Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Валютный контроль экспорта услуг
Дмитрий Оносовский, Старший юрист, ЮКК "Де-Юре"

Закон Украины "О валюте и валютных операциях"  позиционируется как нормативный акт, который радикально либерализирует валютные операции в Украине. В настоящем материале рассматривается, как он влияет на валютные операции по экспорту услуг и валютный контроль за ними.

Фейслифтинг валютного контроля

Первое, что обращает на себя внимание при рассмотрении изменений, – это замена термина "валютный контроль" на "валютный надзор". В связи с этим внесены соответствующие изменения и в другие законов.

Декрет КМУ № 15-93 "О системе валютного регулирования и валютного контроля" от 19.02.93 г. (далее – Декрет 15-93), хоть и предусматривал, что все валютные операции подлежат валютному контролю, но четкого определения не давал.

А вот Закон Украины "О валюте и валютных операциях" (далее – Закон о валюте) уже имеет четкое определение термина "валютный надзор". Так, валютным надзором является система мероприятий, направленных на обеспечение соблюдения субъектами валютных операций и уполномоченными учреждениями валютного законодательства. Целью валютного надзора выступает установление соответствия осуществляемых валютных операций валютному законодательству с учетом риск-ориентированного подхода. Банк для осуществления валютного надзора, в том числе и за экспортом услуг, вправе самостоятельно определять систему необходимых мероприятий.

При сравнении содержания данных понятий можно сделать вывод, что эти два термина являются тождественными понятиями и заключаются в том, чтобы не допустить нарушений валютного законодательства при осуществлении валютных операций.

Также новый Закон о валюте закрепляет на законодательном уровне термин "агент валютного надзора", под которым в Декрете 15-93 подразумевалось банковское и финансовое учреждения, а также Укрпочта.

"Органами валютного контроля" были и остаются НБУ и ГФС. При этом по Декрету 15-93 НБУ был главным органом валютного контроля, тогда как ГФС – просто органом валютного контроля; а вот в Законе о валюте понятие главного органа валютного контроля отсутствует. Однако разделение сфер надзора остается: НБУ контролирует банки и финансовые учреждения, а ГФС – резидентов, инициирующих экспортные и связанные с ними валютные операции.

Весьма интересными представляются положения части 7 статьи 11 Закона о валюте относительно того, что агентами валютного надзора осуществляется непосредственный надзор только за теми операциями, в том числе по экспорту услуг, сумма которых равна или превышает 150 тыс. грн. Однако, что именно считается "непосредственным" надзором, ни новый Закон о валюте, ни Положение о валютном надзоре, утвержденное постановлением Правления НБУ от 03.01.2019 г. № 13, ни Инструкция о порядке валютного надзора банков за соблюдением резидентами предельных сроков расчетов по операциям по экспорту и импорту товаров, утвержденная постановлением Правления НБУ от 02.01.2019 г. № 7 (далее – Инструкция № 7), не раскрывают. Кроме того, подзаконные акты НБУ содержат понятие "незначительная сумма операции" или "незначительная операция". Интуитивно их хочется приравнять к порогу в 150 тыс. грн, но прямой юридической связи пока не прослеживается. Соответственно, на данный момент, хоть и декларируется, что такие экспортные операции будут почти лишены валютного надзора, неизвестно, как именно будет работать эта норма.

Обнадеживающими являются определение в Законе о валюте принципов, в частности принципа свободы осуществления валютных операций, а также изменение к статье 5 Закона Украины "О внешнеэкономической деятельности", которое должно ввести диспозитивный принцип регулирования валютных операций, в том числе операций при экспорте услуг.

К сожалению, в новом Законе о валюте больше нет положения, введенного Декретом 15-93 в конце 2016 года, согласно которому документам, составленным на английском языке, не требовался перевод. Считаем, что данная норма была полезной, ведь в большинстве своем внешнеэкономические контракты составляются на двух языках, поэтому переводить их нет смысла. А вот такие второстепенные документы, как инвойс, упаковочный лист и прочие, несмотря на то что составляются на одном языке, у работников банков особой сложности не вызывали.

Расчеты

Одним из основных требований валютного законодательства является соблюдение сроков расчетов. Новый Закон о валюте, в отличие от предыдущего Закона Украины "О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте", не устанавливает определенного предельного срока расчетов, а лишь разрешает устанавливать такой срок НБУ. Тем не менее такая мера теперь является не просто положением Закона, а специальной мерой защиты, которая должна применяться исключительно при наличии негативных экономических и финансовых тенденций и ухудшении макроэкономических показателей.

В то же время сам предельный срок установлен продолжительностью 365 дней Положением о мерах защиты и определении порядка осуществления отдельных операций в иностранной валюте, утвержденным постановлением Правления НБУ от 02.01.2019 г. № 5. При этом в пункте 2 постановления Правления НБУ № 7 указывается, что данный срок распространяется и на незавершенные экспортные операции, расчеты по которым по состоянию на 7 февраля 2019 г. не будут "просрочены".

Вместе с тем НБУ может устанавливать не только предельные сроки расчетов по операциям по экспорту услуг, но и исключения или особенности для отдельных услуг либо отраслей экономики, а также минимальный ценовой порог для применения такой меры. Вопрос, как именно НБУ будут определяться "отдельные услуги", а в особенности "отрасли экономики", остается неурегулированным.

Кстати, если Закон Украины "О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте" определял, что 180-дневный срок для зачисления валютной выручки не распространяется на экспорт услуг (кроме транспортных и страховых), то новый Закон о валюте таких исключений не содержит и распространяет свои нормы на все операции по экспорту услуг. Однако, как указывалось выше, такой перечень исключений может быть определен НБУ.

Для возможности превышения сроков расчетов по операциям по экспорту услуг все так же требуется получить заключение Минэкономразвития.

Инструкция № 7

Порядок осуществления валютного контроля за операциями по экспорту услуг регулируется Инструкцией № 7 и частично Положением о валютном надзоре, утвержденным постановлением Правления НБУ от 03.01.2019 г. № 13, вступающими в силу с 07.02.2019 и заменяющими собой аналогичные устаревшие документы.

Положение о валютном надзоре по большей части содержит нормы относительно ответственности банков и других финансовых учреждений, а также предоставления ими информации другим государственным органам. Оно почти не содержит положений касательно экспортеров услуг или резидентов в целом и предназначено для использование банками и другими финансовыми учреждениями.

Более интересная ситуация с Инструкцией № 7, поскольку, утвердив ее, НБУ не отменил предыдущую – Инструкцию о порядке осуществления контроля за экспортными, импортными операциями, утвержденную постановлением Правления НБУ от 24.03.99 г. № 136 (далее – Инструкция № 136).

Первое, на что стоит обратить внимание, – требования Инструкции № 7, в отличие от предыдущей, распространяются на экспорт всех видов услуг, а не только на экспорт транспортных и страховых. Как, собственно, и положения статьи 13 Закона о валюте.

Пунктом 6 Инструкции № 7  предусмотрено, что банк осуществляет валютный надзор за сроками расчетов при экспорте услуг, если на момент их предоставления расчеты по ним не завершены. В других случаях банк лишь проверяет экспортную операцию при получении платежа от нерезидента, в то время как полноценный валютный надзор им не осуществляется. Аналогичное требование было и в предыдущей Инструкции № 136.

Это означает, что в случае экспорта услуг на условиях постоплаты банк должен осуществлять валютный надзор и следить за сроками и полнотой расчетов. Если же экспорт услуг проводится на условиях предоплаты, банк осуществляет лишь поверхностную проверку операции. При этом банку станет известно о факте экспорта услуги только после поступления валютных средств на счет резидента, и дата такого экспорта его будет интересовать исключительно для проверки соблюдения предельных сроков. Если же договором будет предусматриваться предварительная оплата, банк не будет контролировать сроки валютных расчетов при экспорте услуг.

В числе оснований для завершения валютного надзора за экспортной операцией согласно Инструкции № 7, в отличие от предыдущей Инструкции № 136, названа незначительная сумма незаконченных расчетов. При этом конкретный размер такой "незначительной суммы" не определяется, но можно предположить, что на практике он будет равен сумме, при достижении которой операция будет подлежать непосредственному надзору в соответствии с частью 7 статьи 11 Закона о валюте, а именно – 150 тыс. грн. Кстати, на операции в незначительном размере не распространяются предельные сроки расчетов, установленные Положением о мерах защиты и определении порядка отдельных операций в иностранной валюте. Если банком будут выявлены признаки дробления экспортных или валютных операций, такие операции будут оставаться под валютным надзором до их полного завершения.

Банки осуществляют надзор исключительно за теми экспортными операциями, расчеты по которым осуществляются в денежной форме.

Интересно то, что Инструкция № 7 прямо допускает осуществление операции по замене кредитора по внешнеэкономическому контракту.

Как и в предыдущей Инструкции, в Инструкции № 7 присутствует положение, которым предусмотрена возможность осуществления расчетов, в том числе по операциям по экспорту услуг, путем взаимозачета и установлены требования к такому зачета. В случае взаимозачета резидент валютной выручки иметь не будет, поскольку поступлений на его валютный счет не будет.

Новеллой, заслуживающей внимания, является и то, что банк не может завершить валютный надзор за операцией по экспорту услуг, денежные обязательства по которой прекращены взаимозачетом, если НБУ была введена мера защиты в виде обязательной продажи части валютной выручки, когда валютой операции является:

– иностранная валюта первой группы Классификатора иностранных валют и банковских металлов;

– другие иностранные валюты, если сумма обязательства, прекращаемого путем зачета, превышает эквивалент 500 тыс. евро;

– российские рубли (независимо от суммы операции).

Единственное исключение – расчеты операторов телекоммуникации по оплате международных телекоммуникационных услуг.

В таком случае можно рекомендовать изменить валюту обязательства на гривню или на иностранную валюту, кроме валют первой группы Классификатора иностранных валют и банковских металлов, и суммой зачисления до 500 тыс. евро.

Инструкция № 7 устанавливает исчерпывающий перечень оснований для уменьшения цены (стоимости) услуг, а следом – и валютной выручки. При этом в числе оснований не предусматривается согласие сторон. То есть данный нормативный акт не разрешает уменьшать стоимость услуг в добровольном порядке по согласию сторон, что противоречит принципу свободы осуществления валютных операций.

Положительным нововведением является то, что банк самостоятельно определяет необходимость подачи резидентом документов по операции по экспорту услуг и самостоятельно определяет их перечень. На практике это будет означать, что по незначительным операциям банк может истребовать лишь основные и наиболее распространенные документы, без пристального исследования операции.

Ошибка в назначении платежа – не проблема. Необходимо представить банку письменные объяснения резидента, а по требованию банка – также от нерезидента.

В случае зачета встречных однородных требований, нарушения сроков поступления валютной выручки, непредставления документов банку для валютного надзора, а также в других случаях банк уведомляет о таких фактах НБУ.

Ответственность

Законом о валюте  предусматривается, что за нарушение требований валютного законодательства, в том числе при экспорте услуг, на юридических лиц и физических лиц могут налагаться штрафные санкции. Физические лица несут административную ответственность, предусмотренную КУоАП, в частности ст. 1621. Юридические лица теперь могут быть оштрафованы не НБУ, а органом ГФС и на сумму до 100 процентов суммы валютной операции, проведенной с нарушением валютного законодательства. Единственное условие – ГФС обязан применять штрафные санкции адекватно совершенному нарушению.

Ответственность за нарушение предельных сроков расчетов осталась без изменений. Размер пени, как и раньше, составляет 0,3 процента за каждый день нарушения, но не больше суммы задолженности. Пеня по результатам проверки взимается ГФС. Однако такая мера, как принудительное прекращение контрактов при нарушении данных сроков, уже отсутствует.

Основанием для прекращения начисления пени является обращение с целью принудительного взыскания задолженности (например, в суд) или наступление форс-мажорных обстоятельств.

Здесь стоит отметить, что созданное в феврале 2018 г. в форме ЧАО Экспортно-кредитное агентство больше не упоминается в нормах относительно сроков зачисления валютной выручки, следовательно обращение к нему не является основанием для прекращения начисления пени.

Что в итоге

Подытоживая приведенное, делаем вывод, что введенные изменения в регулировании валютных операций при экспорте услуг в основном будут производить положительный эффект, поскольку упрощают осуществление валютных операций при экспорте услуг на небольшие суммы, а введенные ограничения, вероятнее всего, существенным образом не будут влиять на добросовестных крупных экспортеров.

Тем не менее правильнее будет говорить, что меняется с императивного на диспозитивный метод регулирования взаимоотношений, а вместо тотального контроля будет введен риск-ориентированный подход. В перспективе это должно улучшить и упростить валютные операции при экспорте без утраты эффективности валютным контролем.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua