Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Изменение концепции в определении критериев разграничения юрисдикции судов: шаг навстречу защите прав кредиторов
Олег Самсонович, юрист, юридической фирмы "Астерс"

В статье рассматриваются проблемы разграничения юрисдикции споров о взыскании с физического лица задолженности по договору поручительства, обеспечивающему выполнение хозяйственного обязательства.

Институт финансового поручительства как один из видов обеспечения выполнения денежного обязательства широко применяется в сфере кредитования физических и юридических лиц.

Однако на практике перед кредитором, которым в таких правоотношениях чаще всего является банк, возникает вопрос: как наиболее эффективно защитить свои права в случае, если заемщик нарушил взятые на себя обязательства по возврату полученных кредитных средств, а финансовый поручитель отказывается удовлетворить требование кредитора в добровольном порядке.

Решение вопроса о взыскании задолженности с заемщика и финансового поручителя, являющихся юридическими лицами, не вызывает у кредитора особых трудностей, поскольку в таком случае кредитору достаточно предъявить один иск в хозяйственный суд по местонахождению одного из ответчиков с требованием о солидарном взыскании задолженности по кредиту.

Судебная защита кредитором своего нарушенного права при приведенном выше субъектном составе участников правоотношений является достаточно эффективной (не принимая во внимание несостоятельность существующей процедуры исполнения судебных решений органами ГИС и частными исполнителями), быстрой (предполагая, что спор будет рассмотрен судом в установленные процессуальным кодексом сроки) и при этом экономной (учитывая то, что истец в данном случае уплачивает судебный сбор за подачу одного иска, фактически предъявляя требования к двум должникам одновременно).

Совершенно иной является ситуация с судебной защитой прав кредитора-банка в случае, если заемщиком является юридическое лицо, а финансовым поручителем – физическое лицо, не являющееся предпринимателем.

До недавнего времени кредиторы-банки, руководствуясь нормами старой редакции Хозяйственного (статьями 1; 12) и Гражданского (статьями 15; 16) процессуальных кодексов Украины, а также правовыми выводами Верховного Суда Украины, вынуждены были предъявлять два иска о взыскании задолженности: первый – к заемщику в хозяйственный суд, второй – к финансовому поручителю в суд общей юрисдикции.

Невозможность предъявления в хозяйственный суд одного иска с требованием о солидарном взыскании задолженности с юридического и физического лиц была обусловлена тем, что старая редакция ХПК Украины ограничивала участие физических лиц в хозяйственном судопроизводстве отдельными категориями споров, к которым были отнесены споры по приватизации государственного и коммунального имущества, а также споры по делам, возникающим из корпоративных отношений.

Однако такая ситуация претерпела кардинальные изменения после введения в действие новой редакции процессуальных кодексов, в которых были несколько изменены критерии разграничения юрисдикций между общими и специальными (хозяйственными) судами и, соответственно, расширен (детализирован) перечень дел, подведомственных хозяйственным судам.

В частности, в новой редакции ХПК Украины юрисдикция хозяйственных судов определена Главой 2 Раздела І, она включает предметный и субъектный (подведомственность), территориальный и инстанционный (подсудность) критерии.

Проанализировав содержание статьи 20 новой редакции ХПК Украины, приходим к выводу, что законодатель фактически отступил от ранее принятой концепции разграничения юрисдикции хозяйственных судов преимущественно по субъектному критерию и дополнил вместо того исключительный перечень дел, подлежащих рассмотрению по правилам хозяйственного судопроизводства независимо от субъектного состава их участников.

Таким образом, пунктом 1 части первой статьи 20 ХПК Украины предусмотрено, что хозяйственные суды рассматривают дела по спорам, возникающим при заключении, изменении, расторжении и выполнении сделок в хозяйственной деятельности, кроме сделок, стороной которых является физическое лицо, не являющееся предпринимателем, а также по спорам в отношении сделок, заключенных для обеспечения выполнения обязательства, сторонами которого являются юридические лица и (или) физические лица – предприниматели.

Из буквального содержания нормы п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины фактически следует, что начиная с 15.12.2017 хозяйственным судам подведомственны любые споры, возникающие из хозяйственных договоров (то есть заключенных между юридическими лицами в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности), а также споры в отношении сделок, которые хоть и заключены между юридическим и физическим лицами, однако обеспечивают выполнение хозяйственного обязательства.

Но действительно ли с принятием новой редакции ХПК Украины дела по указанным выше спорам о солидарном взыскании кредитной задолженности с заемщика – юридического лица и финансового поручителя – физического лица или вообще о взыскании задолженности исключительно с физического лица – поручителя стали подведомственны хозяйственным судам?

Следует отметить, что формулировка нормы п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины, хоть и достаточно однозначна и понятна, однако вызывает сомнения по поводу того, какой все-таки является норма второй части предложения в контексте определения полномочий хозяйственного суда на рассмотрение споров между юридическим и физическим лицом, не являющимся предпринимателем, по сделкам, заключенным для обеспечения выполнения хозяйственного обязательства – запретной или уполномачивающей?

Отвечая на этот вопрос, необходимым является применение грамматического способа толкования норм права, который позволяет выяснить содержание нормы права на основании средств грамматического и лексического анализа ее словесной формулировки.

В частности, норма п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины изложена в форме сложного предложения, состоящего из двух простых предложений, объединенных союзом "а также".

Учитывая то, что союз "а также" является сочинительным (соединительным), то, соответственно, предложение вообще является сложносочиненным, а каждая из частей этого предложения (до и после союза) – равноправной по своему смыслу и независимой одна от другой.

Из изложенного следует, что норму п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины необходимо толковать как относящую к подведомственности хозяйственного суда дела: 1) по спорам, возникающим при заключении, изменении, расторжении и выполнении сделок в хозяйственной деятельности; 2) по спорам в отношении сделок, заключенных для обеспечения выполнения обязательства, сторонами которого являются юридические лица и (или) физические лица – предприниматели.

При этом употребленное в п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины словосочетание "кроме сделок, стороной которых является физическое лицо, не являющееся предпринимателем" (субъектный критерий) относится именно к первой самостоятельной части предложения и, соответственно, ограничивает юрисдикцию хозяйственных судов в отношении рассмотрения дел по спорам, возникающим при заключении, изменении, расторжении и выполнении сделок в хозяйственной деятельности.

В ином случае, предусмотренном второй частью предложения, субъектный критерий применению не подлежит, а потому суд, решая вопрос о возможности рассмотрения спора о взыскании с физического лица – поручителя задолженности по правилам хозяйственного судопроизводства, должен исходить исключительно из того, какое именно обязательство (хозяйственное или гражданское) обеспечивается соответствующим поручительством, несмотря на субъектный состав сторон договора поручительства.

Таким образом, на основании вышеизложенного приходим к выводу, что спор в отношении взыскания задолженности с финансового поручителя – физического лица по сделке, заключенной для обеспечения выполнения хозяйственного обязательства, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины подлежит рассмотрению по правилам хозяйственного судопроизводства и на такие правоотношения распространяется юрисдикция хозяйственных судов.

Подтверждением правильности высказанного выше утверждения касательно подведомственности хозяйственным судам споров о взыскании задолженности с физического лица, не являющегося предпринимателем, по договору поручительства, обеспечивающему выполнение хозяйственного обязательства, является вывод Большой Палаты Верховного Суда, содержащийся в постановлении от 13.03.2018 г. по делу № 415/2542/15-ц, который фактически поставил точку в только что начатых дискуссиях юридического сообщества.

В частности, Большая Палата Верховного Суда, проанализировав содержание п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины, пришла к следующим выводам:

"63. С даты вступления в силу ХПК Украины в редакции Закона Украины "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" от 3 октября 2017 года № 2147-VIII хозяйственные суды имеют юрисдикцию, в частности, в отношении рассмотрения споров по сделкам, заключенным для обеспечения выполнения основного обязательства, если сторонами такого основного обязательства являются юридические лица и (или) физические лица – предприниматели. В данном случае субъектный состав сторон сделок, заключенных для обеспечения выполнения основного обязательства, не имеет значения для определения юрисдикции хозяйственного суда в отношении рассмотрения соответствующего дела.

64. Следовательно, с 15 декабря 2017 года в случае объединения исковых требований по выполнению кредитного договора с требованиями по выполнению договоров поручительства, заключенных для обеспечения основного обязательства, спор должен рассматриваться по правилам хозяйственного или гражданского судопроизводства в зависимости от сторон основного обязательства".

Хотя указанные выводы Большой Палаты Верховного Суда сделаны по делу, предметом рассмотрения которого были требования о солидарном взыскании задолженности с юридического и физических лиц, указанное, однако, не исключает необходимости их учета судами при решении вопроса о подведомственности спора о взыскании задолженности исключительно с физического лица – поручителя без предъявления одновременно требований к заемщику – юридическому лицу, учитывая единое для обоих случаев основание применения соответствующей нормы п. 1 ч. 1 ст. 20 ХПК Украины – спор с физическим лицом касается выполнения договора поручительства, заключенного для обеспечения основного обязательства, сторонами которого являются юридические лица.

ВЫВОД:

Подводя итог, следует отметить, что изменение концепции в определении критериев разграничения юрисдикции судов, нашедшее свое отражение в новых редакциях Гражданского и Хозяйственного процессуальных кодексов, является довольно прогрессивным явлением. Если взять в качестве примера исследуемую ситуацию, то законодатель, отступив исключительно от субъектного разграничения юрисдикции гражданских и хозяйственных судов в отношении рассмотрения споров с физическим лицом, являющимся поручителем в хозяйственном обязательстве, тем самым поспособствовал кредиторам – юридическим лицам, которые ранее вынуждены были нести дополнительные судебные расходы и сопровождать огромное количество однотипных территориально "разбросанных" судебных дел в судах различной юрисдикции, в решении единственного вопроса – защите и восстановлении их нарушенных прав.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua