Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
"Холодный душ" для адвоката: как подтвердить свои полномочия в Верховном Суде по новому ХПК
Юрий Колос, адвокат, старший юрист, АО "ЮФ "Василь Кисиль и партнеры"

Внедрение адвокатской монополии на представительство интересов физических и юридических лиц в суде и принятие новой редакции Хозяйственного процессуального кодекса Украины поставили перед юристами-практиками некоторые проблемные вопросы, связанные с представительством участников дела в хозяйственном процессе.

Казалось бы, действующие нормы ХПК Украины довольно четко устанавливают, кто может быть представителем и какими документами подтверждаются его полномочия. Однако первая судебная практика Верховного Суда касательно возврата кассационных жалоб, к которым приложены ненадлежащие доказательства полномочий адвоката, может быть неприятным сюрпризом даже для опытных адвокатов.

1. Как согласно закону?

Перечень документов, которыми подтверждаются полномочия представителя (адвоката), закреплен в статье 60 ХПК Украины. Законодатель при этом намеренно разделяет в разных частях перечень документов в подтверждение полномочий представителя (неадвоката) и перечень документов в подтверждение полномочий адвоката в качестве представителя.

Согласно части 3 статьи 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" полномочия адвоката в качестве защитника или представителя в хозяйственном, гражданском, административном судопроизводстве, уголовном производстве, рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также в качестве уполномоченного по поручению в конституционном судопроизводстве подтверждаются в порядке, установленном законом.

В соответствии с частью 4 статьи 60 ХПК Украины полномочия адвоката в качестве представителя подтверждаются: 1) доверенностью; или 2) ордером, выданным в соответствии с Законом Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности".

Однако, как показала судебная практика Верховного Суда, довольно простая и однозначная по смыслу норма имеет подводные камни в применении.

2. Доверенность + свидетельство адвоката

На практике адвокаты довольно часто подтверждают свои полномочия перед судом доверенностью, а наличие статуса адвоката – копией свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью. В большинстве случаев суды первой и второй инстанций считают указанные документы надлежащими доказательствами полномочий адвоката в качестве представителя стороны хозяйственного процесса.

Однако в Кассационном хозяйственном суде Верховного Суда получает распространение другая судебная практика, в соответствии с которой указанные документы не могут признаваться надлежащими доказательствами в подтверждение полномочий адвоката в качестве представителя. Кассационный хозяйственный суд возвращает кассационные жалобы без рассмотрения, если кассационную жалобу подписал представитель жалобщика, являющийся адвокатом, однако в тексте доверенности не указано, что представитель уполномочен по доверенности представлять интересы жалобщика именно в качестве адвоката или в доверенности отсутствуют ссылки на договор о юридической помощи.

В определении от 18.06.2018 г. по делу № 910/15163/17 Кассационный хозяйственный суд на основании норм части 4 статьи 60 ХПК Украины и части 3 статьи 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" пришел к следующему выводу: "при отсутствии ордера, доверенность должна содержать информацию, что полномочия на представительство в суде предоставлены именно адвокату, а не гражданину.

Из содержания приложенных доверенностей № 1 от 20.07.2018 и № 2 от 20.07.2018 не усматривается, что полномочия по представительству жалобщиками предоставлены именно адвокату ЛИЦО_4, то есть доверенности сами по себе не являются доказательством, подтверждающим полномочия адвоката ЛИЦО_4, а также не свидетельствует о том, что в отношениях с доверителями (жалобщиками) ЛИЦО_4, как представитель по доверенности, выступает в статусе адвоката.

Итак, жалобщиками не приложены доказательства касательно того, что ЛИЦО_4 уполномочено по доверенностям представлять интересы жалобщиков в качестве адвоката.

Также из приложенных доверенностей № 1 от 20.07.2018 и № 2 от 20.07.2018 не усматривается заключения договора о предоставлении правовой помощи между жалобщиками и адвокатом ЛИЦО_4".

Аналогичная позиция изложена Кассационным хозяйственным судом Верховного Суда в определениях от 21.05.2018 г. по делу № 908/1156/17, от 21.05.2018 г. по делу № 910/17213/17, от 25.05.2018 г. по делу № 922/3775/17, от 31.01.2018 г. по делу № 910/24418/16 и других.

Как видим, указанная позиция основывается на буквальном толковании норм законодательства, что, по моему мнению, не учитывает правовой природы и сути представительства.

В частности, не совсем понятно, какое значение для отношений представительства имеет "раздвоение" правового статуса представителя на гражданина (физическое лицо) и адвоката, хотя это одно и то же лицо.

Суть представительства состоит в передаче поверенному полномочий (прав), которыми наделен доверитель. Если следовать логике суда, то клиент нанимает адвоката для представительства своих интересов в суде, но уполномачивает его только как физическое лицо, которое в полной мере не может реализовать процессуальные права и обязанности, которые имеет сам доверитель и мог реализовать в порядке самопредставительства, в частности не может представлять интересы доверителя в апелляционном и кассационном судах (учитывая то, что действует адвокатская монополия). С точки зрения отношений представительства такие действия доверителя (клиента) лишены здравого смысла. Аналогичной была бы ситуация, когда дееспособное лицо "уполномочило" недееспособное лицо на реализацию своих гражданских прав и обязанностей.

В то же время, учитывая то, что приведенная правовая позиция Верховного Суда создает риски возврата без рассмотрения кассационных жалоб, поданных адвокатом вместе с доверенностью и копией свидетельства, во избежание неожиданных проблем в кассационном суде стоит указать в тексте доверенности о том, что представитель уполномачивается на ведение дела именно в качестве адвоката, указать в доверенности реквизиты свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью и дополнительно указать реквизиты договора о юридической помощи.

Стоит также подчеркнуть, что Кассационный хозяйственный суд в некоторых судебных решениях высказал позицию по поводу невозможности использования доверенности в подтверждение полномочий адвоката, представляющего своего работодателя в суде.

Указанная позиция основывается на решении Совета адвокатов Украины от 07.04.2017 г. № 54 "Об утверждении разъяснения по некоторым вопросам представительства адвокатом юридического лица", в соответствии с которой представительство интересов предприятия в судах лицами, имеющими свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и являющимися наемными работниками этого же предприятия, возможно исключительно на основании договора о предоставлении правовой помощи в соответствии с требованиями Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности".

В частности, в определениях от 25.06.2018 г. по делу № 924/326/17, от 26.04.2018 г. по делу № 910/582/17 Кассационный хозяйственный суд пришел к выводу о том, что доверенность адвоката, который является наемным работником и представляет своего работодателя в суде, не может быть доказательством в подтверждение полномочий адвоката в качестве представителя, в связи с чем возвратил кассационную жалобу, подписанную таким адвокатом. В этих же определениях Кассационный хозяйственный суд в очередной раз заявил о том, что из содержания предоставленных суду доверенностей не усматривается, что полномочия по представительству предоставлены жалобщиком именно адвокату, то есть доверенность сама по себе не является доказательством, подтверждающим полномочия адвоката.

Вместе с тем приведенная позиция Верховного Суда выглядит несколько противоречивой: с одной стороны, суд указывает на недостатки доверенности, которая не подтверждает, что жалобщик уполномочил именно адвоката в качестве представителя, а не гражданина; с другой – суд ссылается на разъяснение, в соответствии с которым доверенность вообще не может быть основанием для представительства адвокатом интересов своего работодателя в суде.

Стоит отметить, что указанное разъяснение Совета адвокатов Украины фактически сужает содержание закона (содержание нормы, изложенной в части 4 статьи 60 ХПК Украины), поскольку указанная норма не предусматривает запрета на выдачу доверенности адвокату для представительства интересов юридического лица, с которым он состоит в трудовых отношениях. Более того, ни в Гражданском кодексе Украины, ни в Законе Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности", ни в ХПК Украины не установлен запрет выдавать доверенность адвокату для представительства интересов своего работодателя в суде.

С учетом неоднозначной позиции Суда касательно документов, подтверждающих полномочия адвоката, представляющего в суде интересы своего работодателя, минимизировать риски возврата кассационной жалобы можно только путем заключения договора о юридической помощи между адвокатом и его работодателем (предприятием) и оформления на этом основании ордера.

3. Ордер + свидетельство адвоката

Напомню, что в соответствии со старой редакцией ХПК Украины (частью 7 статьи 28) полномочия адвоката могли подтверждаться либо договором о юридической помощи, либо ордером. Но к ордеру обязательно требовалось приложить извлечение из договора, в котором указывались полномочия адвоката в качестве представителя или ограничения его прав на совершение отдельных процессуальных действий.

В новой редакции ХПК Украины несколько изменены правила использования ордера в качестве доказательства в подтверждение полномочий адвоката. Теперь ордер, выданный в соответствии с Законом Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности", является самостоятельным документом, подтверждающим полномочия адвоката. Предоставления договора о юридической помощи или извлечения из него вместе с ордером действующая редакция ХПК Украины не требует.

Вместе с тем на практике некоторые судьи по старой привычке требуют у адвокатов копию договора о юридической помощи или извлечение из него в подтверждение объема полномочий адвоката или имеющихся ограничений в полномочиях. Также отдельные судьи просят адвокатов хотя бы подтвердить в ходе судебного заседания (под звукозапись), что такой договор заключен (существует в природе).

Указанные требования являются незаконными, учитывая, что:

1) ордер является документом, подтверждающим полномочия адвоката (в соответствии с частью 4 статьи 60 ХПК Украины);

2) ордер может быть оформлен адвокатом / адвокатским бюро / адвокатским объединением только на основании уже заключенного договора, исходя из содержания норм частей 1, 3 статьи 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности";

3) об ограничении полномочий адвоката должно быть указано на обороте ордера (пункт 14 Положения об ордере на предоставление правовой помощи и порядке ведения реестра ордеров, утвержденного решением Совета адвокатов Украины от 17.12.2012 г. № 36);

4) адвокат несет уголовную ответственность за заведомо ложное сообщение суду о полномочиях представлять другое лицо в суде, а так же умышленное невнесение адвокатом в ордер сведений об ограничениях полномочий, установленных договором о предоставлении юридической помощи (статья 4001 Уголовного кодекса Украины).

Как и в случае с доверенностью, важно правильно оформлять ордер, в частности правильно указывать название суда, в котором осуществляется представительство интересов клиента, и заполнять все обязательные поля ордера. Невыполнение указанных требований будет иметь следствием недопуск адвоката к судебному заседанию или возврат соответствующего процессуального документа.

В частности, Кассационный хозяйственный суд возвращает без рассмотрения кассационные жалобы адвокатов, если приложенный к жалобе ордер оформлен с нарушением требований закона (неправильно указано название суда ("Верховный Суд Украины" вместо "Верховный Суд") либо ордер не содержит обязательных реквизитов, предусмотренных Положением и типовой формой ордера, – определения от 23.05.2018 г. по делу № 905/2497/17, от 21.05.2018 г. по делу № 914/1964/17, от 23.04.2018 г. по делу № 904/8494/17, от 24.01.2018 г. по делу № 910/15374/17 и другие).

Следовательно, подавая в суд ордер в подтверждение своих полномочий, стоит уделить особое внимание его оформлению согласно требованиям Положения об ордере на предоставление юридической помощи.

4. Договор о юридической помощи + свидетельство адвоката

Рассмотрим другую, противоположную ситуацию: может ли договор о юридической помощи быть надлежащим доказательством полномочий адвоката в хозяйственном суде?

На первый взгляд, может, поскольку в части 1 статьи 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" установлено, что документом, удостоверяющим полномочия адвоката на предоставление правовой помощи, может быть, в частности, договор о предоставлении правовой помощи. Исходя из содержания понятия "адвокатская деятельность", представительство является видом правовой помощи, следовательно, на основании указанной статьи отношения представительства подтверждаются договором.

Однако в соответствии с частью 3 статьи 26 Закона полномочия адвоката в качестве представителя в хозяйственном судопроизводстве подтверждаются в порядке, установленном законом. Поэтому указанная норма касательно подтверждения полномочий именно в хозяйственном процессе отсылает к специальной норме ХПК Украины (части 4 статьи 60).

Указанная норма, как было сказано выше, определяет ограниченный (по сравнению с частью 1 статьи 26 Закона) перечень документов, подтверждающих полномочия адвоката в качестве представителя, – только доверенность или ордер. Таким образом, договор о юридической помощи (при отсутствии ордера) не является надлежащим подтверждением полномочий адвоката в хозяйственном процессе.

Данная правовая позиция прослеживается в практике Кассационного хозяйственного суда, который считает, что договор о юридической помощи при отсутствии ордера не является доказательством в подтверждение полномочий адвоката.

В частности, определением от 02.07.2018 г. по делу № 910/17956/17 кассационный суд оставил без движения кассационную жалобу, к которой адвокат приложил только договор о юридической помощи, но без ордера. Кроме того, определением от 16.04.2018 г. по делу № 910/582/17 оставлена без движения кассационная жалоба, к которой был приложен договор о юридической помощи, но без ордера, свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и доверенность (без указания на полномочия адвоката в качестве представителя), которую суд признал ненадлежащим доказательством полномочий адвоката в качестве представителя.

ВЫВОД:

Таким образом, обращаясь в Верховный Суд с кассационной жалобой или другим процессуальным документом, стоит лишний раз проверить правильность оформления документов, подтверждающих ваши полномочия в качестве адвоката (доверенности и/или ордера), чтобы не иметь неприятных неожиданностей в виде возвращенного без рассмотрения процессуального документа.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua