Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Реальные хозяйственные операции и приговор за фиктивное предпринимательство в практике Верховного Суда: water and a flame?
Мирослава Савчук, советник, ЮФ AEQUO Анна Коновалова, юрист, ЮФ AEQUO

Дела о нереальных хозяйственных операциях являются одними из наиболее распространенных видов налоговых споров. Довольно часто в таких делах единственным "доказательством" нереальности хозяйственных операций, используемым налоговым органом, является обвинительный приговор за фиктивное предпринимательство в отношении должностного лица контрагента истца-налогоплательщика или должностного лица одного из контрагентов в цепочке контрагентов.

Ранее наличие такого обвинительного приговора автоматически "ставило крест" на позиции истца-налогоплательщика, поскольку, по мнению Верховного Суда Украины, первичные документы, послужившие основанием для формирования налогового кредита и выписанные контрагентом, фиктивность хозяйственной деятельности которого установлена приговором суда, не могут считаться надлежаще оформленными и подписанными документами (постановление Верховного Суда Украины от 17.11.2015 г. по делу № 2а/3264/11/1070). Более того, Верховный Суд Украины также неоднократно указывал на то, что статус фиктивного, нелегального предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью (см., к примеру, постановления Верховного Суда Украины от 01.12.2015 г. по делу № 21-3788а15; от 12.09.2017 г. по делу № 21-3775а16).

И налогоплательщики, и их юридические советники возлагали большие надежды на то, что после создания Верховного Суда в декабре 2017 года такая практика изменится.

Эти надежды частично оправдались: первые постановления в пользу налогоплательщика по делам подобного рода были приняты уже в феврале 2018 года. К примеру, по делу № 813/1766/17 Верховный Суд пришел к выводу, что в приговорах, на которые ссылался налоговый орган, не зафиксированы обстоятельства, подтверждающие невозможность осуществления хозяйственных операций именно с истцом-налогоплательщиком. Верховный Суд также отметил, что сам факт наличия приговоров не дает оснований для автоматического вывода о нереальности хозяйственных операций, вследствие чего необходимо проверять доказанность каждого налогового правонарушения и комплексно исследовать все составляющие хозяйственных операций с учетом обстоятельств, установленных в приговорах, которые вступили в законную силу. Впоследствии такую или похожую правовую позицию Верховный Суд высказал в решениях по более десятка других дел (постановления от 20.11.2018 г. по делу № 808/2858/16; от 08.11.2018 г. по делу № 826/15028/17; от 19.09.2018 г. по делу № 809/2438/15; от 18.09.2018 г. по делу № 802/2231/17-а; от 04.09.2018 г. по делу № 826/18952/14; от 31.07.2018 г. по делу № 808/1507/16; от 26.06.2018 г. по делу № 826/548/17; от 12.06.2018 г. по делу № 822/2198/17; от 05.06.2018 г. по делу № 2а-1570/6063/12; от 17.04.2018 г. по делу № 808/2459/17; от 27.03.2018 г. по делу № 815/6470/16).

Кроме того, Верховный Суд отдельно указал на необходимость обращать внимание на то, являлось ли лицо, в отношении которого принят обвинительный приговор, тем самым лицом, которое подписывало документы от контрагента истца-налогоплательщика, на основании которых последний сформировал затраты, налоговый кредит, а также совпадает ли период совершения преступления с периодом, в который были подписаны соответствующие документы (см., к примеру, постановление Верховного Суда от 20.06.2018 г. по делу № 826/14465/13-а).

Как отмечал Верховный Суд, сам факт наличия приговоров автоматически не доказывает, что хозяйственные операции были нереальными. Этот вывод прямо следует из ст. 78 Кодекса административного судопроизводства Украины, согласно которой приговор суда, вступивший в законную силу, является обязательным для административного суда только в вопросах, имели ли место соответствующие действия (бездействие) и были ли они совершены указанным в приговоре лицом.

Однако, несмотря на ряд положительных для налогоплательщика судебных решений, по состоянию на сегодняшний день практика Верховного Суда по вопросу оценки обвинительного приговора за фиктивное предпринимательство далека от единообразия, а превалирующей позицией по-прежнему является позиция, сформированная еще Верховным Судом Украины (см., к примеру, постановления Верховного Суда от 24.10.2018 г. по делу № 826/13586/13-а, от 28.08.2018 г. по делу № 826/147/14).

По нашему мнению, одним из способов разрешения указанной проблемы могла бы быть передача одного из таких дел на рассмотрение Большой Палаты. В частности, согласно Кодексу административного судопроизводства Украины Большая Палата рассматривает дела, переданные ей коллегией судей, или палатой, или объединенной палатой одного из кассационных судов в составе Верховного Суда, (1) в которых судьи считают необходимым отойти от вывода Верховного Суда / Верховного Суда Украины касательно применения нормы права в подобных правоотношениях, или (2) в которых содержится исключительная правовая проблема и передача в Большую Палату необходима для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Пытаясь разрешить сложившуюся проблему неоднозначности судебной практики в вышеуказанной категории дел, 21 февраля 2018 года Верховный Суд уже передавал (определение от 21.02.2018 г. по делу № 826/19939/16) на рассмотрение Большой Палаты подобное дело – дело по иску ООО "Фудмережа" к Офису крупных плательщиков налогов Государственной фискальной службы. Основанием для его передачи послужило наличие по делу, по мнению суда, трех исключительных правовых проблем, среди которых и проблема разной оценки судами приговора, которым установлен факт фиктивности хозяйственной деятельности предприятия, с которым у истца-налогоплательщица были правоотношения до вынесения приговора.

Большая Палата с таким выводом не согласилась и вернула (определение от 26.03.2018 г. по делу № 826/19939/16) указанное дело в Кассационный административный суд для рассмотрения. Такое решение касательно проблематики наличия приговора за фиктивное предпринимательство в отношении должностного лица контрагента Большая Палата обосновала тем, что в каждом конкретном деле суд должен давать правовую оценку установленным фактическим обстоятельствам.

Несмотря на то, что Большая Палата не приняла указанное дело к рассмотрению, Кодекс административного судопроизводства Украины не запрещает передать на ее рассмотрение другое дело с такой же правовой проблемой, которое в дальнейшем, возможно, будет принято и рассмотрено Большой Палатой.

Более того, сложившаяся на сегодняшний день ситуация (с достаточно большим количеством позитивных для истца-налогоплательщика судебных решений) все же не может не вселять надежду на то, что Верховный Суд вскоре придет к единому знаменателю и наличие обвинительного приговора за фиктивное предпринимательство перестанет восприниматься как автоматическое свидетельство нереальности хозяйственных операций.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua