Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
2018 корпоративный год
Шади Саад, директор, Saad Legal

Этот год стал чуть ли не самым насыщенным за все годы независимости Украины в корпоративном праве.

Начало года ознаменовалось вступлением в силу Закона № 2210 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения ведения бизнеса и привлечения инвестиций эмитентами ценных бумаг" (далее – Закон № 2210), которым введены существенные изменения в законодательство для акционерных обществ.

Прежде всего новым Законом № 2210 рынок акционерных обществ был разделен на публичные и частные компании – независимо от наименования. Особенно неоднозначным выглядел статус "публичное акционерное общество, которое не осуществляло публичного предложения" – некое публично-частное акционерное общество. Понятно, что это связано с квазипубличностью большинства "публичных" акционерных обществ, но писать это черным по белому до 2018 года не решался никто... Это привело ко многим недоразумениям в вопросах корпоративного управления в таких обществах. Дискуссии о порядке применения норм Закона "Об акционерных обществах" для "непубличных" публичных акционерных обществ актуальны и в настоящее время.

Законодательные подарки

Указанным Законом № 2210 обязали акционерные общества снова приводить свои уставные (внутренние) документы в соответствие с его изменениями. Весной 2018 года существовала шутка о том, что "новый год – новый устав акционерного общества". Акционерные общества настолько устали от изменчивости корпоративного законодательства, что многие решили не спешить с приведением в соответствие, а дождаться еще "подарков" от законодателя. В наиболее выгодном положении оказались те, кто не приводил в соответствие устав в течение 2016 – 2017 годов, – меньше расходов на переоформление.

Введение нового принципа распределения акционерных обществ на публичные и частные привело к изменениям в вопросах корпоративной отчетности. Впервые в Украине предпринята попытка ввести отчет о руководстве, который должен заставить общества готовить корпоративную отчетность не по формальному принципу, а с пониманием полезности такого отчета для инвесторов. Хотя многие относятся к такой реальности как "in a perfect world". Лично я верю в развитие украинского фондового рынка, но по меньшей мере в среднесрочной перспективе. В то же время, на фоне ужесточения требований к отчетности публичных компаний, требования к раскрытию корпоративной отчетности частных акционерных обществ с одним владельцем вообще отменили.

Еще одним нововведением Закона № 2210 стало изменение процесса увеличения уставного капитала акционерного общества. Для частных акционерных обществ упрощен порядок увеличения уставного капитала, а срок осуществления эмиссии акции теперь можно сократить. Также введена возможность осуществления допэмиссии без использования преимущественного права акционеров. На практике это уже позволило зарегистрировать новый выпуск акций клиента в процессе дополнительной эмиссии по упрощенной процедуре и привлечь более 30 млн грн для развития общества.

На фоне развития искусственного интеллекта, технологий Blockchain, облачных сервисов, трейдерских ботов на мировых фондовых биржах и работы с Big Data наконец отменена обязанность делать публикации в бумажной прессе. Не всех видов публикаций сразу, а лишь некоторых. Логики для рынка я в этом не увидел, хотя с 2019 года уже точно не будет публикаций. Отчетность в Комиссию в бумажном виде уже более трех лет не принимают, а вот публикации должны были быть. Я присутствовал на многих обсуждениях данного вопроса в течение как минимум последних 10 лет. Каждый раз, когда я слышал от чиновника о бабушке, которая не получит информацию о деятельности общества на фондовом рынке в бумажном бюллетене, я просил только одного – покажите мне ту мифическую бабушку, которая хотя бы один раз в жизни видела, как выглядит бюллетень "Ведомости НКЦБФР". Уже не говорю о том, чтобы она его выписывала на регулярной основе или читала, – хотя бы видела! И только в 2019 году требование публикаций отменяется.

Первый год практики "squeeze-out"

Среди всех нововведений корпоративного законодательства для акционерных обществ самой интересной, по моему мнению, является возможность владельца доминирующего контрольного пакета (95 %+) приобретать акции у других акционеров – squeeze-out. На сегодняшний день в Украине реализовано свыше 170 сквизов – как среди известных в Украине и мире компаний, так и в маленьких акционерных обществах. По оценкам их должно было быть гораздо больше – по крайней мере 500 в течение 2018 года.

Существует два вида squeeze-out'ов:

1. При достижении 95 % и более акций общества.

2. В случае если по состоянию на дату вступления в силу Закона (04.06.2017) уже существовал владелец 95 % и более акций общества. Особенностью второй разновидности является то, что он действует всего до 04.06.2019. Итак, осталось всего полгода для реализации возможности стать единоличным владельцем акционерного общества.

Сквиз-аут позволяет решить самую большую проблему постприватизационных акционерных обществ – сократить невероятное количество акционеров, фактически не принимающих участия в деятельности общества, акции которых можно выкупить помимо их воли. С одной стороны, такой "наследство" невыгодно как миноритарным, так и мажоритарным акционерам. Миноритарные акционеры фактически не влияют на деятельность общества, не получают дивиденды, не появляются на общем собрании. Мажоритарные акционеры и общество вынуждены тратить немалые средства на администрирование акционерного общества. А с другой стороны, болезненным является вопрос справедливой стоимости за акции миноритарных акционеров.

Не во всех процедурах цена удовлетворяла акционеров. Акционеры пытаются обжаловать процедуру сквиза или заставить доплатить до справедливой стоимости. 2018 год стал годом первых обжалований сквиз-аутов. Пока что решений в пользу таких акционеров нет.

Другая часть акционеров довольна тем, что за столько лет хоть что-то выплатили. Кстати, не всегда это "что-то" означает мало. В июле 2018 г. было завершено сопровождение одной из процедур, по которой акционеры получили за 1 акцию почти 70 тыс. грн, а в декабре 2018 г. средняя выплата на 1-го акционера составляла более 100 тыс. грн. Конечно, есть сквизы, по которым акционеры получат незначительные суммы, но и предприятия тоже разные.

Одним из самых интересных был сквиз-аут через совместные действия. Это тот случай, когда фактически отсутствует владелец доминирующего контрольного пакета единолично (в т. ч. с учетом аффилированных лиц), но в случае объединения нескольких акционеров появляется некий "концерн" тех, кто совместно владеет 95 %+ акций общества. В механизме совместных действий только одно лицо (из всех лиц, действующих совместно) получает все права и обязанности по сквиз-ауту, в т. ч. относительно обязанности оплатить акции, и право получить все акции в сквизе в свою собственность. И если владение лиц, действующих совместно, является паритетным, то возникает несколько рисков:

1) в момент получения акций в сквиз-ауте возникает преимущество в количестве голосов одного лица из числа лиц, действующих совместно;

2) при пересечении 50 % возникает обязанность такого лица предложить другим лицам, действующим совместно, выкупить их акции;

3) при пересечении 50 % возникает обязанность получения разрешения АМКУ.

В итоге удалось сделать так, чтобы все эти риски не наступили, однако задача была не из простых...

Интересной внутренней задачей было смоделировать механизмы приостановки сквиза. Это делалось для расчета рисков в проекте. Как выяснилось, его, скорее всего, не существует. Сам процесс законодательно выписан таким образом, что акции миноритарных акционеров списываются в безусловном порядке. Не имеет значения наличие каких-либо ограничений, арестов или запретов на акциях общества, даже если депозитарное учреждение исчезло и не передало архив уполномоченному на хранение. При сквиз-ауте переводятся абсолютно все акции всех миноритарных акционеров в собственность доминирующего акционера. Поэтому наличие залогов, судебных запретов или каких-либо форм блокировки акций не поможет.

Легализация "соглашения на салфетке"

Еще одним корпоративным новшеством стало введение понятия "корпоративный договор" (shareholder agreement) как для ООО, так и для ЧАО. Несколько странным выглядело внедрение данного инструмента для ООО дважды на протяжении одного года... В первый раз – Законом "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно корпоративных договоров", во второй раз – через несколько месяцев Законом "Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью" (далее – Закон об ООО). В любом случае – точно положительные изменения для украинской юрисдикции. И хотя украинский бизнес еще боится массово применять корпоративные договоры из-за отсутствия судебной практики, некоторые владельцы уже начали это делать. Мы уже разрабатываем корпоративный договор в украинском праве. В течение ближайших нескольких лет заключать корпоративные договоры в Украине станет таким привычным явлением, как и на Кипре.

Еще одним "переполохом" на корпоративном рынке Украины стало принятие и вступление в силу полностью нового Закона об ООО. Общество с ограниченной ответственностью – самая распространенная форма бизнеса в Украине, а нормальное урегулирование получили только сейчас.

По сравнению с предыдущим Законом "О хозяйственных обществах" новый Закон об ООО – шагов на 100 впереди. Одной из причин структурирования корпоративных активов за рубежом было устаревшее законодательство, которое достаточно императивно регулировало отношения в бизнесе. Конечно, проблема права собственности и коррумпированности судебной власти тоже очень важна, но невозможность самостоятельно определять условия совместного ведения бизнеса существенно уменьшала возможность для развития ООО в Украине. Да еще и с появлением нового Верховного Суда постоянство судебной практики в корпоративных спорах пока дает надежду на улучшение ситуации в судебной системе.

Прежде всего новый Закон об ООО обеспечил определенную диспозитивность в бизнес-отношениях участников общества. Так, введена возможность выписать уставом и/или решением участников ООО особенности деятельности конкретного общества. Можно урегулировать практически все – начиная с порядка принятия решений собранием и заканчивая внедрением наблюдательного совета в ООО и определением особенностей предоставления согласия на совершение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Единственное, что большинство запросов со стороны клиентов к адвокатам с июня 2018 г. касаются получения "шаблончика" устава ООО... Наверное, психологически владельцы ООО еще не воспринимают предоставленную диспозитивность. Первыми, кто увидел преимущества индивидуального устава, стали заказчики корпоративного договора, ведь это дает возможность дополнительно закрепить договоренности между его участниками в уставе ООО.

Извечный вопрос: ООО или ЧАО?

Учитывая упрощение процесса преобразования акционерного общества в ООО, на протяжении 2018 года было много запросов на данную процедуру. Исследуя недостатки и преимущества каждой из организационно-правовых форм, можно сделать вывод, что если рассматривать данный вопрос через 100 % владельца компании, то особой разницы между ЧАО и ООО нет. Всего 6-8 пунктов – и не все в пользу ООО...

Скажем больше, в течение года было много переговоров касательно преобразования ООО в ЧАО, а после принятия Закона об ООО – два общества, которые мы превращали из ЧАО в ООО, решили вернуться обратно в ЧАО.

Прежде всего все это связано с невозможностью принудительного исключения участника ООО по решению собрания. Также проблемой стало введение необходимости "единогласного" голосования по целому ряду вопросов собрания ООО и понимание рисков выхода участников в любое время из состава.

Что касается желающих превратить ООО в ЧАО, то это связано с безопасностью корпоративных активов. Те, кто хоть раз пережил рейдерство доли в госреестре, больше в такие игры не играют. И хотя ни один механизм не гарантирует 100%-й защиты, ЧАО точно гораздо надежнее, чем ООО.

ВЫВОД:

Подводя итоги 2018 года, считаем его одним из лучших за последние 10 лет для развития корпоративного права в Украине, становления нашей юрисдикции и формирования фундамента для будущего роста украинской экономики.

Как нам известно, 2019 год обещает стать также прогрессивным в вопросах развития корпоративного законодательства в Украине. Ожидается введение возможности избрания одноуровневой системы корпоративного управления согласно практике некоторых европейских стран. Это когда наблюдательный совет и исполнительный орган являются одним органом – board, который включает исполнительных и неисполнительных директоров.

Уже стало привычным получать ежегодные изменения корпоративного законодательства.

В новом году хочется пожелать всем мира, семейного тепла, радости и удовольствия от того, что делаешь, больших достижений, в т. ч. в бизнесе, и взаимопонимания с окружающими!

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua