Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ОООшки с молотка: о принудительной реализации ООО в исполнительном производстве
Алексей Соломко, советник, ADER HABER

Не так давно в Украине заработал новый Закон "Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью" (далее – Закон). Однако задолго до вступления в силу (и даже до принятия) Закон вызвал целую серию обсуждений, комментариев, дискуссий по поводу содержания положений. И кто только из специалистов его не обсуждал – цивилисты, хозяйственники, корпоративщики, судебщики – тем для обсуждения было не перечесть. Единственное, поскромничали исполнители – специалисты по взысканию, которые лишь отметили для себя наличие в Законе норм, разрешающих обращать взыскание на долю должника в обществе. Однако возможности использования данной процедуры для многих остаются пока не до конца понятными.

Непонятность обуславливалась редкой практикой обращения взыскания на долю должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, а если такая доля составляет 100 %, то и на само общество в целом (здесь и далее под обществом подразумевается как общество с ограниченной, так и с дополнительной ответственностью). Речь идет о случаях принудительного исполнения решений судов, по которым для погашения должником долга исполнителями (как государственными, так и частными) обращается взыскание на все имущество должника, в т. ч. и на принадлежащие ему доли в уставном капитале хозяйственных обществ.

Хотя справедливости ради необходимо отметить, что предыдущее законодательство не ограничивало исполнителя в возможности обращения взыскания на долю должника в уставном капитале. И нормативное обоснование под такое взыскание также существовало – по Закону "Об исполнительном производстве" исполнитель обязан обратить взыскание на имущество должника. А в понятие "имущество" в Гражданском кодексе Украины (статья 190), помимо вещей, включаются также имущественные права. Кроме того, существовавшая ранее статья 147 Гражданского кодекса Украины прямо предусматривала возможность отчуждения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Однако сам механизм отчуждения такой доли в законодательстве не существовал. Вернее сказать, наоборот, существовали законодательные препятствия в оформлении перехода права собственности на эту долю при ее отчуждении. А все попытки обойти такие препятствия заканчивались для исполнителей обвинениями в "рейдерстве". Ведь без согласия самого участника лишить его принадлежащей ему доли невозможно, как и без согласия иных участников общества.

Понятие "согласие" в обществе является краеугольным камнем его правовой природы – это согласие на совместную деятельность для достижения единой коммерческой цели. Фактически без согласия общество не сможет функционировать. О необходимости согласия между участниками также постоянно подчеркивается в Законе: необходимо согласие на создание общества (корпоративный договор – статья 7); согласие на осуществление значительных сделок (статья 44); согласие в управлении через общее собрание (статьи 33 – 34); в том числе согласие на отчуждение долей в обществе третьим лицам (статьи 20 – 21).

Однако принудительное обращение взыскания на долю участника в обществе предусматривает возможность отчуждения доли без согласия таких участников (и в первую очередь самого владельца доли). Ведь, условно говоря, в установившемся "дружеском" коллективе единомышленников – участников общества может появиться незваный гость, который быстро нарушит установившуюся синергию между участниками. И тогда обществу, как правовому институту, построенному на взаимном согласии, может прийти конец.

То есть правовая природа процесса принудительного взыскания вступает в конфликт с правовой природой самого общества, или, иначе говоря, это две несовместимые вещи.

Но, с другой стороны, сплошь и рядом встречаются ситуации, когда у должников иного имущества, на которое возможно обратить взыскание, кроме как доли в обществе, не существует. И неужели тогда ради сохранения чистоты правовой природы общества можно не исполнять решение суда?

Судя по всему, законодатель это учел и попытался в определенной мере согласовать необходимость достижения справедливости как при исполнении решения суда, так и при функционировании общества. Это выражено в статье 22 Закона, предусматривающей обращение взыскания на долю участника в обществе. Не вдаваясь в некоторые детали, по общей схеме исполнитель:

– накладывает арест на долю, о чем уведомляет общество;

– получает от общества документы, необходимые для определения стоимости доли;

– после определения стоимости предлагает выкупить ее остальным участникам общества;

– при отсутствии "желающих" из числа участников передает долю для реализации на аукционе в общем порядке.

Хотя приведенная обобщенность схемы имеет место и в Законе, все равно возникают резонные вопросы:

– возможно ли обжалование проведенной исполнителем оценки стоимости доли (ведь стоимость может быть определена в таком размере, что никто из участников заведомо не захочет ее выкупить);

– в какой срок участники должны уведомить исполнителя о своем желании выкупить долю;

– что делать исполнителю, если все участники заявили желание выкупить долю (Закон не предусматривает проведения конкурса между ними);

– в какой срок должен быть заключен договор купли-продажи доли, кто является продавцом (исполнитель либо должник?), а также куда зачисляется оплата.

Закон "Об исполнительном производстве" тоже не дает ответов на данные вопросы, невзирая на то, что был дополнен специальной статьей 531 с громким названием "Особенности обращения взыскания на долю участника общества с ограниченной ответственностью, участника общества с дополнительной ответственностью". Данная статья одним коротким, но гениальным по своей простоте предложением указывает, что все особенности определяются Законом.

Но обязательно ли такие вопросы будут возникать на практике? Возможно, их удастся избежать? И здесь опять будет все зависеть от упомянутого нами понятия согласия между участниками общества. Если участники согласятся избавиться от "должника" в своих рядах, то у исполнителя, конечно же, проблем с обращением взыскания на долю не будет. Однако, если участники в едином согласии захотят поддержать своего "товарища", то, к примеру, выразив согласие на выкуп доли, достаточно легко объяснят исполнителю, что сроками выкупа они не ограничены, тогда никакой принудительной продажи доли не будет. В старорежимной юридической литературе общество даже так и называлось – товарищество, то есть коллектив настоящих товарищей, которые связаны обязанностью поддерживать друг друга во всех вопросах совместной деятельности.

При этом удивляет, что Закон не предусматривает такого компромиссного варианта выкупа доли, как выкуп самим обществом. По нашему мнению, это могло бы снять много спорных вопросов, касающихся понятия согласия в действиях общества и его участников.

Теперь стоит рассмотреть возможности перерегистрации доли участника общества в случае, если исполнителю все же удалось в обход воли иных участников передать долю на принудительную реализацию. Соответствующие изменения также вносились в Закон "О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований".

Статья 17 упомянутого Закона была дополнена новой редакцией части 5, в которой указывается, что для государственной регистрации изменений к сведениям о составе участников общества подаются (помимо общих документов) акт приема-передачи доли в уставном капитале общества (подпункт "ґ" пункта 3). Из всего перечня это единственный документ, который может подходить под понятие акта приобретения имущества на публичных торгах, который выдается исполнителем. При этом отмечается, что такой акт подписывается лицом, которое приобрело долю в уставном капитале общества, или лицом, которое ее передало. Кем должно быть передающее лицо (исполнителем либо должником) и допускается ли альтернатива относительно субъекта подачи, данный Закон, к сожалению, не уточняет.

Понятно, что при таких формулировках Закона обязательно потребуется еще "согласие" и государственного регистратора, который будет проводить регистрацию изменений, – согласие с исполнителем на одинаковое понимание нормы Закона относительно идентификации подаваемого документа и правильного определения субъекта подачи. А такого согласия, как показывает предыдущий опыт, еще ни разу не удавалось достичь.

Хотя, конечно, у приобретателя доли останется возможность найти такое согласие в судебном решении, которое обяжет регистратора провести необходимое регистрационное действие. Однако при этом ни покупателю, ни исполнителю, а уж тем более судье обвинения в "рейдерстве" точно не избежать.

Но самое главное, к чему стоит вернуться, это начало процедуры обращения взыскания на долю – ее арест. Ведь, не обеспечив ограничение самостоятельного отчуждения должником доли, ни о каком взыскании (даже при добровольном и всеобщем согласии) речь уже не пойдет. Учитывая специфику предмета ареста, понятно, что одного постановления исполнителя мало – его нужно зарегистрировать. И указанный Закон "О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований" в статье 25 подсказывает, что это осуществляется государственным регистратором в Едином реестре в виде ареста корпоративных прав (из содержания статьи 167 Хозяйственного кодекса Украины в понятие корпоративных прав входит также доля в обществе).

Однако вышеупомянутый Закон уточняет, что арест производится только на основании судебного решения, да еще предъявить его может либо суд, либо государственная исполнительная служба. То есть ни о каких постановлениях исполнителя речь в Законе не идет, а уж тем более могут и не пытаться это сделать частные исполнители – как субъекты обращения к регистратору они вообще не предусмотрены.

Единственный вариант для исполнителя пока остается регистрация ареста доли в Реестре обременений движимого имущества, но опять-таки с перспективой судебной тяжбы, поскольку государственный регистратор не проверяет информацию данного Реестра при регистрации перехода доли участника в обществе.

ВЫВОД:

Таким образом, предварительный анализ показал, что нормы Закона особенно не поменяли существовавшую и до его принятия возможность обращения взыскания на долю участника общества. То есть необходимость наличия согласия иных участников общества на отчуждение доли все еще требуется. А решение суда может и потерпеть.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua