Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Нарушение профессиональных прав адвокатов. Как защититься?
Анна Боряк, адвокат, Председатель Комитета защиты прав и гарантий адвокатской деятельности НААУ, Управляющий партнер АО "Боряк и партнеры"

В общественной жизни нет ничего постоянного. Меняется все: социальная структура общества, государство, закон. Назначением последнего является прежде всего урегулирование взаимоотношений, которые уже сложились, а также соблюдение баланса интересов государства и прав гражданина.

Однако по разным причинам динамика курса законодательного мнения направлена не на создание или укрепление социального государства, а совсем наоборот. Казалось бы, закон, касающийся адвокатской деятельности, должен учитывать реалии настоящего, ведь именно он может дать тот самый баланс, который не позволит захоронить остатки демократии в нашем обществе, но законотворцы решают далеко не профессиональные проблемы.

Адвокат – это традиция независимого профессионального представительства лица в судебных и других структурах – присяжный поверенный. Содержание данного понятия приблизительно следующее: "Я присягаю закону и оправдываю доверие". В профессии есть глубокий смысл, о котором нельзя забывать.

Адвокатская деятельность является законной и де-юре, и де-факто, хотя это почему-то до сих пор непонятно судебной власти и правоохранителям. Потому что деятельность возможна только в рамках правового поля, а когда адвокат совершил правонарушение, то оно выходит за пределы деятельности, и это надо раз и навсегда осознать "горячим головам" (особенно если они решили заняться законотворческой деятельностью).

В связи с адвокатской деятельностью не может наступить какой-либо вид ответственности, кроме дисциплинарной – это банальность, которую следует запомнить задолго до того, как получить свидетельство адвоката.

Ведь сама деятельность проходит на законодательном поле. Жаль, что коллеги, которые прибегли к законодательному процессу, этого не понимают и поэтому некоторые из них до сих пор ведут дискуссии в закрытых кругах относительно термина "злоупотребление правом".

Мы сегодня, забывая о собственной аутентичности, оправдываем незнание своей истории и содержания закона желанием соответствовать традициям цивилизованной Европы. Дескать, мы не цивилизованы и в результате часто доказываем такие выводы нелепыми судебными решениями, демонстрирующими, что, видите ли, судебная власть в Украине захвачена прокуратурой. Будто судьи и прокуроры прилетели к нам с другой планеты и это не продукт нашего родного общества. Но реформирование адвокатуры в европейских странах происходит на традиционной основе самоуправления, власть не вмешивается в адвокатскую деятельность и не навязывает адвокатуре собственное видение профессии.

Европейским законодательством, к которому апеллирует и национальное право, создано системное видение роли адвокатуры в обществе. Это, безусловно, связано с преюдицией прав человека над национальными законодательствами европейских государств. Поэтому международными стандартами адвокатской деятельности, о которых идет речь, в частности, в Рекомендации № R (2000) 21 о свободе профессиональной деятельности адвокатов, которую принял Комитет Министров Совета Европы на 727 заседании заместителей министров 25 октября 2000 года, определяется, что к принципам формирования адвокатуры относится право на свободу убеждений и возможность влияния на законотворческую деятельность.

Системой европейского видения формируется разумный баланс между свободой независимой профессиональной деятельности адвоката и степенью государственного регулирования в контексте преюдиции права над законом.

Адвокатура (как институт защиты прав человека) в любом цивилизованном государстве наделена приоритетом в законотворческой сфере защиты прав, а тем более, если это касается формирования профильного закона.

Из содержания европейского законодательства именно адвокатура должна инициировать свой профильный закон, а не власть. В деятельности адвокатуры государство только обеспечивает эффективный доступ к правосудию и доступ всех слоев общества к эффективной правовой помощи, которую могут предоставить адвокаты, как указано об этом в Рекомендациях. В том числе и доступ к прозрачности законотворческой сферы.

Степень влияния государства на независимую профессиональную деятельность также определена Основными положения о роли адвокатов, принятыми в августе 1990 года VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений. Предел такого влияния в данных положениях определен лишь в контексте содействия и обеспечения доступа к профессии и ее гарантии.

В частности, к адекватному обеспечению прав человека и его свобод относится жизненная роль профессиональных ассоциаций, которые должны быть необоснованно ограничены в кооперации с Правительством и другими государственными институтами для достижения целей правосудия и общественного интереса.

То есть роль государства сводится только к обеспечению доступа к реализации профессиональных прав и гарантий, а самим профессиональным сообществом формируется система защиты и независимости через законотворчество. Не наоборот, потому что тогда это влияние на профессию, что недопустимо.

Однако вопреки определенным европейским стандартам такой кооперации профильный законопроект № 9055 "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" сформирован не представительством адвокатуры в Украине – Национальной ассоциацией адвокатов Украины, а Администрацией Президента Украины в закрытом от НААУ формате. При этом аргумент о включении в рабочую группу отдельных адвокатов не выдерживает никакой критики, учитывая ст. 45 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности".

Законопроект № 9055 "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" не прошел публичного обсуждения в адвокатской среде, да и сами разработчики игнорируют публичные дискуссии относительно него.

Так, на дискуссию "Законопроект 9055: "за" и "против", которая проводилась в помещении "ЛІГА" по инициативе НААУ, несмотря на личные приглашения из круга разработчиков законопроекта 9055, НЕ ЯВИЛСЯ НИКТО. В итоге дискуссии как таковой не было, а состоялось только постатейное обсуждение предложенного проекта, который был вдребезги раскритикован участниками мероприятия. Но нужны ли аргументы защиты прав адвокатов тем, кто преследует цель их не признавать?

В основном практикующие адвокаты констатируют факт того, что закон в Украине не работает. А если работает, то это, вероятно, исключение, а не правило.

Несколько дней назад я принимала участие в судебном заседании в Суворовском районном суде города Одессы, где коллегия судей удовлетворила ходатайство прокурора о продлении сроков держания под стражей адвоката, несмотря на то, что вступило в законную силу определение суда о ненадлежащем предъявлении ему подозрения, неполномочным процессуальным лицом, а сторона обвинения вообще не проникалась приложением доказательств к ходатайству. Что тогда анализировала коллегия судей, если в деле отсутствуют доказательства, а фактически просто лежит бумажка, которая называется "ходатайство", и все. А суд пишет, что доказательств достаточно. Кто несет реальную ответственность за нарушенное право коллеги на реализацию его профессиональных прав, за несоблюдение гарантий адвокатской деятельности и можно ли это вообще назвать правосудием?

Но судебная власть сегодня старается не повысить уровень правосудия, а обезопасить себя от массовых нареканий адвокатов на отсутствие действенного правового поля, в рамках которого может существовать профессиональное сообщество. Поэтому властью и было придумано понятие "злоупотребление правом".

Вообще правом злоупотреблять невозможно, это абсурд, ведь любое право – это опора для защиты. В процессе деятельности у адвоката должны быть обеспечены профессиональные и действовать процессуальные права, разные по правовой природе. Профессиональное – это материальное право, в отличие от процессуального. Это право доступа в связи со статусом, обеспечить которое должна власть. Если власть не справилась, тогда неоднократное напоминание о нереализованном праве с помощью процессуальных инструментов (таких как заявления, ходатайства, адвокатские запросы и т. п.) становится для нее навязчивым и возникает потребность его ограничить.

Но авторы законопроекта 9055 пошли дальше – они придумали понятие "злоупотребление профессиональным правом" (ст. 39 проекта: "Основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности является совершение им дисциплинарного проступка… злоупотребление правами, предоставленными ему данным Законом или процессуальным законом")! Это как бы человек злоупотреблял правом на жизнь? Как говорится, отправь неразумного Богу молиться…

Здесь следует указать, что профессиональные права адвокатов не ограничиваются предоставлением правовой помощи. К профессиональному праву европейские юридические структуры относят также и функцию отстаивания личных свобод (Рекомендация № R (2000) 21), которую не может ограничивать власть никаким злоупотреблением. Любое ограничение в доступе должно быть пропорциональным общественной необходимости в таком ограничении. В заключении и рекомендациях защиты прав и гарантий адвокатской деятельности Агентства международного правового сотрудничества от 9 июня 2016 года такое вмешательство в деятельность адвокатов называется неуместным.

А уместно ли введение понятия "злоупотребление"? Ведь это и есть то самое неуместное ограничение права законотворцами, однако они обошли это вниманием и в созвучие с властью только добавили адвокатам хлопот.

Что касается системы защиты прав и гарантий, то она должна быть соразмерна реальности.

Давайте говорить, что у нас не действует никакой закон, а потому следует искать адекватные формы реагирования на отсутствие гарантированных механизмов правовой защиты профессии как таковой.

Адвокат – это сверхнациональная профессия, ведь он является реальной оппозицией власти. Поэтому защита профессиональных прав адвокатов должна контролироваться международными юридическими структурами, в равной мере как это происходит с профессией журналиста. Потому Национальная ассоциация адвокатов Украины прилагает максимум усилий для формирования такой структуры на европейском международном уровне. Очевидно, это раздражает власть, поэтому она руками некоторых наших коллег решила разрушить централизованную самоуправляемую организацию, создав феодальные ячейки. А теперь представьте себе ситуацию с массовым нарушением прав адвокатов в определенном областном регионе. Не лишат ли права на занятие адвокатской деятельностью коллегу, который об этом сообщит с трибуны определенной юридической структуры? Злоупотребляя, по мнению законотворцев, своим правом. Ведь если власть не уважает профессию, которая олицетворяет права человека, то об этом должно знать все международное сообщество для возможности влияния на ситуацию. Иначе мы лишимся последнего оплота демократии в Украине – свободной и независимой адвокатуры.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua