Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Внеплановые проверки в ходе досудебного расследования уголовного производства: быть или не быть?
Валентин Юхименко, Адвокат в отрасли уголовного права, Международная юридическая консалтинговая компания SAFIR Law&Finance

Назначение и проведение внеплановых проверок в ходе досудебного расследования преступлений в уголовных производствах не является новеллой в правоприменительной практике органов досудебного расследования или прокуратуры. Но отвечают ли такие процессуальные мероприятия требованиям действующего законодательства Украины? Давайте попробуем разобраться в настоящей статье.

В редакции Уголовного процессуального кодекса Украины (далее – УПК), действовавшей до 15.07.2015, к полномочиям прокурора и следователя относилась, кроме прочих, возможность назначения ревизии и проверки в порядке, определенном УПК, что было унормировано п. 6 ч. 2 ст. 36 и п. 4 ч. 2 ст. 40 УПК.

В то же время пп. 12 п. 5 разд. XII "Заключительные положения" Закона Украины "О прокуратуре", который вступил в силу с 15.07.2015, из перечня полномочий прокурора и следователя указанные компетенции были исключены.

Итак, законодатель лишил следователя и прокурора полномочий по назначению ревизии и проверки.

Более того, вышеуказанным Законом "О прокуратуре" ст. 87 УПК, содержащая критерии признания доказательств недопустимыми, была дополнена пунктом, согласно которому: "Недопустимыми являются также доказательства, которые были получены: <...> после начала уголовного производства путем реализации органами досудебного расследования или прокуратуры своих полномочий, не предусмотренных настоящим Кодексом, для обеспечения досудебного расследования уголовных правонарушений <...>".

Таким образом, законодатель не только лишил следователя и прокурора полномочий назначать проверки, но и установил, что доказательства, полученные в результате осуществления таких мероприятий, являются недопустимыми.

Вместе с тем, несмотря на указанное, следователи и прокуроры систематически обращаются к следственным судьям с ходатайствами о предоставлении разрешений на проведение внеплановых проверок с последующим поручением их проведения соответствующим контролирующим органам.

Чаще всего проведение таких внеплановых проверок осуществляется в уголовных производствах, расследуемых по ст. 212 (уклонение от уплаты налогов, сборов (обязательных платежей)), ст. 205 (фиктивное предпринимательство), ст. 1971 (самовольное занятие земельного участка и самовольное строительство), ст. 2391 УК (незаконное завладение грунтовым покровом (поверхностным слоем) земель), а также в других преступлениях.

В Едином государственном реестре судебных решений по поисковому запросу "позапланова перевірка" (фильтры: формы судопроизводства "кримінальна", "перша інстанція", и ограничение периода принятия с "01.01.2018") система находит более 3500 судебных решений.

Большинство следственных судей удовлетворяют ходатайство о назначении внеплановых проверок, остальные же их коллеги, в своем пропорциональном меньшинстве, отказывают, что, в свою очередь, свидетельствует о неоднозначности судебной практики.

Изучаемая судебная практика говорит о том, что преобладающее количество судов апелляционной инстанции, ссылаясь на положение ч. 4 ст. 399 УПК, отказывали в открытии апелляционных производств на указанные определения следственных судей по тем мотивам, что ст. 309 УПК, устанавливающая определения следственных судей, которые могут быть обжалованы в ходе досудебного расследования, не приводит в числе таковых определение следственного судьи о назначении внеплановой проверки.

Указанная правовая позиция была пересмотрена Коллегией судей судебной палаты в уголовных делах Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 13.07.2016 г., в результате чего была сформирована следующая правовая позиция: "...суд апелляционной инстанции преждевременно принял решение об отказе в открытии апелляционного производства, не приняв во внимание то обстоятельство, что положения ч. 4 ст. 399 УПК Украины касаются процедуры открытия апелляционного производства или отказа в открытии апелляционного производства по жалобам на решения, прямо определенные в ст. ст. 303 – 307 УПК Украины, то есть на такие решения следственного судьи, которые он вправе принимать согласно закону.

Поскольку следственный судья Днепровского районного суда г. Киева принял решение, которое вообще не предусмотрено уголовным процессуальным законом, суду апелляционной инстанции при решении вопроса об открытии апелляционного производства необходимо было исходить из общих принципов уголовного производства, о чем указано выше.

Поэтому ссылка суда апелляционной инстанции на положение ч. 4 ст. 399 УПК Украины при отказе в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе прокурора на определение следственного судьи в данном уголовном производстве нельзя признать обоснованными с точки зрения таких принципов уголовного производства, как верховенство права и законность".

Указанное решение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел полностью согласовывалось с позицией Судебной палаты по уголовным делам Верховного Суда Украины, сформированной при рассмотрении дела № 757/49263/15-к. По результатам рассмотрения указанного дела Судебная палата в уголовных делах Верховного Суда Украины определила правовую позицию, приведенную в постановлении от 12.10.2017 г.: "В случае вынесения следственным судьей определения, не предусмотренного уголовными процессуальными нормами, к которым отсылают положения части третьей статьи 309 УПК, суд апелляционной инстанции не вправе отказать в проверке его законности, ссылаясь на предписания части четвертой статьи 399 УПК. Право на апелляционное обжалование такого судебного решения подлежит обеспечению на основании пункта 17 части первой статьи 7 и части первой статьи 24 УПК, которыми оно гарантируется, с учетом положения части шестой статьи 9 УПК, устанавливающей, что в случаях, когда положения УПК не регулируют или неоднозначно регулируют вопросы уголовного производства, применяются общие принципы уголовного производства, определенные частью первой статьи 7 УПК".

Вместе с тем при рассмотрении аналогичного дела постановлением Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда от 15.02.2018 г. по делу № 757/2200/17-к был высказан противоположный вывод, которым было признано законным обжалуемое определение апелляционного суда об отказе в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе на определение о назначении внеплановой проверки в рамках уголовного производства. В частности, суд сформировал следующую правовую позицию: "Кроме того, ч. 3 ст. 309 УПК прямо предусматривает, что жалобы на другие определения следственного судьи обжалованию не подлежат и возражения на них могут быть поданы в ходе подготовительного производства в суде, а следовательно таким способом реализуется право лица на судебный контроль законности такого вида решения следственного судьи.

Приведенное говорит о правильности заключения апелляционного суда о том, что при отсутствии в исчерпывающем перечне ч. 1 ст. 309 УПК решения следственного судьи об удовлетворении ходатайства следователя или прокурора о проведении внеплановой документальной проверки, его апелляционное обжалование невозможно. Поэтому апелляционный суд обоснованно, ссылаясь на ч. 4 ст. 399 УПК, отказал в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе адвоката...

<...>

Таким образом, учитывая границы кассационного пересмотра и объем полномочий кассационной инстанции, основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют".

Итак, вплоть до последнего времени судебная ветвь власти была разделена на два лагеря, которые исповедовали разные правовые парадигмы, тем самым создавая правовую коллизию правоприменительной и судебной системы.

Решающим в свете приведенных событий стало дело № 243/6674/17-к, находившееся на рассмотрении Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда. Предметом дела выступала кассационная жалоба одного из субъектов хозяйствования на определение Апелляционного суда Донецкой области, которым последний отказал в открытии производства на определение суда первой инстанции, предоставившее разрешение на проведение комплексной внеплановой проверки, ссылаясь на то, что "согласно ст. 309 УПК вышеуказанное определение следственного судьи апелляционному обжалованию не подлежит".

По результатам рассмотрения указанного дела Верховный Суд в п. 51 определения от 06.03.2018 г. указал: "Таким образом, суд считает, что в данном случае следственный судья, предоставив следователю разрешение на проведение проверки, вышел за рамки своих полномочий и вынес решение, не предусмотренное уголовным процессуальным законодательством".

Соответственно, при решении вопроса, подлежит ли решение суда первой инстанции, принятое вопреки предоставленным полномочиям, обжалованию в апелляционном порядке, суд решил передать указанное дело на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, поскольку указанный вопрос включает в себя исключительную правовую проблему и такая передача необходима для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Последующее решение Большой Палаты Верховного Суда стало не менее интересным и обсуждаемым. Так, Большая Палата в постановлении от 23.05.2018 г. по делу № 243/6674/17-к указала, что: "Учитывая важность для субъектов, в отношении деятельности которых следственные судьи предоставляют разрешения на проведение внеплановых проверок, прав, установленных статьей 8 Конвенции и статьей 1 Первого протокола Конвенции, а также ввиду отсутствия надежных процессуальных механизмов защиты прав в ходе подготовительного производства, Большая Палата считает практичным и эффективным право на апелляционный пересмотр таких определений на стадии досудебного расследования".

Кроме того, не менее важным является то, что Большая Палата Верховного Суда в приведенном решении указала: "Большая Палата Верховного Суда считает, что апелляционные суды обязаны открывать апелляционное производство по жалобам на определения следственных судей о предоставлении разрешения на проведение внеплановых проверок".

Таким образом, Верховный Суд для судей апелляционной инстанции установил в качестве обязанности открывать апелляционное производство по таким категориям дел.

Вследствие рассмотрения указанной жалобы субъекта хозяйствования Большая Палата Верховного Суда вынесла решение, которым кассационная жалоба жалобщика была удовлетворена, а обжалуемое определение Апелляционного суда Донецкой области об отказе в открытии апелляционного производства на определение следственного судьи первой инстанции отменено и назначено новое рассмотрение в суде апелляционной инстанции.

В продолжение развития приведенных событий, Апелляционный суд Донецкой области рассмотрел апелляционную жалобу представителя указанного субъекта хозяйствования, в результате чего суд 15.08.2018 вынес решение по делу № 243/6669/17, в тексте которого указывается: "…следственный судья вышел за рамки полномочий, предоставленных ему действующим уголовным процессуальным законом, и вынес решение, не предусмотренное УПК Украины.

<...>

Действующий УПК Украины не содержит норм относительно порядка рассмотрения ходатайств следователя или прокурора о проведении внеплановой документальной проверки, а также полномочий следственного судьи по рассмотрению таких ходатайств и вынесению решения по результатам их рассмотрения.

<...>

Принятое следственным судьей решение не предусмотрено уголовным процессуальным законом, в связи с чем подлежит отмене".

По результатам рассмотрения судом была удовлетворена апелляционная жалоба представителя субъекта хозяйствования, определение следственного судьи первой инстанции отменено и вынесено новое определение, которым в удовлетворении ходатайства следователя о предоставлении разрешения на проведение внеплановой проверки было отказано.

ВЫВОД:

Подытоживая вышеприведенное, приходим к логичному выводу, что сбор доказательств следователем или прокурором таким способом, который не предусмотрен действующим УПК, не только нарушает права, свободы и интересы третьих лиц, но и является таким средством сбора, который осуществлен внепроцессуальным способом, следствием чего является дальнейшее признание его недопустимым доказательством.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua