Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Корпоративное управление в акционерных обществах: совершенство в новых деталях
Юрий Нечаев, партнер, AVELLUM Александр Куликовский, юрист, AVELLUM

За последние несколько лет Украина достигла значительных успехов в реформировании корпоративного законодательства, которое пополнилось рядом эффективных правовых механизмов, уже длительное время применяющихся в ведущих западных юрисдикциях. Среди таких механизмов, которые в большинстве случаев касались регулирования акционерных обществ (АО), следует выделить институт производного иска, процедуры squeeze-out и sell-out, счета условного хранения, конвертацию долговых обязательств в уставный капитал АО и т. п.

Однако до последнего времени нерешенными оставались проблема "квазипубличности" АО, возникшая вследствие массовой постсоветской приватизации предприятий (частично эту проблему должна была решить процедура squeeze-out), а также проблема несбалансированного корпоративного управления в АО. Именно на решение этих проблем и был направлен Закон Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения ведения бизнеса и привлечения инвестиций эмитентами ценных бумаг" № 2210-VIII (далее – Закон), который вступил в силу 6 января 2018 года.1

1 Некоторые изменения, которые вводятся Законом, вступают в силу с 1 мая 2018 года и 1 января 2019 года.

Закон вводит значительное количество изменений, имеющих целью четкое размежевание публичных и "квазипубличных" АО, изменение процедуры эмиссии ценных бумаг и раскрытия информации разными типами эмитентов, увеличение роли наблюдательного совета АО (далее – НС), его комитетов и независимых директоров в НС, изменение отдельных аспектов деятельности НС и общего собрания акционеров (далее – ОСА).

С практической точки зрения, Закон урегулировал отдельно субъективные (внутренние) факторы нестабильности, сбалансировав систему корпоративного управления АО, и отдельно объективные (внешние) факторы, усовершенствовав механизмы привлечения финансирования от инвесторов.

Новая система корпоративного управления АО

Закон внедряет изменения, которые направлены на улучшение баланса корпоративного управления в АО путем введения логичной и эффективной системы сдержек и противовесов, отвечающей лучшим международным практикам и стандартам корпоративного управления.

Отныне влияние мажоритарного акционера на деятельность АО тяжело назвать абсолютным, ведь новая система корпоративного управления заключается в том, что НС, комитеты НС и независимые директора стали более влиятельными и автономными в своей деятельности. С другой стороны, чтобы сбалансировать это, ужесточились требования к ним и механизмы контроля их деятельности.

Такой подход является вполне целесообразным и логичным, особенно для публичных АО, которые должны отвечать высоким стандартам корпоративного управления с целью повышения своей инвестиционной привлекательности. Детально и иногда императивно урегулировав корпоративное управление АО, Закон подтверждает идею, что стабильное развитие АО отныне является делом не только самого общества, но и согласно принципу, что собственность обязывает, еще делом государства и, в частности, стейкхолдеров (заинтересованных лиц).

Компетенция НС и ОСА

Как мы указывали выше, Закон значительно повысил роль НС в корпоративном управлении АО.

Преимущественно это было достигнуто благодаря тому, что отныне ОСА публичного АО не могут решать вопросы, которые отнесены к исключительной компетенции НС. Такое же правило будет применяться и к частным АО, однако в уставе частного АО (за исключением так называемого государственного2 частного АО) можно предусмотреть, что по-прежнему ОСА может решать любые вопросы деятельности АО, в частности, и те, которые относятся к исключительной компетенции НС. При этом НС любого АО может добровольно передать на рассмотрение ОСА любой вопрос, относящийся к исключительной компетенции НС.

2 То есть АО, в уставных капиталах которых больше 50 % акций принадлежит государству, а также АО, 50 % и больше акций которых находятся в уставных капиталах хозяйственных обществ, доля государства в которых составляет 100 %.

Кроме того, при определенных условиях НС теперь сможет принимать решение о предоставлении согласия на совершение значительной сделки, если ее рыночная стоимость превышает 25 %, а также 50 % стоимости активов АО. Раньше такие решения принимались исключительно ОСА.

Однако для соблюдения баланса между НС и ОСА к исключительной компетенции ОСА был добавлен ряд контрольно-мониторинговых функций за деятельностью НС и АО в целом, а именно: утверждение положений о вознаграждении членов НС, утверждение отчета о вознаграждении членов НС, рассмотрение отчета НС, исполнительного органа АО и заключений внешнего аудита и утверждение мер по результатам их рассмотрения.

Комитеты НС

Повышение влиятельности НС в корпоративном управлении АО необходимо было сбалансировать повышением роли его составной части – комитетов НС, в частности, постоянных комитетов НС в публичных и государственных АО.

Закон детально определил перечень вопросов, которые отнесены к ведению комитета по вопросам аудита, комитета по вопросам определения вознаграждения должностным лицам и комитета по вопросам назначений. Кроме этого, Закон конкретизировал правило, что, хотя НС может мотивированно и не соглашаться с предложениями комитета, НС не имеет права принимать решения по вопросам, готовящимся комитетами для рассмотрения НС, иначе, чем предложено комитетом. Таким образом Закон поставил деятельность самого НС в зависимость от деятельности его постоянных комитетов.

Больше того, Закон признал, что для эффективной деятельности комитетов у них должно быть финансирование, в том числе на привлечение профессиональных консультантов, юристов и других экспертов.

Независимые директора НС

Усиление роли комитетов НС, которые должны возглавлять и в которых большинство должны составлять именно независимые директора, означает, что роль независимых директоров тоже усилилась. Кроме этого, отныне НС публичных и государственных АО должны состоять не менее чем на 1/3 из независимых директоров (при этом количество независимых директоров не может составлять меньше 2-х человек)3.

3 Раньше Закон тоже содержал требование относительно минимального количества, но не относительно минимальной пропорции.

Снова-таки, чтобы сбалансировать это, Закон повысил требования к независимым директорам.

Во-первых, Законом расширены и детализированы требования к независимым директорам, а именно отныне лицо также не может быть независимым директором, если оно:

– была совокупно больше 12 лет членом НС;

– является или было в течение предыдущих 3-х лет работником, независимым аудитором, работником аудиторской фирмы, предоставлявшей аудиторские услуги этому АО; или

– владеет (прямо или опосредованно) 5 % и больше уставного капитала юридического лица или является должностным лицом или лицом, осуществляющим управленческие функции в таком юридическом лице, а также являющимся физическим лицом – предпринимателем, которое в течение последнего года имело существенные деловые отношения с АО или аффилированными с ним юридическими лицами.

Кроме этого, в дополнение к конкретным критериям независимости, Закон также ввел общий критерий, согласно которому на независимого директора не должно оказываться какое-либо влияние со стороны других лиц во время выполнения им своих обязанностей. Другими словами, отныне перечень требований для определения независимости члена НС не является исчерпывающим.

Что еще более важно, Закон предусмотрел возможность для акционера обратиться в суд с иском о признании лица тем, кто не может считаться независимым директором.

Предотвращение неизменности менеджмента

Закон предусматривает, что акции АО, принадлежащие юридическому лицу, находящемуся под контролем такого АО, не учитываются при определении кворума ОСА и не дают права участия в голосовании на ОСА. По сути, на такие акции был распространен режим выкупленных АО собственных акций.

Это, по нашему мнению, направлено на предотвращение неизменности руководства АО, которое возможно обеспечить при перекрестном владении акциями (cross-holding).

Под перекрестным владением акций следует понимать ситуацию, когда, например, материнское АО владеет акциями одного или больше АО, которые, в свою очередь, являются акционерами такого материнского АО. Таким образом исполнительный орган или НС материнского АО имеет возможность обеспечивать себе благоприятное голосование его подконтрольными АО на ОСА данного АО благодаря таким перекрестным пакетам акций4, постоянно обеспечивая принятие выгодных для менеджмента решений ОСА.

4 В некоторых источниках такие акции также называют квазиказначейскими.

Усовершенствование механизмов привлечения финансирования

Неприменение преимущественного права акционерами

Отныне ОСА могут принять решение о неиспользовании преимущественного права акционерами на приобретение акций дополнительной эмиссии в процессе их размещения. Такое решение должно быть принято более чем 95 % голосов акционеров от их общего количества.

На практике данное изменение может означать, что отныне инвестор, заинтересованный в предоставлении финансирования АО путем приобретения акций дополнительной эмиссии АО, имеет возможность получить именно тот пакет акций, на который он рассчитывает, без риска, что кто-то из существующих акционеров "откусит" часть этого пакета. Это важно, ведь очень часто при осуществлении значительной инвестиции в АО стратегически важный для АО инвестор готов предоставить такую инвестицию, при условии, что он станет именно мажоритарным акционером и, таким образом, будет контролировать, на что будет тратиться его инвестиция.

Конвертированные облигации

Закон вводит понятие конвертированных облигаций. Конвертированные облигации, решение о размещении которых принимается ОСА, могут стать довольно эффективным инвестиционным инструментом. Так, инвестор – держатель конвертированных облигаций, в случае отсутствия положительных экономических показателей деятельности АО, может продать их третьим лицам или требовать их погашения в соответствии с условиями их размещения. В другой ситуации – в случае, например, роста экономических показателей АО, такой инвестор также имеет возможность стать акционером АО при конвертации своих облигаций в акции АО, чтобы в дальнейшем уже получать дивиденды в качестве акционера.

ВЫВОД:

Подытоживая все вышеупомянутое в данной статье, можно утверждать, что Закон – это значительный шаг на пути усовершенствования корпоративного права Украины, который, безусловно, положительно повлияет на инвестиционную привлекательность и качество корпоративного управления, в частности в публичных АО. Кроме этого, Закон может стать толчком к привлечению инвестиций и оживлению фондового рынка Украины, не исключая возможности появления и развития IPO в Украине.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua