Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Электронная торговля имуществом должников – обреченность на успех?
Антон Молчанов, руководитель практики банкротства, Arzinger

Окончательный переход на электронные торговые системы (ЭТС) – одно из наибольших ожиданий от недавно принятого парламентом Кодекса Украины по процедурам банкротства. Именно ЭТС должны полностью вытеснить привычные для многих отечественных специалистов лицитаторные торги "с молотка" и упорядочить деятельность существующих электронных торгов.

Это нововведение обречено на успех или на поражение? Скорее всего, первое, но попробуем разобраться в деталях.

Прежде всего, успешность любой банкротной торговли может определяться исключительно отношением стоимости фактической продажи большинства лотов к их первоначальной стоимости. Это, по сути, единственный абсолютный и, как большинство экономических показателей, честный критерий успеха аукционной торговли. Любые другие критерии (в частности доступность торгов для широкого круга покупателей, надежность аукционных договоров и т. д.) либо являются производными от него, либо не влияют на главную цель конкурсного процесса: получить максимум от продажи имущества должника и распределить этот максимум между кредиторами.

В свою очередь, эффективность торгов по стоимости зависит, в первую очередь, не от типа площадки, а от того, кто и каким способом определяет условия продажи: состав имущества, начальную цену каждого лота, его шаг (сумму, на которую будет повышаться стоимость лота в течение определенного времени) и минимальную начальную цену повторного аукциона. Кодекс предоставляет широкие возможности влиять на эти условия комитету кредиторов должника – они либо соглашаются с тем, что предлагает арбитражный управляющий, либо определяют собственные условия, либо вообще отказываются от продажи. Если принципиальная договоренность об условиях продажи не достигнута, их установит суд. Аналогичные правила будут действовать в отношении залогового имущества, где условия продажи будет согласовывать залогодержатель – обеспеченный кредитор.

Игры с условиями продажи будут стоить заинтересованным лицам достаточно много – если имущество было продано по цене, которая могла быть выше, то суд может признать недействительным договор о его продаже.

Подобный подход является, безусловно, прогрессивным, особенно по сравнению с действующим Законом "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом", где кредиторы в принципе остаются в стороне от условий продажи, а обеспеченный кредитор согласовывает саму возможность продажи залога, но не его условия. Конечно, никто, кроме кредиторов, не заинтересован в том, чтобы определить наивысшие начальные цены и шаги аукциона. Но наивысшие цены не всегда будут оправданы с точки зрения спроса и качества конкретного имущества должника, значит не факт, что привлекут покупателей.

Кроме того, если арбитражный управляющий передаст вопрос об условиях продажи на усмотрение суда, это также далеко не всегда будет способствовать интересам кредиторов. Например, суд может согласиться с определением начальной цены по балансовой стоимости, которая будет меньше рыночной (что особенно рискованно для имущества должников, которые вели учет по НСБУ), или установить небольшой шаг аукциона (предоставив возможность тем самым формально незначительно поднять начальную цену для заинтересованного покупателя). Суд также может разрешить неоднозначную группировку лотов по типам имущества должника, которые должны ориентироваться на различные группы потенциальных покупателей (например, разместить в одном лоте грузовые и легковые автомобили или коммерческую и жилую недвижимость).

Забавно, что принцип наивысшей цены может "бить по своим" в том, что касается недействительности аукционных сделок. В частности, суд будет оценивать аукционную сделку по двум критериям:

– имело ли место нарушение установленного порядка подготовки или проведения аукциона, и

– возникли или могли ли возникнуть вследствие этих нарушений препятствия в продаже имущества по наивысшей цене.

Поскольку право обжаловать аукционную сделку будет иметь любое лицо, которое заявит о нарушенном аукционом интересе, новый украинский спорт "обжалуй аукцион" может обрести значительные масштабы, если:

– в ЭТС зарегистрируется и уплатит гарантийный взнос участник – "тафгай", задачей которого является контролировать продажу имущества нужному лицу;

– лот продан не нужному, а другому лицу, "тафгай" заявит суду, что он намеревался уплатить за этот лот большую цену, но не смог этого сделать из-за процедурных нарушений. Найти последние в украинских условиях будет лишь делом техники и знания нюансов работы авторизованной электронной площадки.

Таким образом, новые подходы в формировании условий продажи будут лучше существующих, но, безусловно, далеки от идеала. Внедрение ЭТС не решит перечисленных проблем, ведь сама система не повлияет на условия продажи.

В то же время ЭТС, безусловно, решит проблему доступности торгов – любой желающий может заполнить заявку на участие, уплатить гарантийный взнос и делать ставки, не отходя от своего компьютера или смартфона. Единственное, что для этого нужно, – это доступ в Интернет и, собственно, деньги на оплату гарантийного взноса.

Подобные системы с простым доступом к торгам уже проявили свою положительность в европейских странах со специфическими экономиками и относительно большим количеством дел о неплатежеспособности. В частности, электронная продажа имущества должников в исполнительных производствах и банкротствах через ЭТС e-leiloes.pt более трех лет действует в Португалии и показывает неплохие результаты (учитывая законодательный лимит на начальную цену не менее 85 процентов от базовой). Аналогично зарекомендовал себя эстонский сервис oksjonikeskus.ee, который имеет трехъязычную поддержку пользователей (эстонский, английский и русский).

В сухом остатке монополизация ЭТС как способа продажи имущества банкротов является правильным и прогрессивным шагом. Остается малость: не допустить конфликтов между составляющими ЭТС – электронными площадками и центральной базой данных; минимизировать возможные процедурные нарушения при формировании условий и объявлений о продаже: и, как всегда, не позволить формировать судебную практику по обжалованию аукционных договоров по принципу абсолютного формализма, когда из-за минорных нарушений будут признаваться недействительными аукционные продажи, которые являются рыночно оправданными и удовлетворяют большинство кредиторов. Пока надежды на эффективность электронных торгов оправданно высоки, но в украинских конкурсных реалиях не следует забывать о принципе Горацио – с ростом богатства растут и заботы.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua