Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ТЦО: какую позицию займет новый Верховный Суд?
Павел Богаченко, юрист судебной практики, ЮФ "Юрлайн"

Судебная практика Верховного Суда по вопросам трансфертного ценообразования

Соблюдение правил трансфертного ценообразования с каждым днем все более актуально для украинского бизнеса. Некоторые налоговые споры по трансфертному ценообразованию уже дошли до стадии кассационного рассмотрения. В связи с этим особый интерес вызывает то, как будет составляться практика нового Верховного Суда относительно споров по ТЦО? Ниже приведен дайджест уже имеющихся позиций ВС по данному вопросу.

Отсутствие нормы, которая бы определяла обязанность представления уточняющего отчета налогоплательщиком, сроков его представления, ответственность за неисполнение такой обязанности, исключает возможность применения налоговым органом штрафных санкций (постановление ВС от 25.05.2018, производство № К/9901/48126/18).

В данном деле налогоплательщик (ООО) обратился в суд с иском о признании противоправным и отмене налогового уведомления-решения, которым к нему применены штрафные санкции в сумме 566370 грн за нарушение пп. 39.4.2 ст. 39 НК Украины.

Состав налогового правонарушения, положенный в основу принятия спорного налогового уведомления-решения, определен налоговым органом как "непредставление ООО уточняющего отчета о контролируемых операциях за 2015 год после истечения 30 календарных дней, следующих за последним днем предельного срока уплаты штрафа, примененного за невключение в отчет о неконтролируемых операциях за 2015 год информации обо всех осуществленных в течение отчетного периода контролируемых операциях в соответствии с требованиями пункта 39.4 статьи 39 НК".

Суды трех инстанций заняли сторону налогоплательщика и отменили НУР. Верховный Суд, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы ГФС, указал следующее:

"Анализ указанных положений дает основания согласиться с выводами судов предыдущих инстанций о том, что возможность представления уточняющего отчета предусмотрена законодательством с 01 января 2017 года, в редакции данной нормы до 01 января 2017 года такой возможности не предусматривалось, равно как и не были урегулированы вопросы представления нового отчета, не определялись сроки их представления, в том числе за 2015 год.

Ответственность применена налоговым органом на основании положений пункта 120.3 статьи 120 Налогового кодекса Украины (в редакции Закона № 1797-VIII от 21 декабря 2016 года). . .

Следовательно, налоговый орган установил нарушение с применением нормы, действующей с 01 января 2017 года, которое длится, по логике ответчика, с 31 октября 2016 года, то есть до возникновения новой нормы права, которая устанавливает ответственность, применив такую норму с обратным действием во времени. При этом обжалуемое начисление штрафа осуществлено с 01 января 2017 года за каждый календарный день непредставления отчета о контролируемых операциях (уточняющего отчета), неподача которого возникла 31 октября 2016 года.

Отсутствие в 2016 году нормы, которая бы определяла обязанность представления уточняющего отчета налогоплательщиком, сроков его представления, ответственность за неисполнение такой обязанности, исключает возможность применения налоговым органом штрафных (финансовых) санкций и свидетельствует о безосновательности и противоправности спорного налогового уведомления-решения".

Также Верховный Суд обратил внимание на то, что ООО был отдельно обжалован приказ о проведении проверки, в результате чего приказ было отменен постановлением суда первой инстанции (оставлено без изменений определением апелляционного суда).

Контролируемыми операциями согласно пп. 39.2.1.2 ст. 39 НК будут признаваться исключительно хозяйственные операции, осуществленные с нерезидентом в период, когда соответствующее государство было включено в соответствующий перечень Кабинета Министров Украины (постановления ВС от 20.02.2018 р., производство № К/9901/3359/17; от 27.02.2018 г., производство № К/9901/4639/17).

Предметом спора в указанных делах была необходимость представления отчета об осуществлении контролируемых операций. Эти два постановления Верховного Суда подчеркнули важность проверки налогоплательщиками того, включено ли государство контрагента-нерезидента в соответствующий перечень государств (территорий).

В первом случае (производство № К/9901/3359/17) кассационная жалоба ГФС была оставлена без удовлетворения, поскольку Верховный Суд признал, что "судом апелляционной инстанции не допущено неправильное применение норм материального права или нарушение норм процессуального права при принятии судебного решения, правильно констатировано отсутствие у истца обязанности представления Отчета о контролируемых операциях в результате того, что Российская Федерация в течение 2015 года не включена ни в один из Перечней государств (территорий), в которых ставка налога на прибыль (корпоративный налог) на 5 и больше процентных пунктов ниже, чем в Украине, утвержденных распоряжениями Кабинета Министров Украины".

Во втором случае (производство № К/9901/4639/17) налогоплательщику повезло меньше: Верховный Суд удовлетворил кассационную жалобу ГФС в части наложения штрафа за непредоставление отчета по контролируемым операциям:

"Операции с контрагентом, зарегистрированным в государстве (на территории), включенном в указанный перечень, признаются контролируемыми с даты включения государства (территории) в такой перечень.

Таким образом, для налогоплательщика, годовой доход которого от какой-либо деятельности, определенный по правилам бухгалтерского учета, в целом за 2015 год превышает 50 миллионов гривен (за вычетом косвенных налогов), контролируемыми операциями согласно пп. 39.2.1.2 пп. 39.2.1 п. 39.2 ст. 39 Налогового кодекса будут признаваться исключительно хозяйственные операции, осуществленные с нерезидентом в период, когда соответствующее государство (территория) было включено в вышеупомянутый перечень, при условии, что объем таких операций превышает 5 миллионов гривен (за вычетом косвенных налогов). Информация об этих контролируемых операциях должна быть отражена в отчете о контролируемых операциях. С учетом указанного кассационная жалоба в данной части подлежит удовлетворению. Общество как налогоплательщик не учло изменения в законодательстве, произошедшие с 01 января 2015 года, в результате чего не был представлен отчет о контролируемых операциях, что обусловило правомерность применения штрафа спорным налоговым уведомлением-решением...".

Указанное постановление (производство № К/9901/3359/17) также может быть полезно с точки зрения выводов о реальности хозяйственных операций, наличия обвинительных приговоров в отношении контрагентов, завышения предприятием расходов на приобретение. Так, в отношении наличия обвинительных приговоров Верховный Суд занял позицию в пользу налогоплательщика:

"В приговорах, на которые ссылается ответчик, зафиксирована объективная сторона состава преступления. Никакие обстоятельства, которые бы свидетельствовали об осуществлении хозяйственных операций именно с истцом, в приговорах не установлены.

Коллегия судей указывает, что сам факт наличия приговоров, принятых на основании соглашений в уголовном производстве, не дает оснований для автоматического вывода о нереальности хозяйственных операций, в результате чего есть насущная необходимость проверять доказанность каждого налогового правонарушения и осуществлять комплексное исследование всех составляющих хозяйственных операций, с учетом обстоятельств, установленных в приговорах, вступивших в законную силу. Именно такое исследование осуществлено судом апелляционной инстанции, которым установлено, что указанные предприятия были исключительно потребителями продукции Общества. В результате чего полученные от этого Общества средства безосновательно расценены налоговым органом как безвозвратная финансовая помощь, и отнесена в состав доходов, как прочие операционные доходы, за 2014 год – 19909624 грн. и за 2015 год – 2562191 грн.".

Направление отчета о контролируемых операциях средствами почтовой связи на оптическом носителе не исключает обязанности направления отчетности именно средствами электронной связи.

В данном деле Верховный Суд высказал позицию относительно формы отчета по контролируемым операциям. С одной стороны такая позиция отличается от аналогичной практики в пользу налогоплательщиков, с другой – является возможной "точкой" в неоднозначном вопросе.

Так, по результатам внеплановой проверки налоговый орган вынес НУР и наложил штраф в сумме 365400 грн за нарушение истцом требований пп. 39.4.2 п. 39.4 ст. 39 НК относительно непредоставления отчета о контролируемых операциях за 2015 год с нерезидентом (Грузия).

Операции с указанным нерезидентом действительно подпадали под критерии контролируемых согласно пп. 39.2.1.7 ст. 39 НК. В обоснование своих требований истец ссылался на отсутствие в его обязанности подавать отчет о контролируемых операциях за 2015 год в электронной форме.

Кассационная жалоба налогоплательщика была оставлена Верховным Судом без удовлетворения, а решение судов первой и апелляционной инстанций без изменений на основании того, что "для представления Отчета о контролируемых операциях установлена специальная процедура – Отчет подается исключительно средствами электронной связи в электронной форме. Направление Отчета о контролируемых операциях средствами почтовой связи на оптическом носителе согласно предписаниям Закона Украины "Об электронных документах и электронном документообороте", Закона Украины "Об электронной цифровой подписи", не исключает предусмотренного налоговым законодательством обязательного порядка направления указанной отчетности именно средствами электронной связи.

Верховный Суд признает, что судами предыдущих инстанций не допущено неправильное применение норм материального права или нарушений норм процессуального права при принятии судебного решения, правильно констатировано наличие у истца обязанности представления Отчета о контролируемых операциях за 2015 год средствами электронной связи в электронной форме".

Такими на сегодняшний день являются выводы Верховного Суда, которые будут задавать направление в судебной практике по вопросам трансфертного ценообразования. Однако остаются открытыми вопросы в отношении других нюансов ТЦО, которые, надеемся, также в ближайшее время найдут свое решение.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua