Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
"Презумпция безнаказанности" – практический кейс
Игорь Ольшевский, Адвокат, партнер, Адвокатского бюро "Збиглей и партнеры"

Правозащитники категорически отрицают возможность обжалования уведомления о подозрении, тем более, что в судебно-прокурорских кругах очень негативно воспринимают предусмотренное право на защиту и постоянно упоминают Кодекс 1960 года. Мы же решительно доказываем противоположное, отстаивая позицию защиты относительно незаконного преследования подзащитного в ходе досудебного расследования.

Для признания недопустимыми доказательств, собранных органом досудебного расследования, предусмотрен сбор и фиксация допущенных нарушений.

Существует и более агресивный подход к формированию линии защиты, позволяющий практически сразу же после письменного уведомления о подозрении противодействовать незаконному преследованию подзащитного, – отмена письменного уведомления о подозрении в судебном порядке.

Многие из представителей юридического сообщества могут отметить, что данные решения не меняют положение подозреваемого в дальнейшем, а лишь служат основанием для исправления допущенных ошибок и перепредъявления подозрения.

Кроме того, большинство клиентов, понимая, что отмена подозрения откровенно усложнит ситуацию и ухудшит взаимодействие как со следователям, так и с прокурором, вообще отказываются от таких действий.

Однако в едином реестре судебных решений все же находим соответствующие определения следственных судей (начиная с 2016 года):

Печерского районного суда города Киева от 31.03.2016 г. № 757/10129/16-к, от 08.12.2016 г. 757/43030/16-к, от 10.02.2017 г. № 757/3848/17-к;

Заречного районного суда города Суммы от 11.08.2017 г. по делу № 591/2880/17;

Купянского горрайонного суда Харьковской области от 27.10.2017 г. по делу № 628/2720/17;

Соломенского районного суда города Киева от 11.04.2018 г. по делу № 760/8372/18;

Апелляционного суда Днепропетровской области от 31.05.2018 г. по делу № 334/8491/18 и т. п.

Приведенные решения были приняты в связи с нарушениями при составлении письменного уведомления о подозрении и его вручения (то есть на формальных основаниях).

Наше Бюро решило осуществить подобный шаг в уголовном производстве, но под несколько иным углом, полностью осознавая, что после письменного уведомления о подозрении при выборе меры пресечения следственный судья проверял основания последнего.

Сразу уточним, что жалоба об отмене письменного уведомления о подозрении была подана в один и тот же суд с интервалом в 2-месячный срок и пониманием того, что следственный судья своим решением может поставить под вопрос решения, принятые коллегой из соседнего кабинета во время досудебного расследования.

Данная практика еще не полностью сформирована в национальной судебной системе после изменений, внесенных в УПК в марте этого года.

Статьей 277 УПК (п. п. 4, 5, 6) четко предусматривается, что уведомление должно включать:

– содержание подозрения;

– правовую квалификацию уголовного правонарушения, в совершении которого подозревается лицо, с указанием статьи (части статьи) закона Украины об уголовной ответственности;

– краткое изложение фактических обстоятельств уголовного правонарушения, в совершении которого подозревается лицо, с указанием времени, места совершения, а также прочих существенных обстоятельств, известных на момент уведомления о подозрении.

Основной задачей при формировании жалобы было желание узнать, правда ли, что на этапе проведения досудебного следствия есть реальные шансы поставить под вопрос аргументы органов и привести обоснованные доказательства для возможности принятия решения следственным судьей.

Поскольку согласно приведенным решениям защитники уже неоднократно поднимали вопрос отмены уведомления о подозрении на формальных основаниях, в нашем же случае это было осуществлено фактически – по сути.

Действительно, есть и другая сторона медали подобной отмены, поскольку в рамках срока проведения досудебного расследования следователь/прокурор не лишен возможности исправить недостатки и вручить уведомление о подозрении повторно.

Так и произошло: прокурор в данной ситуации, идя на принцип, осуществил сразу два действия, имеющие кардинальные противоречия.

На постановление следственного судьи прокурор направил апелляционную жалобу и согласовал письменное уведомление о НОВОМ подозрении, а с ходатайством о продлении срока досудебного расследования обратился уже по совсем другой квалификации, предусмотренной Уголовным кодексом.

Указанные действия свидетельствуют о самостоятельном отказе от поданной апелляционной жалобы.

На данный момент апелляционный суд Сумской области еще не принял решение по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, однако срок досудебного расследования по новому подозрению следственный судья уже продлил согласно ходатайству прокурора, осуществляющего процессуальное руководство.

То есть прокурор исказил не только установленный порядок уведомления о подозрении, регламентированный ст. ст. 42, 276 – 278, 480 – 481 УПК, но и ст. 36 УПК, в соответствии с которой он сам же и ведет надзор за соблюдением законности.

Руководители прокуратуры Сумской области исповедуют именно такой подход к делу, где есть одновременно 2 подозрения, и считают его не противоречащим установленному законом порядку и не нарушающим принцип правовой определенности и права на защиту, предусмотренный Европейской конвенцией еще в 1949 году.

Очевидно, что такого рода действия осуществляются лишь с одной целью: подозреваемый не должен утратить предоставленный процессуальный статус до истечения срока досудебного следствия, ведь на кону честь мундира.

Интересным с точки зрения защиты является то, что следственный судья по результатам рассмотрения жалобы на письменное уведомление о подозрении в форме определения осуществил судебный контроль за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве во время проведения досудебного расследования (п. 18 ч. 1 ст. 3 УПК) и установил нарушение фактически до истечения срока досудебного расследования.

Статьей 9 УПК закреплена обязанность прокурора, руководителя органа досудебного расследования, следователя всесторонне, полно и беспристрастно исследовать обстоятельства уголовного производства, выявлять как разоблачающие обстоятельства, так и оправдывающие подозреваемого, обвиненного, а также обстоятельства, смягчающие или обременяющие его наказание, предоставлять им надлежащую правовую оценку и обеспечивать принятие законных и непредубежденных процессуальных решений.

Обвинительный наклон не позволяет следственно-прокурорскому кругу осуществлять непредубежденные процессуальные решения и самостоятельно закрывать уголовные производства.

Деятельность прокурора после отмены в судебном порядке уведомления о подозрении является по сути призрачной, поскольку в дальнейшем оценка доказательствам будет предоставлена с точки зрения их допустимости, а судьба уголовного производства во время рассмотрения в судебном порядке – бесперспективной.

Утверждение относительно бесперспективности абсолютно логично, поскольку согласно принятому судебному решению установлено, что все доказательства были собраны незаконно.

Следовательно, единственным возможным способом защиты от произвола субъектов властных полномочий, вмешательства в личную жизнь, ограничения в передвижении и ареста личного имущества является эффективный судебный контроль.

Наше Бюро надеется на увеличение количества постановлений, отменяющих уведомления о подозрении на стадии досудебного расследования.

Единственный рецепт достижения такого результата – системный подход адвокатов во время досудебного расследования, решительное отстаивание позиции относительно возможности обжалования подозрения в судебных заседаниях, правильное оформление доказательств неправомерности действий органа досудебного расследования и аргументация собственных утверждений.

Полученные результаты подтверждают то, что судейское сообщество воспринимает указанный подход и с помощью нововведений помогает формировать абсолютно новую национальную практику отмены подозрения.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua