Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Публичные и частные акционерные общества: о смещении границ
Дмитрий Ткачук, юрист, AVELLUM

Эпопея вокруг разграничения публичных и частных акционерных обществ началась еще в 2014 году. Еще тогда экспертное сообщество и представители бизнеса подавали общественным избранникам сигнал о том, что для роста Украины в рейтингах стран по показателям простоты ведения бизнеса нашей стране необходимо семимильными шагами догонять европейское законодательство, регулирующее деятельность компаний. Среди прочего, речь шла и о том, что должно существовать разное регулирование для компаний, которые действуют исключительно в интересах их собственников (частные компании), и для компаний, которые имеют множество стейкхолдеров, следствием чего является повышенный общественный интерес к их деятельности (публичные компании).

Результатом вынесения данного вопроса в публичную плоскость стало:

– закрепление в Коалиционном соглашении в 2014 году необходимости усовершенствовать законодательство об обществах с ограниченной ответственностью, и в последующем – работа над законопроектом № 4666 "Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью" (работа в направлении реформирования частных компаний); и

– работа по разработке законодательства, улучшающего регулирование деятельности акционерных обществ (работа в направлении реформирования публичных компаний).

В рамках второго направления работы одним из ключевых заданий реформаторов стало углубление разграничения между публичными акционерными обществами (юридическими лицами, которые в теории должны олицетворять абсолютную прозрачность, а также действовать и принимать свои решения исходя из интересов всех своих стейкхолдеров) (ПАО) и частными акционерными обществами (менее открытыми к внешнему миру, но все равно достаточно законодательно регулируемыми компаниями в сравнении с, например, обществами с ограниченной ответственностью) (ЧАО).

Задача была не из легких, учитывая, что на тот момент разграничение между данными типами акционерных обществ было достаточно формальное: если количество акционеров превышало отметку 100 или общество собиралось осуществлять банковскую деятельность – дорога ему была в группу "публичных" акционерных обществ. Во всех остальных случаях общество могло существовать как в качестве ПАО, так и ЧАО. При этом требования к корпоративному управлению и порядку раскрытия информации в ПАО не существенно отличались от аналогичных требований в ЧАО. Дополнительно, ядром принятия решений и главными стейкхолдерами, как в ПАО, так и в ЧАО, были акционеры таких обществ, которые часто имели абсолютный контроль над операционной деятельностью и осуществляли управление компанией в ручном режиме.

Начало борьбы за разграничение

Первым шагом в направлении разграничения ПАО и ЧАО стала разработка и последующее принятие Закона Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав инвесторов", который Парламент принял 7 апреля 2015 года (Закон № 289-VIII). Результатом принятия данного Закона стало:

– удаление ограничения по количеству акционеров для ЧАО и, как результат, возможность для ПАО, которые в результате приватизации в девяностых имели сотни и тысячи акционеров, изменить тип на ЧАО;

– появление в украинском законодательстве института "независимого директора" – члена наблюдательного совета, являющегося независимым от акционеров и других лиц, осуществляющих влияние на процесс принятия решений в компании, задачей которого, среди прочего, было обеспечение прозрачности принятия решений в компании и соблюдение прав миноритарных акционеров и кредиторов (в ПАО таких членов должно было быть не менее двух);

– переизбрание членов наблюдательного совета: в ПАО – ежегодно, в ЧАО – раз в три года; и

– закрепление обязательства для всех ПАО до 1 января 2018 года пройти процедуру листинга (включения в биржевой реестр) хотя бы на одной фондовой бирже.

Повышение требований к листинговым компаниям

Следующим этапом по разграничению ПАО и ЧАО стало повышение требований к листинговым компаниям (а учитывая, что к началу 2018 года все ПАО должны были пройти процедуру листинга – повышение требований ко всем ПАО). В данном случае эстафету у парламентариев переняли члены Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР), которые в течение последних нескольких лет являются двигателем процесса реформирования законодательства, регулирующего деятельность акционерных обществ.

НКЦБФР своим решением № 1217 от 6 августа 2015 года внесла изменения в Положение о функционировании фондовых бирж и существенно повысила требования к компаниям, которые могут быть допущены к листингу на фондовой бирже. Ниже приводим примеры таких требований:

– для допуска акций эмитента к первому уровню листинга его чистый доход должен превышать 1000000000 гривен, тогда как ранее достаточно было более 100000000 гривен; для второго уровня листинга – 400000000 гривен (ранее – 50000000 гривен);

– был повышен минимальный уровень среднего значения рыночной капитализации эмитента: для первого уровня листинга – до 1000000000 гривен (в 10 раз); для второго уровня до 100000000 гривен (в 2 раза);

– доля акций в свободном обращении для компаний, допущенных к первому уровню листинга, должна составлять не менее 25 % (ранее 15 %), и у двух инвесторов суммарно не может быть более 50 % такой доли; и

– эмитенты первого уровня листинга обязаны ввести должность корпоративного секретаря, а также обязательно публиковать финансовую отчетность на украинском и английском языках.

Очевидно, что регулятор был настроен серьезно в вопросе разграничения "настоящих публичных" ПАО и так называемых "квази-ПАО". По утверждениям представителей НКЦБФР, данное решение являлось (и является до сих пор) стратегически правильным и рассчитано на среднюю и долгосрочную перспективу. Регулятор утверждал, что соблюдение высоких требований к ПАО и допуск компании к категории листинговых послужит индикатором инвестиционной привлекательности такой компании для иностранных инвесторов.

Реакция представителей отечественного бизнеса, в свою очередь, в большинстве своем была отрицательной: звучали обвинения в сторону регулятора в том, что упомянутое решение является "геноцидом" публичных компаний и что таким "административным" методом инвестиции в Украину привлечь не удастся. Кто из них в результате окажется прав, покажет время.

Удручающая статистика

При этом мы скорее всего не ошибемся, если предположим, что именно решение НКЦБФР № 1217 стало первым серьезным поводом для ПАО задуматься о трансформации в ЧАО.

Как показала практика, пройти процедуру листинга удалось немногим: по состоянию на 1 мая 2016 года в биржевых реестрах находились акции всего 7 эмитентов. По состоянию на октябрь 2017 года количество таких эмитентов снизилось до 6.

Дополнительно, в преддверии 1 января 2018 года и соответствующего вступления в силу требования об обязательном прохождении листинга всеми ПАО общее количество ПАО начало таять на глазах. Согласно данным Государственной службы статистики Украины, динамика изменения количества акционерных обществ в 2016 – 2017 годах выглядела следующим образом:

Тип компании

1 января 2016 года

1 января 2017 года

1 декабря 2017 года

ПАО

4149

3122

2274

ЧАО

3486

4348

5017

Не побоимся предположить, что НКЦБФР и авторы Закона № 289-VIII рассчитывали на более активную динамику перехода ПАО в ЧАО. Статистика свидетельствует о том, что более 2000 ПАО должны были зайти в 2018 год с нарушением положений законодательства об акционерных обществах.

В поисках компромисса

Заранее предполагая исход ситуации, в 2017 году парламентарии, представители регуляторов, члены бизнес-сообщества и другие стейкхолдеры реформирования законодательства об акционерных обществах и о фондовом рынке начали совместно искать выход из сложившейся ситуации. С одной стороны, регулятор хотел продолжить гармонизировать отечественное законодательство с законодательством ЕС и работу по разграничению "истинных" ПАО от ПАО "квазипубличных". С другой стороны, НКЦБФР не могла дальше игнорировать ситуацию с большим количеством ПАО, которые явно не успевали вовремя изменить тип на ЧАО.

Выходом из сложившейся ситуации стала разработка и принятие Закона Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения ведения бизнеса и привлечения инвестиций эмитентами ценных бумаг" № 2210-VIII от 16 ноября 2017 года (Закон № 2210-VIII).

Закон № 2210-VIII является компромиссным в первую очередь потому, что он смягчает императивный тон Закона № 289-VIII в части обязательства ПАО пройти процедуру листинга. Согласно положениям нового закона, к ПАО, которые не прошли процедуру листинга, применяется режим ЧАО. При этом Закон № 2210-VIII уменьшает зарегулированность в деятельности частных компаний путем предоставления большей диспозитивности для ЧАО.

Исключением из данного правила являются банки, которым, с одной стороны, дали возможность изменить тип на ЧАО, но, с другой стороны, учитывая существенную роль, которую банки отыгрывают в экономике страны, а также повышенный общественный интерес к банкам, оставили режим регулирования ПАО в части требований к корпоративному управлению и раскрытию информации.

Определение ПАО

Одним из ключевых изменений, которые вносит Закон № 2210-VIII, является новый подход к определению ПАО. Отныне к категории акционерных обществ, которые хотят иметь статус публичных, будут отнесены только те общества, которые осуществили публичное предложение акций (предложение неограниченному количеству лиц о приобретении части акций ПАО на условиях, определенных НКЦБФР) или другими словами – вышли на IPO.

Закон дополнительно уточняет, что к осуществлению публичного предложения также приравнивается подача заявки на допуск акций на фондовой бирже в части включения в биржевой реестр.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что компаниями, осуществившими публичное предложение, будут считаться те ПАО, акции которых находились в листинге на дату вступления в силу Закона № 2210-VIII, а также ПАО, которые в порядке, который в дальнейшем будет установлен НКЦБФР, обнародуют заявление, что они осуществляли публичное предложение ценных бумаг.

Прозрачность бизнеса как плата за дешевый капитал

Как и было задумано, Закон № 2210-VIII продолжает разграничивать ПАО и ЧАО. Ряд представителей юридического сообщества нарекли данный Закон "разграничивающим настоящие публичные и квазипубличные компании".

Лейтмотивом Закона № 2210-VIII является требование к ПАО создать максимально прозрачную и, что не менее важно, сбалансированную систему принятия решений внутри компании и раскрыть практически всю существенную информацию о компании ее стейкхолдерам. По мнению представителей НКЦБФР, абсолютная прозрачность публичных компаний является платой таких компаний за возможность привлечения дешевых финансовых ресурсов, которые ПАО может получить путем выхода на рынок капитала. В этой связи предлагаем более детально взглянуть на законодательные нововведения регулирования ПАО в части увеличения требований к прозрачности бизнеса.

Ставка на наблюдательный совет

По мнению авторов Закона № 2210-VIII, ответственность за (1) обеспечение необходимого уровня прозрачности в компании и (2) построение эффективного и независимого процесса управления компанией должна лечь на плечи членов наблюдательного совета ПАО. С этой целью Закон № 2210-VIII фундаментально изменяет подход к разграничению полномочий между органами управления ПАО в пользу предоставления большего объема полномочий и независимости наблюдательному совету, в частности:

– создание наблюдательного совета является обязательным для всех ПАО и банков, независимо от количества акционеров (в ЧАО, к примеру, только если количество акционеров превышает 10 человек);

– наблюдательный совет прямо определяется как орган управления обществом (ранее – орган, осуществляющий функции контроля);

– общее собрание акционеров не имеет права принимать решения касательно вопросов, отнесенных уставом или Законом Украины "Об акционерных обществах" к исключительной компетенции наблюдательного совета (за исключением случаев, когда вынесение таких вопросов на рассмотрение общего собрания акционеров инициировал сам наблюдательный совет), к которым, среди прочего, отнесены следующие вопросы:

(і) утверждение отчета о вознаграждении членов исполнительного органа;

(іі) рассмотрение отчета о результатах деятельности исполнительного органа и принятие соответствующих мер по результатам такого рассмотрения; и

(ііі) назначение и увольнение внутреннего аудитора;

– члены наблюдательного совета назначаются на срок до 3 лет;

– количество независимых членов в наблюдательном совете (кроме банков) должно составлять не менее 1/3 от общего количества членов, но в любом случае должно быть не менее 2 (в банках – не менее 3);

– независимые члены наблюдательного совета должны (1) составлять большинство в комитетах наблюдательного совета по вопросам вознаграждений, аудита и назначений и (2) должны возглавлять данные комитеты;

– наблюдательный совет обязан принимать решения относительно вопросов, отнесенных законом к компетенции упомянутых комитетов, только на основании предложения соответствующего комитета (что означает, что голосование по такому вопросу должно быть одобрено независимыми директорами);

– наблюдательный совет утверждает существенные сделки вплоть до сделок, стоимость которых составляет (или превышает) 100 % от стоимости активов ПАО (при этом общее собрание акционеров ПАО лишено права предварительно одобрять существенные сделки); и

– наблюдательный совет готовит ежегодный детализированный отчет о своей деятельности, требования к которому устанавливает НКЦБФР.

На акционеров ПАО возлагается серьезная и ответственная задача – найти компетентных, ответственных и в то же время лояльных к компании независимых членов наблюдательного совета, которые будут принимать большинство ключевых решений относительно ее деятельности.

Новые требования к раскрытию информации

Сразу отметим, что Закон № 2210-VIII отменяет обязательство акционерных обществ / акционеров раскрывать какую-либо информацию путем ее опубликования в официальном печатном издании НКЦБФР. Мы абсолютно приветствуем данное решение и стремление регулятора перевести процесс раскрытия информации в режим онлайн.

Закон № 2210-VIII внедряет ряд дополнительных требований к раскрытию информации о ПАО, в частности:

– вводится новая шкала порогов акций, о превышении/уменьшении которых должны уведомлять покупатели и продавцы таких акций, к которым отнесены такие значения: 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50, 75 и 95 % акций;

– покупатель 50 % (и более) акций обязан уведомить ПАО о приобретении пакета акций в превышение указанных выше порогов и раскрыть цепочку владения вплоть до бенефициарных собственников такого покупателя;

– уведомление о приобретении акций с превышением указанных выше порогов должны также направлять лица, которые получили право голоса на общем собрании акционеров ПАО (например, представители по доверенности), а также собственники финансовых инструментов, предоставляющих право приобрести акции ПАО в будущем (например, облигаций с правом конвертации в акции) с превышением порогов, указанных выше;

– дополнительно подлежит раскрытию информация о наличии между акционерами ПАО акционерного соглашения, а также информация о внесении изменений в устав, связанных с изменением объема прав акционеров.

Иные нововведения

Дополнительно Закон № 2210-VIII предусматривает, что:

– ПАО и банки осуществляют выплату дивидендов исключительно через депозитарную систему (ранее это было возможно сделать напрямую на банковские счета акционеров);

– с 1 мая 2018 года годовое собрание акционеров ПАО обязано принимать решение о:

(і) утверждении отчета о вознаграждении членов наблюдательного совета; и

(іі) целесообразности внесения изменений к положению о вознаграждении членов наблюдательного совета и исполнительного органа.

Мы приветствуем стремление законодателя и регуляторов максимально гармонизировать отечественное законодательство с законодательством ЕС. Дополнительно, мы поддерживаем разграничение ПАО и ЧАО по функциональному признаку и предоставление ЧАО больше диспозитивности. Будем надеяться, что внедрение положений Закона № 2210-VIII приведет к созданию тех четких и прозрачных правил, которых так ожидают иностранные инвесторы для начала осуществления капиталовложений в Украину.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua