расследования с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований до дня уведомления лица о подозрении, установленные ч. 1 ст. 219 настоящего Кодекса, следственный судья может вынести определение о закрытии уголовного производства по ходатайству иного лица, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования, или его представителя".

Положения нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК в части определения начала срока досудебного расследования не являются отсылочными – законодатель в самой норме четко определил, что сроки досудебного расследования, установленные ч. 1 ст. 219 УПК, для требований ч. 9 ст. 284 УПК начинаются с момента внесения сведений в ЕРДР.

Следовательно, при решении вопроса о закрытии уголовного производства истечение указанных в ч. 1 ст. 219 УПК сроков досудебного расследования необходимо исчислять с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР и до момента принятия решения о закрытии такого уголовного производства, с учетом тяжести совершенного преступления.

Казалось бы, ситуация предельно ясна. Однако, к сожалению, судебная практика по данному вопросу неоднозначна: суды лишь в отдельных случаях удовлетворяли ходатайства и закрывали уголовные производства, зарегистрированные в ЕРДР до 15.03.2018 (см. дела № 428/137/19, № 201/31/19).

Но в большинстве случаев решения судов были отрицательными, поскольку следственные судьи распространяли на ч. 9 ст. 284 УПК предусмотренное законом ограничение о применении последних изменений к ч. 1 ст. 219 УПК только в отношении уголовных производств, зарегистрированных после 15.03.2018. Однако, следуя такой логике, и ч. 9 ст. 284 УПК должна применяться только к уголовным производствам, зарегистрированным после 15.03.2018, что противоречит духу и основному назначению Закона от 18.09.2018, призванного урегулировать спорные вопросы уже сейчас, а не в отдаленном будущем, когда закончатся установленные сроки досудебного расследования по делам, зарегистрированным после 15.03.2018.

Согласно положениям ч. 1 ст. 5 УПК процессуальное действие проводится, а процессуальное решение принимается в соответствии с положениями настоящего Кодекса, действующими на момент начала выполнения такого действия или принятия такого решения.

Поскольку речь идет о принятии решения о закрытии уголовного производства на основании действующих положений ч. 9 ст. 284 УПК, то эти положения подлежат безусловному исполнению как принятые позже и действующие на момент принятия такого решения.

По общему правилу, внесенные в ч. 1 ст. 219 УПК изменения, в соответствии с которыми срок досудебного расследования определяется с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР, а не со дня уведомления лица о подозрении, согласно установленным в законе ограничениям должны распространяться только на уголовные производства, сведения о которых были внесены в ЕРДР после 15.03.2018.

Но в случае рассмотрения вопроса о прекращении уголовного производства на основании нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК такое ограничение применяться не должно, так как данная норма принята позднее по времени и она не устанавливает никаких ограничений по срокам регистрации уголовных производств, подлежащих прекращению.

Так, согласно разъяснению Министерства юстиции Украины "О практике применения норм права в случае коллизии" от 26.12.2008 г. № 758-0-2-08-19 в случае существования несогласованности между нормами, изданными одним и тем же нормотворческим органом, применяется акт, изданный позднее, даже если принятый ранее акт не утратил своей силы.

Таким образом, положения нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК, которые были приняты и вступили в силу позже по сравнению с изменениями, внесенными в ч. 1 ст. 219 УПК, должны иметь преимущество в применении ко всем уголовным производствам, по которым на основании ч. 9 ст. 284 УПК рассматривается вопрос об их закрытии с учетом истечения сроков досудебного расследования, определенных ч. 1 ст. 219 УПК.

Прибегая к неверной трактовке закона и обосновывая решения об отказе в закрытии уголовных производств, следственные судьи зачастую ссылаются на то, что внесенные в ч. 1 ст. 219 УПК изменения, устанавливающие сроки досудебного расследования преступлений в зависимости от их тяжести, при закрытии производств не имеют обратного действия во времени.

По нашему мнению, положения об обратном действии закона во времени в данном случае не применимы.

Так, в соответствии со ст. 58 Конституции Украины законы и другие нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица.

Можно было бы говорить об отсутствии оснований для обратного действия закона, например, при попытке применить ч. 9 ст. 284 УПК к уголовному производству, в котором предусмотренные законом сроки расследования закончились до вступления ч. 9 ст. 284 УПК в законную силу (до 04.11.2018) и после этой даты основания для закрытия производства исчезали (к примеру, в связи с уведомлением лица о подозрении). В таком случае производство нельзя было бы закрыть с учетом отсутствия обратного действия закона во времени.

Однако в данном случае речь идет о применении действующих положений ч. 9 ст. 284 УПК для закрытия уголовных производств, в которых сроки досудебного расследования, определенные с учетом положений ч. 1 ст. 219 УПК, закончились уже после вступления в силу нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК, что полностью соответствует требованиям ч. 1 ст. 5 УПК и не является обратным действием закона во времени.

Если же говорить о запрете применения положений ч. 1 ст. 219 УПК к уголовным производствам, зарегистрированным до 15.03.2018, то такой запрет фактически аннулирован положениями действующей ч. 9 ст. 284 при ее применения для закрытия таких производств.

То обстоятельство, что отсчет срока досудебного расследования с момента внесения сведений о правонарушениях в ЕРДР начинался до начала действия нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК, не дает оснований для утверждений об отсутствии обратного действия закона во времени, поскольку правовые основания для закрытия уголовного производства возникли именно во время действия положений ч. 9 ст. 284 УПК. При этом в Законе отсутствуют требования о том, что весь срок расследования, истечение которого является основанием для закрытия производства, должен протекать после вступления в силу положений ч. 9 ст. 284 УПК.

По нашему мнению, применение положений нововведенной ч. 9 ст. 284 УПК через призму ч. 1 ст. 219 УПК только по отношению к уголовным производствам, зарегистрированным в ЕРДР после 15.03.2018, не соответствует принципу верховенства права и противоречит положениям Конституции Украины, общим принципам уголовного производства и устоявшейся практике Европейского суда по правам человека.

ВЫВОД:

Таким образом, положения ч. 9 ст. 284 УПК о возможности закрытия уголовных производств по истечении установленных ч. 1 ст. 219 УПК сроков досудебного расследования с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР до дня оглашения лицу о подозрении должны распространяться на все без ограничения уголовные производства, независимо от времени их регистрации в ЕРДР.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua