Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
IV Всеукраинская конференция по уголовному праву и процессу АЮУ
Анна Титова, ЮРИСТ&ЗАКОН

9 – 10 ноября состоялась IV Всеукраинская конференция по уголовному праву и процессу, организованная Ассоциацией юристов Украины. Докладчики, среди которых адвокаты, представители органов государственной власти, обсудили вопросы относительно состояния реформ уголовной юстиции, соответствия их стандартам Совета Европы; относительно тактики защиты в делах с международным элементом, механизмов защиты потерпевшего; рассказали о положительных результатах на примере конкретных дел.

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета, в частности, сообщил, что по состоянию на 9 ноября к нему поступило 436 обращений от представителей бизнеса относительно нарушений их законных интересов в результате действий со стороны правоохранительных органов. Со слов господина Шеметы, из 75 % дел, находившихся на рассмотрении, удалось добиться положительного результата для бизнеса – закрытия уголовного производства, возврата арестованного имущества, снятия ареста со счетов и т. п. Процент выполнения предоставленных бизнес-омбудсменом рекомендаций еще выше – 83 % рекомендаций выполнены правоохранительными органами.

Господин Шемета привел пример положительно решенного кейса – относительно медицинского препарата "Strepsils". Производитель лечебных средств обратился к бизнес-омбудсмену с жалобой относительно уголовного производства, открытого в связи с подозрением в предоставлении неправдивой информации при регистрации медицинского препарата "Strepsils" в Министерстве здравоохранения Украины (правоохранители считали, что леденец является пищевой добавкой, а не лекарственным средством), и минимизации сумм налогов. Ситуация была решена после личного обращения бизнес-омбудсмена к Генеральному прокурору Украины.

Денис Бугай, адвокат, партнер VB PARTNERS, среди прочего рассказал о способах не допустить экстрадиции. Господин Бугай назвал юридические основания для розыска/задержания/экстрадиции, среди которых: 1) каналы Интерпол; 2) Европейская конвенция о выдаче правонарушителей; 3) Европол и европейский ордер на арест; 4) Минская конвенция и межгосударственный розыск.

Среди оснований для отказа в экстрадиции, на которые следует обратить внимание, докладчик указал на: 1) политические, религиозные или коммерческие мотивы преследования; 2) нарушение права на справедливый суд (в контексте дела/страны); 3) риск пыток или нечеловеческого обращения; 4) угрозу жизни и здоровью, ненадлежащее медицинское обеспечение; 5) необоснованность обвинения.

Среди советов адвокату в экстрадиционных делах докладчик выделил следующие: 1) материалы авторитетных СМИ; 2) отчеты и заключения правозащитных организаций/правозащитников; 3) публичные заявления госслужащих и отчеты органов государственной власти; 4) дискредитация следствия и обвинение; 5) иллюстрация условий содержания в СИЗО и уровня медицинского обеспечения; 6) аналогичные кейсы отказа в выдаче, где зафиксированы нарушения прав человека; 7) "ликвидация" оснований для экстрадиции.

Господин Бугай советовал обратить внимание на следующие международные нормативно-правовые акты:

1. Европейские конвенции: о взаимной помощи в уголовных делах; о выдаче правонарушителей (с дополнительными протоколами); о международной действительности уголовных приговоров.

2. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минская конвенция).

3. Решение Совета ЕС о европейском ордере на арест и процедуре передачи лиц между государствами-членами.

4. Решение Совета ЕС о создании Европейского полицейского ведомства (Европол).

Вопросы международной правовой помощи в уголовном процессе осветила Екатерина Гупало, партнер Arzinger. По словам госпожи Гупало, на сегодняшний день более интенсивной является коммуникация между правоохранительными органами разных государств, однако процедура направления запроса следователем или прокурором о международной правовой помощи довольно длительная – даже если адвокат, который, например, представляет сторону потерпевшего, инициирует запрос о международной правовой помощи, к сожалению, не определен срок, когда следователь или прокурор с этапа удовлетворения ходатайства перейдет к действиям. В то же время, когда запрос проходит через ГПУ, НАБУ или Министерство юстиции, у них есть только 10 дней для дальнейших действий. Это довольно короткий срок, ведь в это время запрос необходимо проверить на обоснованность, организовать его перевод и уже потом направить его уполномоченному органу соответствующего государства. Госпожа Гупало сообщила, что по ее собственному опыту в одном деле процедура направления запроса заняла 4 месяца.

Докладчик также обратила внимание, что по украинском законодательству представители иностранных компетентных органов не имеют права самостоятельно проводить на территории Украины какие-либо процессуальные действия; имеют право наблюдать за проведением процессуальных действий и вносить замечания и предложения по их проведению, а также делать записи. Создаются совместные следственные группы для расследования уголовных правонарушений, совершенных на территориях нескольких государств, или если нарушаются интересы данных государств. Члены совместной следственной группы взаимодействуют между собой, согласовывают основные направления расследования, обмениваются полученной информацией.

Виталий Касько, партнер ЮФ "Василь Кисиль и партнеры", выступил с подробным докладом относительно конфискации орудий, средств совершения и доходов от преступления. Он рассказал о видах конфискации – конфискация как санкция; специальная конфискация; гражданская конфискация. Особое внимание докладчик обратил на специальную конфискацию, условия ее применения, дополнительные возможности; рассказал о спецконфискации у осведомленных третьих лиц.

Партнер ESQUIRES Афанасий Карлин рассказал о процессуальных моментах объединения и выделения материалов уголовного производства. Как сообщил господин Карлин, решение об объединении и выделении материалов уголовного производства, к сожалению, не подлежит обжалованию.

Докладчик указал на проблемы применения института объединения и выделения материалов уголовного производства, среди которых законодательные пробелы, неправильное применение и злоупотребления.

Среди законодательных пробелов: невозможность объединения материалов уголовного производства в подготовительном судебном заседании; отсутствует обязанность прокурора/суда определять перечень материалов, которые следует выделить в ходе выделения уголовного производства; четко не установлен порядок объединения и выделения материалов уголовного производства относительно юридического лица; отсутствует обязанность прокурора менять правовую квалификацию при объединении уголовных производств.

Неправильное применение может привести к принятию решений, которые будут противоречить друг другу.

Примерами злоупотребления может быть: применение к подозреваемому, обвиняемому нескольких мер пресечения; избежание органами следствия/прокуратуры исполнения своих процессуальных обязанностей; сбор доказательств "безопасным" для следствия способом или же неконтролируемый их сбор.

Тарас Пошиванюк, партнер ЮКК EQUITY, рассказал о действиях адвоката как представителя потерпевшего на стадии досудебного расследования и в ходе судебного разбирательства. По мнению господина Пошиванюка, участие профессионального адвоката в деле в качестве представителя потерпевшего является необходимостью, ведь прокурор не всегда следует обеспечению прав потерпевшего, а использует потерпевшего для достижения собственных целей; у потерпевшего не всегда есть надлежащие знания для осуществления своей защиты. Необходимость участия адвоката становится очевидной в случае изменения обвинения или отказа от обвинения прокурором. Докладчик обратил внимание, что некоторые следователи квалифицируют потерпевшего как заявителя; не все уголовные правонарушения возбуждают на основании заявления; согласно практике ВССУ следователи часто направляют потерпевшему письма, а не постановления об отказе в признании потерпевшим, а такое письмо не подлежит обжалованию.

На стадии досудебного расследования процессуальная работа адвоката должна состоять в: 1) выявлении и наложении ареста на имущество подозреваемого; 2) сборе доказательной базы; 3) назначении и проведении судебных экспертиз.

Господин Пошиванюк сообщил, что в случае изменения обвинения постановление должна быть предоставлено потерпевшему; потерпевший имеет право поддерживать обвинение в ранее предъявленном объеме; мнение потерпевшего относительно нового обвинения должно быть зафиксировано в протоколе. В случае инициирования следственных действий на стадии судебного разбирательства необходимо доказать суду, что адвокат принял все меры по получению информации во внесудебном порядке.

Джереми МакБрайд, международный консультант Совета Европы, барристер Монктон Чемберз, выступил с докладом о последней практике ЕСПЧ относительно отдельных аспектов имплементации УПК. Так, господин МакБрайд обратил внимание, в частности, на решения:

– Buzadji против Республики Молдова [GC], no. 23755/07, 5 июля 2016 года (меры пресечения),

– Patrascu против Румынии, no. 7600/09, 14 февраля 2017 года (провокация совершения преступления),

– Simeonovi против Болгарии [GC], no. 21980/04, 17 мая 2017 года (допустимость доказательств),

– Matanovic против Хорватии, no. 2742/12, 4 июля 2017 года (состязательность),

– Kaleja против Латвии, no. 22059/08, 5 октября 2017 года (разумные сроки производства).

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua