Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
"Образование Фемиды": реформирование высшего юридического образования в Украине
Иван Городиский, к. ю. н., директор Школы права УКУ, Координатор комиссии по усовершенствованию юридического образования, Ассоциации юристов Украины

Когда мы слышим слова "реформа образования в Украине", то чаще всего на ум приходит реформа высшего образования 2014 года и реформирование среднего образования в 2017 году. Но уже несколько лет в Украине реализовываются инициативы по реформированию юридического образования. На протяжении 2016 – 2017 гг. была наработана Концепция реформирования юридического образования в Украине, на основе которой был разработан, а 28 сентября 2017 г. внесен в Верховную Раду проект закона "О юридическом (правоведческом) образовании и общем доступе к правоведческой профессии" (далее – Законопроект). Проект уже вызвал резонанс, часто отрицательный. Однако сам факт проекта такой отраслевой реформы образования является очень интересным прецедентом.

Представьте себе индустрию, которая очень активно развивается, а работа в ней является престижной и высокооплачиваемой. Рынок активно растет и индустрия требует все больше высококвалифицированных специалистов, поэтому появляется много возможностей, не всегда качественных и соответствующих, получить профильное образование. В результате в индустрии начинает ощущаться приток кадров с низкой квалификацией.

Описание этой ситуации в одинаковой степени подходит и для сферы ІТ, которая активно развивается в последние годы в Украине, и для профессии юриста, пик признания и престижности которой пришелся на конец 1990-х годов и длился примерно до 2008-2009 года. Обе индустрии столкнулись с вышеописанными проблемами: снижение "порога входа" в профессию, снижение среднего уровня выпускников профильных учебных программ и возникновение последующих проблем с качеством на рынке.

Одинаковые проблемы не означают, что и ответы на них были одинаковыми. ІТ-сообщество сразу же определило образование как одну из болевых точек, проблемы с которой необходимо решить. Отдельные компании и их ассоциации (например, "Львівский ІТ Кластер") начали работать над решением как точечных проблем (уровень преподавания английского языка), так и над открытием новых специализированных учебных программ. Только в течение 2015 – 2017 гг. в трех львовских университетах (УКУ, НУЛП и ЛНУ имени И. Франко) открылись 7 бакалаврских и 1 магистерская программа. В свою очередь, ІТ-компании поддержали создание данных программ как путем учреждения стипендий и содействия в развитии материальной базы, так и путем стипендиальной поддержки студентов.

В то же время юридический рынок только сейчас начинает делать реальные шаги в направлении внесения своей лепты в развитие университетского правоведческого образования в Украине. Однако "золотой период" юридического бизнеса до кризиса 2008 года (о котором часто вспоминают с ностальгией) остался позади, потому теперь эти шаги происходят в условиях значительно более жесткой конкуренции, когда рынок только начинает восстанавливаться после потрясений 2014 – 2015 гг., а авторитет специальности юриста практически во всех его измерениях (судебная власть, адвокатура, нотариат и др.) очень подорван.

Отвечая на вопрос "Почему не вышло?", следует учитывать и объективные обстоятельства, не позволяющие поставить знак равенства между сферой ІТ и сферой юриспруденции. Так, ІТ работает на глобальном рынке, следовательно уровень взаимных конкуренции и доверия намного выше, чем у украинских юристов, рынок которых является в значительной степени более локальным. Вместе с тем ІТ-компании конкурируют на рынке аутсорсинга с компаниями из других стран, и прежде всего качество, а не цена является ключевым конкурентным преимуществом украинских айтишников перед теми же индийцами. А вот украинские юристы ориентируются на средний уровень на внутреннем рынке, который, к сожалению, не всегда требует высокого качества предоставляемых сервисов, а ценовая политика позволяет корректировать эти моменты.

Также необходимо учитывать, что сам рынок трудоустройства для будущих юристов не является однородным. Если для успешной карьеры в практической юриспруденции юрист должен иметь основательную подготовку, то в системе судопроизводства, прокуратуры или МВД, которые остаются крупными работодателями для выпускников правоведческих школ, очень часто преимуществом являются иные факторы, нежели уровень профессиональной подготовки.

В конце концов, много украинских ІТ-компаний, например SoftServe или ELEKS, были основаны выходцами из вузов, а это способствовало наведению мостов с академической средой и дальнейшему сотрудничеству. Понятно, что можно привести примеры таких известных фирм, как "Проксен", учредителем которой был уже покойный проф. Александр Задорожный, или "Василь Кисиль и Партнеры", но юридическое образование и практика продолжительное время жилы отдельной жизнью. Автор может привести (а еще больше – не может привести на этих страницах) много примеров, когда представители юридического образования как минимум скептически относились к идее сотрудничества с практикующими юристами. Скорее всего, дело в большей открытости академических кругов в сфере ІТ по сравнению с традиционно консервативной академической правоведческой средой.

Вместе с тем, если необходимость в качественных изменениях в ІТ-мире обусловлена прежде всего экономическими основаниями, то правоведческое образование – это справедливое и эффективное правосудие, должная регуляторная политика, эффективные механизмы защиты интересов, прав и свобод. Именно состояние юридического образования очень часто является причиной проблем с верховенством права, защитой прав человека и правоприменением в Украине.

Как раз поэтому, когда среди критических аргументов в адрес Законопроекта мы слышим: "А почему тогда нет закона о географическом/физическом/историческом или том же ІТ-образовании", необходимо помнить о той роли, которую в обществе играют именно юристы. И наличие отраслевых нормативных актов, регулирующих именно правоведческое образование, является обычной практикой для многих стран. Целью же данного Законопроекта прежде всего является решение проблем, стоящих перед правоведческим образованием и профессией в Украине.

Когда мы говорим о проблемах в юридическом образовании, то необходимо подчеркнуть, что речь не идет о сильных правоведческих школах Киева, Харькова, Львова, Одессы и др. Ведь существует очень много образовательных проектов, для которых именно специальность 081 "Право" является бюджетообразующей, и для них важным является не так предоставить качественное юридическое образование, как выдать соответствующий диплом государственного образца. Избыток возможностей создает предпосылки к перенасыщению рынка "людьми с дипломом юриста", которые не обладают ни соответствующими знаниями, ни навыками, но часто находят себе место в профессии в условиях недостатка квалифицированных кадров.

Законопроект предлагает ряд шагов, целью которых является изменить эту ситуацию, прежде всего:

– введение "сквозной" модели получения юридического образования;

– введение Стандарта юридического образования и Стандарта образовательной деятельности для правоведческих школ;

– повышение роли практической подготовки при получении юридического образования;

– создание системы оценивания правоведческих школ;

– определение принципов правоведческой профессии и доступа к ней;

– введение единого государственного квалификационного экзамена по специальности "Право";

– учреждение самоуправления правоведческих школ.

Наиболее революционным в этом контексте является изменение модели получения юридического образования в Украине: от двухступенчатой модели (бакалавриат и магистратура) предполагается переход к системе, традиционно существующей в медицинском, фармацевтическом и ветеринарном образовании, когда человек поступает на первый курс и оканчивает на пятом или шестом уже с дипломом магистра. Такой подход не является уникальным и для юридической специальности, в частности он присущ системам правоведческого образования стран континентальной Европы, например Германии.

Критики данного положения часто говорят, что выпускники со степенью бакалавра затребованы как помощники адвокатов или нотариусов (что предусмотрено действующим законодательством) или на отдельных должностях государственной службы либо могут дальше строить карьеру без получения степени "магистр". Здесь стоит заметить, что эти должности не являются вершиной карьеры или мечтой для большинства юристов, а сама степень "бакалавр" уже так утвердился как бренд "неполного юриста", что даже в случае создания таких возможностей большинство работодателей будут требовать именно диплом магистра права.

Вероятно, критики такой модели правы и касательно того, что при двухступенчатой системе тоже есть свои преимущества и этот вопрос требует дальнейшего обсуждения. На отсутствие консенсуса указывают и два опроса, проведенных Ассоциацией юристов Украины среди своих членов, которые не выказали полной поддержки в пользу ни одной из этих двух моделей высшего правоведческого образования.

Едва ли не самую раздражительную реакцию среди всех положений законопроекта вызвала ст. 21 "Принципы правоведческой профессии и доступ к ней", которой правоведческими профессиями определяются адвокат, нотариус, судья и прокурор, а к "деятельности в сфере права" отнесена преподавательская работа, работа в структуре Минюста, работа на должностях помощников адвоката, судьи, нотариуса и др. Многие критики акцентируют на нелогичности и дискриминационном характере невключения в перечень правоведческих профессий преподавателей права и юрисконсультов.

Это положение действительно является одним из самых спорных, и высоки шансы, что в ходе рассмотрения Законопроекта в него будут внесены изменения и дополнения. Вместе с тем справедливости ради стоит заметить, что определяя перечень именно в такой редакции, авторы старались применить критерии самоуправляемости и независимости, традиционно присущие именно этим профессиям, а остальные отнести к "деятельности в сфере права". Но тот факт, что это положение должно стать более сбалансированным, очевиден.

Наконец, наиболее дальновидной новеллой Законопроекта может стать введение единого государственного квалификационного экзамена по специальности "Право". Введение ВНО для вступления на магистратуру по праву (в прошлом году в экспериментальном порядке, в этом году – в обязательном) уже получило высокие оценки и позволило сформировать объективную картину состояния подготовки юристов в зависимости от правоведческих школ. В свою очередь, единый квалификационный экзамен для всех выпускников специальности 081 "Право" сможет дать еще более реалистичную картину.

Такой экзамен не исключает установления дополнительных квалификационных требований и прохождения экзаменов для доступа к отдельным юридическим профессиям, например в судьи или адвокаты. Однако он создает предпосылки для объективной оценки соответствия полученного образования базовым требованиям работы в сфере права и возможности объективного рейтингования правоведческих школ абитуриентами и работодателями на основе этих результатов.

Законопроект во многих случаях вызвал чрезвычайно жесткую реакцию и критику (временами заслуженную, временами нет) многих своих положений. Необходимость в дальнейшем усовершенствовании его положений очевидна, потому, если Верховная Рада его примет, содержание может претерпеть значительные изменения. Но процесс обсуждения и доработки для правоведческого сообщества станет хорошей лакмусовой бумажкой на готовность сотрудничать, приходить к компромиссу, а также слушать и учитывать различные позиции. И это правильно как для авторов и приверженцев проекта, так и для его оппонентов.

ВЫВОД:

Реформа правоведческого образования может стать примером и прецедентом реформы отраслевого высшего образования в Украине с применением законодательных инструментов и участием различных стейкхолдеров из правоведческой сферы. Шаги, предложенные в ней, часто являются радикальными, но многие из них (например, единый государственный квалификационный экзамен для выпускников специальности 081 "Право") могут качественно изменить ландшафт правоведческого образования в Украине. Это иная модель качественных изменений, нежели та, которую применяли представители ІТ-среды. И хоть она несколько запоздала, но она необходима.

В завершение еще раз стоит акцентировать на повышенном общественном значении, которое имеет профессия юриста в обществе. Известный американский юрист украинского происхождения Богдан Витвицкий в выступлениях постоянно подчеркивает, что юристы играют ключевую роль в политической и экономической жизни и само верховенство права является залогом экономического благосостояния. Вместе с тем усиление качества юридического образования и, как следствие, эффективности деятельности юристов может способствовать восстановлению доверия к ним и утверждению их как элиты в украинском обществе, а также может стать одним из факторов повышения уровня верховенства права в Украине.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua