Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Дистрибьюторский контракт. Особенности регулирования
Михаил Кочеров, к. ю. н., адвокат, управляющий партнер, IBC Legal Services

Как бы банально это не звучало, каждый юрист когда-то был студентом первого курса, который начинал изучать право с азов – теории государства и права как науки и как учебной дисциплины. Предметы их изучения, как правило, кажутся первокурсникам неинтересными. Студентам хочется решать реальные задачи, они ждут тем, которые для них более или менее понятны либо актуальны. Это в полной мере касается и гражданского права: читать о принципах гражданского права (законодательстве) большинству студентов скучно, мало кому интересны фундаментальные идеи, внутренние системы построения, истории учения, мысли выдающихся юристов прошлого и т. п.

Студенты хотят изучать отношения с современными названиями, такие как лизинг, франчайзинг, дилерские, агентские и фьючерсные соглашения, дилинг и т. д., – то, о чем пишут в газетах, то, о чем они слышат по телевизору. Совсем не модно говорить "наем", когда можно сказать "аренда", или "поставка", когда можно применить слово "форвард".

Проходят годы, и бывшие студенты становятся дипломированными юристами, а затем опытными специалистами. И только тогда, когда выпускник вуза стал действительно специалистом по жизни, а не на бумаге, ему становится понятно, что именно теория государства и права и основные принципы определенного законодательства позволяют ему мыслить глобально, видеть природу общественных отношений, систему ее построения, а не ее отдельный сегмент, как, например, купля-продажа.

Тогда такие вопросы, как аналогия и источники права, толкование сделок, юридические аномалии и т. д., которые ранее студенту казались лишней тратой времени, сослужат специалисту службу. Особенно, когда он сталкивается с необходимостью составить или проверить сделку, которая предусматривает возникновение взаимоотношений, четко не урегулированных законодательством. Более того, иногда юрист попадает в ситуацию, когда законодательство даже не содержит общего определения таких взаимоотношений, только "кто-то где-то о них слышал".

Дистрибьюторский контракт является одним из таких примеров: каждый о нем или что-то слышал, или принимал участие в его разработке. В данной статье в той или иной степени будет рассмотрена его правовая природа и некоторые аспекты его регулирования.

Слово "дистрибьютор" переводится с английского языка как "распространитель", "распределитель" или "раздатчик". И хотя законодательство Украины не содержит обобщающего определения данного термина, во многих нормативных актах он используется как такой, который, по мнению авторов, не должен вызывать каких-либо трудностей с его содержанием.

Однако не все так просто. Начнем с того, что статьи 6 – 8 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК Украины) позволяют сторонам заключить договор, который не предусмотрен актами гражданского законодательства, но отвечает общим принципам гражданского законодательства. Кроме того, стороны вправе применять в своих взаимоотношениях обычаи делового оборота (правила поведения, не установленные актами гражданского законодательства, но являющиеся устоявшимися в определенной сфере гражданских отношений). Если гражданские отношения не урегулированы ни гражданским законодательством, ни договором или обычаем, то стороны должны применять правовые нормы гражданского законодательства, регулирующие подобные по содержанию гражданские отношения (аналогия закона). А при невозможности использования аналогии закона сторонам следует обратиться к аналогии права, то есть к статье 3 ГК Украины, которая содержит перечень общих принципов гражданского законодательства.

В то же время статья 213 ГК Украины предоставляет сторонам право самостоятельно истолковать заключенную ими сделку, а если с этим возникают те или иные трудности, то во внимание могут приниматься, в частности, цель сделки, устоявшаяся практика отношений между ними и обычаи делового оборота.

То есть, при отсутствии прямой нормы в законодательстве, будущие стороны дистрибьюторского контракта, во-первых, должны определиться с тем, что каждая из них имеет в виду, когда речь идет о дистрибуции (это поможет предотвратить ошибки относительно природы сделки – статья 229 ГК Украины), во-вторых, после выяснения природы взаимоотношений они должны определить, какие именно обычаи делового оборота им известны или какие подобные по содержанию гражданские отношения им следует применять.

В отличие от Официальных правил толкования торговых терминов Международной торговой палаты (Инкотермс), говорить о существовании общеизвестного в Украине обычая делового оборота, который бы регулировал отношения дистрибуции, нельзя. Более того, несмотря на все усилия государства, направленные на адаптацию законодательства Украины к законодательству Европейского Союза или гармонизацию нашего законодательства с нормами и принципами Мировой организации торговли, мы не можем утверждать, что рядовые украинские юристы свободно оперируют нормами права ЕС или ВТО.

Однако не все так плохо. В Европе уже давно ведется работа по созданию единого правового пространства. Результатом такой работы являются Модельные правила европейского частного права (Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of Reference, далее – DCFR, или Правила). DCFR были подготовлены юристами, которые входили в Комиссию по европейскому контрактному праву (Commission on European Contract Law), Рабочую группу по подготовке Европейского гражданского кодекса и Исследовательскую группу по действующему европейскому частному праву. Как указано в DCFR, данные Правила являются хорошим образцом для усовершенствования национального законодательства в сфере частного права независимо от того, является государство членом Европейского Союза или нет. DCFR имеют важное практическое значение для государств, в которых разрабатываются новые гражданско-правовые кодификации или совершенствуются существующие кодексы.

Вопросу дистрибуции в DCFR посвящена отдельная глава, которая применяется к договорам, в соответствии с которыми одна сторона, поставщик, обязуется на постоянной основе поставлять второй стороне, дистрибьютору, продукт, а дистрибьютор обязуется покупать его или принимать, оплачивать и продавать третьим лицам от своего имени и в своих интересах. Правила предусматривают возможность введения таких условий, как: исключительные права и обязанности поставщика и дистрибьютора относительно поставки и приобретения товара на определенной территории или определенному кругу лиц; разумность заказов; применение стандартов и рекомендательных цен, условий перепродажи товара потребителям; проведение рекламных мероприятий; поддержание надлежащего уровня общественного мнения о товаре; отчетность дистрибьютора; возможность осуществления поставщиком контроля за деятельностью дистрибьютора (доступ к его помещениям, соблюдение стандартов и указаний) и т. п.

DCFR не являются нормативным актом, а лишь научным текстом, их большую часть составляют "мягкие нормы" (soft law), являющиеся образцом научной публикации, а не императивным правилом ЕС (acquis communautaire). Несмотря на это, на мой взгляд, DCFR являются реальным источником, который украинские предприниматели могут применить для регулирования собственных договорных обязательств.

Однако, как всегда, есть определенные "но"

Во-первых, как уже отмечалось, об этих Правилах пока практически никому не известно, то есть они еще не стали устоявшимися в Украине в сфере дистрибьюторских отношений. Дело в том, что обычай лишь тогда обычай, когда он общепризнан, широко применяется всеми, а не отдельными участниками отношений. На мой взгляд, вопрос обычая следует решать на стадии заключения дистрибьюторского контракта, тогда это является залогом предотвращения конфликтов в будущем. Как бы абсурдно это не выглядело, лучше изложить обычай как условия контракта, чем потом доказывать его общеизвестность.

Во-вторых, как источник, отличный от акта законодательства, DCFR могут применяться только тогда, когда они не противоречат законодательству. Речь идет не об общих принципах гражданского законодательства, а об экономической конкуренции. Анализ статей 6 и 8 Закона Украины "О защите экономической конкуренции" позволяет сделать вывод, что антиконкурентными согласованными действиями (далее – АСД) являются действия, которые устанавливают ограничения на использование поставленных товаров, или ограничения в приобретении товаров у других субъектов хозяйствования, или направлены на формирование цен либо других условий договора о дальнейшей продаже поставленного товара другим субъектам хозяйствования либо потребителям, при условии, что такие действия приводят к существенному ограничению конкуренции на всем рынке или в значительной его части, или эти действия ограничивают доступ на рынок других субъектов хозяйствования, или приводят к экономически необоснованному повышению цен либо дефициту товаров.

Если сравнить содержание АСД с DCFR, то становится очевидным, что дистрибуция по своей природе является согласованными действиями сторон договора, направленными на установление правил дальнейшей продажи приобретенных дистрибьютором товаров, формирование цен либо других условий договора о такой последующей продаже. Вопрос только в том, имеет ли место нарушение экономической конкуренции.

Если же отсутствует специальное законодательство, сторонам ничего неизвестно об обычаях в сфере дистрибуции и в договоре нет специальных условий о его регулировании, то отношения сторон по правилам аналогии закона нужно будет регулировать нормами украинского законодательства, которые являются наиболее близкими по предмету регулирования к дистрибуции (именно такая последовательность должна быть соблюдена: аналогия должна быть применена только при отсутствии обычая). Безусловно, речь идет о взаимоотношениях поставки.

В таком случае представился случай обратиться к вопросу толкования сделки и общих правил соотношения актов гражданского законодательства и договора, согласно которым стороны имеют право урегулировать в договоре, предусмотренном актами гражданского законодательства, свои отношения, не урегулированные этими актами (часть 2 статьи 6 ГК Украины).

Если из очевидной автономности прав и обязанностей сторон договора не будет следовать иное, аналогия закона позволит утверждать, что при заключении дистрибьюторского контракта обычные обязательства поставки были дополнены условиями, присущими дистрибуции, – условиями дальнейшей перепродажи товара, ценообразования, рекламирования и т. д. Если отсутствует очевидная автономность, то дополнительные условия не превращают договор поставки в смешанный договор, по которому к отдельным обязанностям сторон следует применять положения актов гражданского законодательства о договорах, элементы которых будут содержаться в дистрибьюторском договоре (обязанности по информированию, рекламированию и т. п.), поскольку эти дополнительные условия подчинены общей цели обязательства по поставке. Они не имеют автономного значения и не являются его предметом, а лишь условиями надлежащего выполнения обязанностей по поставке товара.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua