Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Низконалоговые юрисдикции: что это и как влияет на бизнес
Андрей Попов, партнер, Kreston GCG

Прежде всего напомню, что такое низконалоговые юрисдикции. Их не стоит приравнивать к офшорам. Коротко говоря, всякий офшор – низконалоговая юрисдикция, но далеко не всякая низконалоговая юрисдикция является офшором.

Классические офшорные зоны (такие как Панама, Белиз, BVI и т. д.) – это те, где:

– деятельность компаний не облагается налогом (при условии, что компании не ведут свою деятельность на территории страны регистрации);

– компании лишь уплачивают фиксированную ежегодную пошлину;

– финансовая отчетность не предоставляется в государственные органы (впрочем, минимальный бухгалтерский учет все-таки вести надо).

Сфера применения классических офшорных компаний неуклонно сужается. Их использование ограничено compliance-процедурами банков, законодательством о трансфертном ценообразовании, международным антикоррупционным законодательством. Иными словами, офшоры – это сказка, которая сейчас подходит к концу.

Ужесточение борьбы с офшорами повысило интерес к низконалоговым юрисдикциям-оншорам, которые не рассматриваются в качестве офшоров, но при соблюдении определенных условий могут быть использованы в низконалоговом режиме. Некоторые офшоры (к примеру, Кипр) со временем стали низконалоговыми оншорами.

Для компаний, зарегистрированных там, требуется ведение бухгалтерского учета, сдача налоговой отчетности местным регуляторам, а также независимый аудит.

Низконалоговые юрисдикции и Украина

Широкий интерес к тематике низконалоговых юрисдикций у бизнеса в Украине вызван сейчас не столько вопросами международного налогового планирования, сколько ужесточением законодательства в сфере трансфертного ценообразования (ТЦ).

В Украине законодательство по ТЦ возникло в 2013 году. Почти сразу Кабмин впервые опубликовал и перечень низконалоговых юрисдикций (постановление КМУ № 1042 от 25.12.2013), в который вошли 93 страны. Внешнеэкономические операции с данными государствами, при достижении определенных стоимостных критериев, подпадают под контроль по ТЦ, с необходимостью подачи ежегодного отчета в ГФСУ обо всех контролируемых операциях и документации по ТЦ с обоснованием их цен.

С тех пор перечень низконалоговых юрисдикций неоднократно менялся, какие-то государства и территории в него добавлялись, какие-то – исключались. Например, на 01 января 2018 года перечень насчитывал 85 стран (постановление КМУ № 1045 от 27.12.2017), а после последней редакции – уже 79.

Возникает закономерный вопрос: почему список низконалоговых юрисдикций так часто редактируется и что это значит для бизнеса?

Отвечая на первый вопрос, отметим, что отбор юрисдикций осуществляется Кабмином на основании нескольких критериев:

– ставка налога на прибыль предприятий (корпоративный налог) на 5 и более процентных пунктов ниже, чем в Украине;

– с государствами у Украины не заключены международные договоры с положениями об обмене информацией;

– или данные государства не обеспечивают своевременный и полный обмен налоговой и финансовой информации на запросы ГФСУ.

Если второй и третий пункт – прерогатива в основном офшорных юрисдикций, то с первым пунктом немного сложнее. На практике, многое зависит от того, как украинские контролирующие органы интерпретируют ставки корпоративного налога в других странах. Практика показывает, что в этом деле случаются недоразумения.

Важно еще упомянуть, что на начальном этапе в Налоговом кодексе был еще один пункт – по публичному доступу к информации о структуре собственности юридических лиц. Многие страны не так далеко продвинулись в раскрытии реестров, как это сделала Украина. Но вносить их на этом основании в перечень контролируемых было, действительно, не вполне обоснованным решением.

В частности, с 14.05.2015 по 31.07.2015 в перечне низконалоговых юрисдикций находилась Австрия. После получения соответствующей вербальной ноты от дипломатического представительства Австрийской Республики с пояснениями относительно действующих в стране налоговых режимов страну из перечня исключили.

Похожая ситуация возникла в конце 2017 года, когда в перечень низконалоговых юрисдикций попали Венгрия, Грузия, Латвия, Эстония. Данное решение (особенно в отношении Венгрии и стран Прибалтики) приобрело широкий общественный резонанс, в результате уже в конце января Кабмин был вынужден отозвать свое решение.

Одной из причин, в частности, для Эстонии и Грузии, стало то, что в этих странах действует налог на выведенный капитал (ННВК) вместо корпоративного налога (т. е. налог взимается не с прибыли как с таковой, а только с той прибыли, которая извлекается из бизнеса в виде дивидендов). Отмечу, что это весьма прогрессивная форма налогообложения, и не прекращаются дискуссии о необходимости ее внедрения в Украине. Возможно, ННВК все-таки внедрят и в Украине – правда, это вряд ли возможно, поскольку против выступают ключевые внешние кредиторы (из-за неминуемого снижения налоговых поступлений и затрудненного прогнозирования объемов сбора ННВК в сравнении с корпоративным налогом).

Видимо, решив устранить противоречия с отнесением государств в низконалоговые юрисдикции, налоговые органы Украины решили действовать более точечно. Постановление № 480 от 04 июля 2017 года расширило саму философию низконалоговых юрисдикций, добавив к ним не страны, а отдельные организационно-правовые формы (ОПФ) компаний, использующих льготные налоговые режимы (что-то вроде аналогов наших плательщиков единого налога). Такие ОПФ, как партнерства (partnership) или коммандитные общества, весьма распространены в странах Европы и других странах мира. Интересно также, что впервые в перечень низконалоговых юрисдикций де-факто внесены отдельные штаты США: Делавер, Калифорния, Невада, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Техас и Флорида.

Что все это значит для украинского бизнеса?

Финансовым, юридическим и коммерческим подразделениям предприятий, ведущих внешнеэкономическую деятельность, необходимо тщательно отслеживать все законодательные изменения в сфере низконалоговых юрисдикций. Иначе придется дорого заплатить, в буквальном смысле – ведь штраф, в частности, за непредставление отчета по ТЦ составляет 480000 грн (для отчетного 2017 года).

Наша практика в области трансфертного ценообразования показывает, что изменения, связанные со списком низконалоговых юрисдикций, зачастую остаются незамеченными. Особенно это может быть в компаниях, где нет политики в области ТЦ, где нет практики привлечения внешних аудиторов или налоговых консультантов и где эти вопросы возложены только на плечи бухгалтера.

В итоге, недооценка налоговых рисков со стороны собственников и топ-менеджмента выливается в судебные тяжбы с налоговой и затягивание процедуры уплаты налогов, а вместе с этим – в дополнительные расходы и риски для всей деятельности компании.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua