Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Новый ХПК и процессуальные диверсии: тест на совместимость
Владимир Павленко, партнер судебной практики, INTEGRITES Анастасия Нестеренко, юрист судебной практики, INTEGRITES

Правовая неопределенность и злоупотребления в процессе – их хотят побороть реформаторы, ими стремится владеть большинство. Диалектика изменений в судебном процессе больше всего находит свое проявление в пропасти между задекларированными целями первых и ожиданиями вторых.

И пока пишутся статьи о том, что в новом процессе все теперь будут жить "по-новому", мы на примере нового Хозяйственного процессуального кодекса Украины (дальше – ХПК) попробовали сравнить процессуальные нормы в действующей и предыдущей редакциях и дать ответы на вопросы, можно ли использовать уже наработанные недобросовестными участниками "фокусы", как им противодействовать и на самом ли деле овцы – это просто овцы, а не волки в овечьих шкурах.

Злоупотреблять или не злоупотреблять?

Опытный судебный юрист в каждом деле может найти множество зацепок, как затянуть процесс или повернуть его ход в свою пользу. Впрочем, есть некоторые стандартные приемы, которым не учат разве что в университете, борьбе с которыми посвящена ч. 1 ст. 43 нового ХПК, которая торжественно запрещает заниматься процессуальными диверсиями, а в ч. 2 этой же статьи приведен неисчерпывающий перечень злоупотреблений (которые наименовали "действиями, противоречащими задаче хозяйственного судопроизводства").

Злоупотребление № 1: затягивание процесса

– подача жалобы на судебное решение, не подлежащее обжалованию, не являющееся действующим или действие которого закончилось (исчерпано), подача ходатайства (заявления) для решения вопроса, который уже решен судом, при отсутствии других оснований или новых обстоятельств, заявление заведомо безосновательного отвода или совершение других аналогичных действий, направленных на безосновательное затягивание или препятствование рассмотрению дела или исполнению судебного решения.

Подача одних и тех же ходатайств относительно вопросов, решенных судом, как механизм затягивания процесса и так используется не особо часто с учетом его практической неэффективности – судьи просто мгновенно отклоняют такое ходатайство.

Интересно с практической точки зрения и то, как квалифицировать отвод в качестве "заведомо безосновательного" – упоминается положение ст. 375 УК Украины о заведомо неправосудном решении и печальная статистика вынесения приговоров на основании данной статьи.

Открытым также остается вопрос, что следует квалифицировать как "безосновательное затягивание, препятствование рассмотрению дела или исполнению судебного решения", ведь исходя из формальных соображений какие-либо заявленные участником дела жалоба/ходатайство/отвод, которые отклонены судом, могут быть оценены как основание для привлечения к ответственности.

Злоупотребление № 2: "веер"

– подача нескольких исков к одному и тому же ответчику (ответчикам) с тем же предметом и на тех же основаниях или подача нескольких исков с аналогичным предметом и на аналогичных основаниях, или совершение других действий, целью которых является манипуляция автоматизированным распределением дел между судьями.

Если очень хочется, чтобы дело рассматривал конкретный судья – надо обойти систему автоматического распределения, вмешательство в которую почти невозможно. Для этого раньше некоторые коллеги подавали несколько идентичных исковых заявлений без уплаты судебного сбора, система присваивала номера дел и назначала судей, а истец выбирал для себя наиболее желаемого и устранял недостатки данного иска. Другие иски возвращались без рассмотрения. На первый взгляд, теперь так делать вроде бы уже нельзя.

Однако механизм обхода запрета простой, ведь подача исковых заявлений с разными, надуманными предметами (или основаниями) иска, между теми же сторонами и на тех же основаниях осталась вне запрета. Истец не лишен права изменить предмет/основание до окончания подготовительного заседания. Наш вердикт – запрет будет работать только для ленивых, ведь к поданной серии исков следует только "просто добавить воды".

Злоупотребление № 3: фиктивные дела

– подача заведомо безосновательного иска, иска при отсутствии предмета спора или по спору, имеющему очевидно искусственный характер.

Предполагается, что запрет подачи таких исков должен дать судьям инструмент для борьбы со "спорами ради спора", которые инициируются недобросовестными сторонами, для примера, с целью приостановления производства по другим делам до решения "фиктивного" дела (приостановление производства по делу о взыскании задолженности по кредитному договору до решения дела о признании недействительным кредитного договора); принятие мер обеспечения иска (наложение ареста по фиктивному делу на залоговое имущество, чтобы исключить или существенно затруднить обращение взыскания).

Впрочем, такой запрет никоим образом не решает проблему с искусственными исками:

• во-первых, граница между безосновательным иском, в обоснованности которого уверен истец, и между очевидно искусственным иском довольно тонкая, а при наличии креативных юристов – практически неуловимая;

• во-вторых, а в какой момент суд должен понять и установить, что иск заведомо безосновательный? Не после ли рассмотрения его по сути? Такие формулировки выхолащивают саму идею борьбы со злоупотреблениями и могут стать основанием для регулярных обращений в ЕСПЧ из-за нарушения ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод.

Злоупотребление № 4: манипуляции с подсудностью

– необоснованное или искусственное объединение исковых требований с целью изменения подсудности дела, или заведомо безосновательное привлечение лица в качестве ответчика (соответчика) с той же целью.

В п. 4 ч. 2 ст. 43 ХПК Украины законодатель объявил войну манипуляциям с подсудностью, к которым часто прибегают истцы с целью "смещения" процесса в суд, который им больше по душе по тем или иным соображениям. Однако использованные в ХПК формулировки указывают на то, что эта война заведомо проигрышная. По нашему убеждению, этот запрет окажется абсолютно нежизнеспособным, если для такого привлечения есть соответствующее правовое основание (договор, к примеру).

Злоупотребление № 5: сокрытие

– заключение мирового соглашения, направленного на вред правам третьих лиц, умышленное неуведомление о лицах, которые должны быть привлечены к участию в деле.

Указанный запрет будет действовать эффективно в случае, если третьи лица на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции (или в процессе обжалования определения об утверждении мирового соглашения в апелляционном порядке) докажут, что заключение мирового соглашения было именно "направлено" на вред их правам, то есть докажут умысел в действиях сторон, что на практике довольно сложно.

Новый ХПК – новые злоупотребления

Кроме сборника устаревших злоупотреблений, определенных в ст. 43, новый ХПК открывает новые возможности. Вот и некоторые из них:

Тур по инстанциям – 17.10

Раньше самым простым способом затягивания процесса было обжалование промежуточных определений отдельно от решения суда, что обуславливало автоматическую передачу материалов дела в трехдневный срок в инстанционно высший суд.

Что изменилось в новом ХПК? Количество отдельно обжалуемых определений увеличили с 25 до 35, передача дела теперь происходит не автоматически, а по запросу высшего суда (который гипотетически может отказать), который решает вопрос относительно истребования материалов в пятидневный срок.

В целом этот механизм выглядел по предыдущему ХПК так: 1) подача безосновательного ходатайства по вопросам, предусмотренным п. п. 2 – 4, 6 – 9, 22 – 25 ч. 1 ст. 106 ХПК; 2) вынесение местным хозяйственным судом определения по результатам рассмотрения ходатайства; 3) подача апелляционной жалобы через местный хозяйственный суд; 4) местный хозяйственный суд в трехдневный срок направляет все материалы дела в апелляционную инстанцию; 5) суд апелляционной инстанции выносит постановление об отказе в удовлетворении апелляционной жалобы; 6) подача кассационной жалобы через суд апелляционной инстанции; 7) суд кассационной инстанции выносит постановление об отказе в удовлетворении кассационной жалобы; 8) возврат материалов дела в местный хозяйственный суд.

На практике такой механизм затягивания процесса давал возможность отсрочить вынесение решения приблизительно на 4 – 8 месяцев, а то и дольше, если апелляционное и кассационное производство сопровождалось многочисленными ходатайствами об исправлении описок, разъяснении судебных решений и т. п.

По новому ХПК инстанционное затягивание будет выглядеть так: 1) подача безосновательного ходатайства по вопросам, предусмотренным ч. 1 ст. 255 ХПК; 2) вынесение местным хозяйственным судом определения по результатам рассмотрения ходатайства; 3) подача апелляционной жалобы в апелляционный хозяйственный суд; 4) апелляционный хозяйственный суд в течение 5 дней выносит определение об открытии апелляционного производства и решает вопрос об истребовании материалов дела; 5) вынесение постановления апелляционным хозяйственным судом об отказе в удовлетворении апелляционной жалобы; 6) подача кассационной жалобы после вынесения постановления апелляционным судом (в случае если определение касалось вопросов, определенных п. п. 2 – 4 ч. 1 ст. 287 ХПК) непосредственно в суд кассационной инстанции; 7) кассационный суд в течение 10 дней со дня поступления кассационной жалобы решает вопрос об открытии кассационного производства и истребовании материалов дела; 8) кассационный суд выносит постановление об отказе в удовлетворении кассационной жалобы; 9) возврат материалов дела в суд І инстанции.

Однако, по нашему мнению, эти изменения еще больше будут способствовать затягиванию рассмотрения дел с учетом того, что новым ХПК увеличены сроки на апелляционное/кассационное обжалование и рассмотрение дел, а при направлении материалов дела из суда одной инстанции в другую вообще не был решен вопрос относительно возможности истребования исключительно материалов обжалования, поскольку в ХПК закреплены общие формулировки: "в определении об открытии апелляционного производства [...] решается вопрос об истребовании материалов дела" (ч. 4 ст. 262), "... суд кассационной инстанции постановляет определение об открытии кассационного производства по делу, в котором сообщается [...] об истребовании материалов дела" (ч. 1 ст. 294).

Передача материалов обжалования предусмотрена только Переходными положениями (п. 17.10), впрочем, эти правила будут действовать только до запуска новой системы электронного документооборота в судах (ЕСИТС).

Уточнение решений

Непосредственно ХПК предусмотрено право сторон на разъяснение судебного решения (ст. 245), исправление описок и арифметических ошибок (ст. 243), обращение в суд с ходатайством о принятии дополнительного решения (ст. 244).

При этом предельный срок на обращение в суд с такими ходатайствами новый ХПК, как и предыдущий, не предусматривает, а внимательный юрист всегда найдет в тексте судебного решения описки, непонятные абзацы и критически важные нерешенные вопросы, которые позволят отсрочить направление материалов дела из одного суда в другой хотя бы на несколько недель.

Отвод суда

Ст. 38 нового ХПК дает на заявление отвода 10 дней с момента получения определения об открытии производства по делу или 2 дня, если основания для отвода стали известны позже. При этом если суд не собирается удовлетворять отвод, дело нужно передать другому судье.

Хотя этот случай не обуславливает обязательное приостановление производства по делу, а только дает суду такое право (ст. 228 нового ХПК), ничего другого, как приостановить процесс и отдать материалы дела другому судье, не остается. И хотя подача заведомо безосновательных отводов запрещена ст. 43, а заявление отвода на тех же основаниях неэффективно с учетом ч. 5 ст. 38, недобросовестный участник может находить каждый раз новые оригинальные мотивы для отвода и суд будет вынужден приостанавливать производство даже в случае нарушения заявителем сроков на отвод.

Изысканной формой отказа может быть отказ в рассмотрении заявления об отводе из-за нарушения сроков на его подачу; впрочем, на дату написания статьи в реестре судебных решений есть только одно такое решение, а другие судьи отдают предпочтение принципу судейской беспристрастности перед процессуальной экономией.

Неуведомление о кассации

Забыл направить копию жалобы с приложениями оппоненту – получил оставление без движения: это базовое правило процесса. Впрочем, есть приятное исключение: в ст. 290 нового ХПК забыли добавить такое требование к форме и содержанию кассационной жалобы, как "доказательства направления кассационной жалобы сторонам".

И хотя ст. 291 предусматривает обязанность направить "кассацию" сторонам, ст. 292 не предусматривает ответственности за ее нарушение (оставление без движения только в случае нарушения ст. 290).

Нет ответственности – нет правила! Теперь о подаче кассационной жалобы будем узнавать из определений Верховного Суда об обязательстве предоставить отзыв на кассационную жалобу, которую мы еще не видели.

Злоупотребление военными

Военные заслуживают особого уважения и защиты своих прав. К сожалению, часто это используется в мошеннических целях, например для льготного отвода земли и оформления квартир. Теперь военных будут использовать и с целью затягивания судебных процессов.

Среди закрепленных новым ХПК обязательных оснований для приостановления производства наибольшее удивление вызывает такое обязательное основание, как нахождение стороны или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в составе Вооруженных Сил Украины или других образованных в соответствии с законом военных формирований, которые переведены на военное положение или привлечены к проведению антитеррористической операции.

Теперь военные гипотетически смогут останавливать не только танки агрессора, но и судебные процессы.

Преступление и наказание и его избежание

Ст. 43 нового ХПК предусмотрено, что суд ОБЯЗАН принимать меры для предотвращения злоупотребления процессуальными правами. В случае злоупотребления процессуальными правами участником судебного процесса суд применяет к нему меры, определенные настоящим Кодексом. Некоторые считают, что это положит конец злостным злоупотреблениям и процессуальным диверсиям. Впрочем, не так страшен черт, как его малюют.

Мерами процессуального принуждения, закрепленными в ст. 132 ХПК, является предупреждение, удаление из зала судебного заседания, временное изъятие доказательств для исследования судом и штраф.

Ст. 135 ХПК определено, что в случае злоупотребления процессуальными правами, совершения действий или допущения бездействия с целью препятствования судопроизводству суд может постановить определение о взыскании в доход государственного бюджета с соответствующего лица штрафа в сумме от одного до десяти размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (по состоянию на дату этой статьи – от 1700 до 17000 гривен соответственно).

При этом в случае повторного или систематического неисполнения процессуальных обязанностей, повторного или неоднократного злоупотребления процессуальными правами, повторного или систематического непредоставления истребованных судом доказательств без уважительных причин или без их уведомления, длящегося неисполнения определения об обеспечении иска или доказательств суд, с учетом конкретных обстоятельств, взыскивает в доход государственного бюджета с соответствующего участника судебного процесса или соответствующего другого лица штраф в сумме от пяти до пятидесяти размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (по состоянию на дату данной статьи – от 8500 до 85000 гривен соответственно). В случае неисполнения процессуальных обязанностей, злоупотребления процессуальными правами представителем участника дела суд, с учетом конкретных обстоятельств дела, может взыскать штраф как с участника дела, так и с его представителя.

Кроме того, злоупотребление процессуальными правами для адвоката может обернуться привлечением к дисциплинарной ответственности.

Впрочем, беспощадное наказание в 85 тысяч гривен не такое уже и страшное для того, у кого ничего нет. Любое определение о наложении штрафа на участника дела или его представителя является судебным решением, которое исполняется в порядке, предусмотренном Законом Украины "Об исполнительном производстве". Одним из оснований для возврата исполнительного документа взыскателю является отсутствие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, если осуществленные исполнителем в соответствии с этим Законом меры по розыску такого имущества оказались безрезультатными (п. 2 ч. 1 ст. 37).

Итак, если у лица, которое привлекли к ответственности за злоупотребление процессуальными правами, нет имущества, на которое может быть обращено взыскание, то и ответственность для него просто не наступит. При этом под "отсутствием имущества" для юридических лиц имеется в виду отсутствие любого имущества на балансе, а для физических лиц – того, которое может выявить государственный исполнитель в процессе принудительного исполнения судебного решения (недвижимое имущество, транспортные средства, валютные ценности в банковских учреждениях).

Предполагаем, что должник по делу о банкротстве вообще может себе позволить что угодно без каких-либо финансовых последствий с учетом очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов. Прогнозируем, что процессуальные документы сомнительного юридического назначения все чаще будут подписывать руководители юридических лиц и сами физические лица – участники дела.

Что дальше?

Судебные диверсанты относятся к процессуальным злоупотреблениям где-то так же, как кот к сметане: чем больше – тем лучше. Судебные юристы, которые живут с судебных диверсий, считают это искусством и наслаждаются красотой процессуальных злоупотреблений, вряд ли забросят это дело из-за риска получить предупреждение или уплатить штраф, размер которого часто будет несоизмерим с ценой иска.

И хотя мы искренне стремимся к чистоте и скорости процесса, обычно состязательность берет верх над добросовестностью. Несмотря на это мы убеждены, что существуют действительно эффективные методы борьбы с диверсиями: устранение расхождений и декларативных норм в процессуальных кодексах, достойное вознаграждение судей, неотвратимость наказания за вмешательство в судейскую независимость, повышение уровня правовой осведомленности и культуры граждан.

А пока законы принимаются под конкретных заказчиков, высокопоставленные должностные лица игнорируют элементарные правила этики, а правоохранители отрабатывают бизнес-заказы, запрет процессуальных диверсий вызывает искренний восторг у международных финансовых доноров и не менее искреннюю улыбку у мастеров своего дела.

P.S. Авторский коллектив рекомендует не повторять изложенное в статье в реальной жизни :).

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua