Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Защита публичных лиц от оскорбительных высказываний
Ольга Просянюк, к. ю. н., адвокат, управляющий партнер, АО "AVER LEX" Екатерина Сташкив, адвокат, заместитель руководителя судебного департамента, АО "AVER LEX"

Деятельность публичных лиц, к которым относятся лица, занимающие государственные должности и/или пользующиеся государственными ресурсами, а также все те, кто играет определенную роль в общественной жизни, довольно часто является предметом обсуждений в обществе, а потому и информация, распространенная относительно данных лиц, может быть довольно разной. Нередко в публичных выступлениях, в средствах массовой информации или во время интервью можно услышать высказывания оскорбительного характера в сторону конкретного госслужащего, политика или другого публичного лица. Иногда такие высказывания становятся основанием для судебных исков.

Прежде чем перейти к вопросу способов защиты права и интересов лица в результате распространения относительно него оскорбительных высказываний, разберемся, что же такое "оскорбление". На сегодняшний день в законодательстве Украины отсутствует определение понятия "оскорбление" или "оскорбительные высказывания".

В постановлении Пленума ВСУ № 1 от 27.02.2009 "О судебной практике по делам о защите достоинства и чести физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица" (далее – постановление Пленума ВСУ №  1 от 27.02.2009) мы также не найдем ответа на этот вопрос.

Поэтому обратимся к юридической энциклопедии, которая дает такое определение понятию "оскорбление": это умышленное унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме. Это употребление инвективной (резкой, бранной) лексики, применение неприличных жестов, мимики и т. п. Аналогичное определение оскорбления содержалось в ст. 126 Уголовного кодекса Украины 1960 года, которой предполагалась уголовная ответственность за совершение одноименного преступления "оскорбление".

В словаре украинского языка под "оскорблением" понимается пренебрежительное высказывание, нехороший поступок и т. п., которые направлены против кого-нибудь и вызывают у него чувство горечи, душевной боли.

Итак, принимая во внимание вышеизложенное, можно сделать вывод, что оскорбительные высказывания – это высказывания, имеющие негативный характер, выражающиеся в пренебрежительной, неприличной, унизительной или грубой форме и унижающие честь и достоинство лица.

Конституция Украины определяет, что человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью (статья 3), и устанавливает обязанность каждого неуклонно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей (статья 68).

Каждый имеет право на уважение к его достоинству и чести (ст. 297 ГК Украины), а также право на неприкосновенность своей деловой репутации (ст. 299 ГК Украины). Нарушение этих прав является основанием для наступления ответственности, предусмотренной законодательством. Следует указать, что уголовная ответственность за оскорбление действующим Уголовным кодексом Украины, в отличие от Уголовного кодекса Украины 1960 года, не предусмотрена. Публичное лицо, как и любой гражданин, имеют право защитить свои права, нарушенные в результате распространения оскорбительных высказываний, путем обращения в суд с иском о защите достоинства и чести, а также о защите своей деловой репутации.

Как указал Пленум ВСУ в своем постановлении № 1 от 27.02.2009, "выбор способа защиты личного неимущественного права, в частности права на уважение к достоинству и чести, права на неприкосновенность деловой репутации, принадлежит истцу. Вместе с тем лицо, право которого нарушено, может избрать как общий, так и специальный способы защиты своего права, определенные законом, регламентирующим конкретные гражданские правоотношения".

Часто истцы для защиты своих нарушенных прав в результате распространения о них информации оскорбительного характера заявляют исковые требования об обязательстве ответчика извиниться за соответствующие высказывания. Наверное, такой способ защиты нарушенных неимущественных прав, как извинение, больше всего морально удовлетворил бы истца. Однако анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды в большинстве случаев отказывают в удовлетворении требований, связанных с извинением (хотя в реестре судебных решений можно увидеть судебные решения, которые приняты за последние годы, об удовлетворении данных требований), ссылаясь на то, что такой способ судебной защиты не предусмотрен законодательством. Такая позиция судов базируется на аналогичных разъяснениях, изложенных в п. 26 постановления Пленума ВСУ № 1 от 27.02.2009.

К сожалению, постановление Пленума ВСУ № 1 от 27.02.2009 не содержит разъяснений относительно надлежащего способа защиты в случае распространения именно оскорбительных высказываний. Как свидетельствует судебная практика, в случае распространения оскорбительных высказываний истцы иногда заявляют требования о признании оскорбительными и унижающими честь и достоинство соответствующих высказываний, которые судами большей частью удовлетворяются.

Часто оскорбительные высказывания распространяются вместе с информацией, являющейся недостоверной, или же сама недостоверная информация считается истцом оскорбительной. В таких случаях надлежащим способом защиты нарушенного права представляется опровержение недостоверной информации (право на ответ).

Как известно, в такой категории дел истец должен доказать не только те обстоятельства, которые определены в п. 15 постановления Пленума ВСУ от 27.02.2009, но и доказать, что высказывания являются утверждением, а не оценочным суждением, и что информация является негативной по отношению к нему. Одним из доказательств, которым могут доказываться данные обстоятельства, может стать заключение экспертного лингвистического (семантико-текстуального) исследования.

На решение эксперта могут быть поставлены не только вопросы о том, является ли высказывание фактическим утверждением или оценочным суждением и содержится ли в высказывании информация негативного характера относительно определенного лица, однако и вопрос о том, содержатся ли в тексте высказывания оскорбительного характера относительно определенного лица или выражено ли в грубой, унизительной или неприличной форме высказывание относительно определенного лица.

В соответствии с положениями статьи 30 ЗУ "Об информации" лицо освобождается от ответственности за высказывание оценочных суждений, которыми, за исключением клеветы, являются высказывания, не содержащие фактических данных, критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные, в частности, учитывая характер использования языково-стилистических средств (употребление гипербол, аллегорий, сатиры).

Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. Как указано в п. 19 постановления Пленума ВСУ № 1 от 27.02.2009, в соответствии со статьей 277 ГК Украины не являются предметом судебной защиты оценочные суждения, мнения, убеждения, критическая оценка определенных фактов и недостатков, которые, будучи выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, нельзя проверить на предмет их соответствия действительности (в отличие от проверки истинности фактов) и опровергнуть, что отвечает прецедентной судебной практике Европейского суда по правам человека при толковании положений статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, в соответствии с которой каждый имеет право на свободу выражения взглядов.  

Так, Европейский суд по правам человека в п. 41 решения от 08.07.86 по делу "Лингенс против Австрии" указал, что "свобода выражения взглядов, гарантированная пунктом 1 статьи 10, составляет одно из основных оснований демократического общества и одно из принципиальных условий его развития и условий самореализации каждого лица.

При условии соблюдения пункта 2 свобода выражения касается не только той "информации" или тех "идей", которые получены надлежащим образом или рассматриваются как неоскорбительные или незначительные, но и тех, которые вызывают обиду, негодование или беспокойство. Такими являются требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых "демократическое общество" невозможно".

В пункте 45 данного решения Европейский суд признал, что спорные высказывания являются оценочными суждениями заявителя (также относительно оценочных суждений см. решение от 25 июня 1992 г. по делу "Торгейр Торгейрсон (Thorgeir Thorgeirson) против Исландии", решение от 29 марта 2005 г. по делу "Украинская Пресс-Группа" против Украины", решение от 29 июля 2005 г. по делу "Гринберг (Grinberg) против России").

То есть из данного решения следует, что даже оскорбительная форма высказывания не препятствует отнесению его к оценочному суждению.

Следует указать, что в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека оценочное суждение в оскорбительной форме только тогда не влечет за собой ответственность как за высказывание оценочного суждения, когда оно имеет под собой достаточную фактическую основу и не является чрезмерным, учитывая ситуацию и обстоятельства, по которым происходило распространение таких высказываний (см. решение от 01.07.97 по делу "Обершлик (Oberschlick) против Австрии" (№ 2)).

В соответствии с ч. 2 ст. 30 ЗУ "Об информации" если лицо считает, что оценочные суждения или мнения унижают его достоинство, честь или деловую репутацию, а также другие личные неимущественные права, оно вправе воспользоваться предоставленным ему законодательством правом на ответ, а также на собственное толкование дела в том же средстве массовой информации с целью обоснования безосновательности распространенных суждений, предоставив им другую оценку.

Если субъективное мнение высказано в грубой, унизительной или неприличной форме, унижающей достоинство, честь или деловую репутацию, на лицо, которое таким образом и таким способом высказало мнение или оценку, может быть возложена обязанность возместить причиненный моральный вред (ч. 2 ст. 30 ЗУ "Об информации" и п. 19 постановления Пленума ВСУ № 1 от 27.02.2009).

Защищая в судебном порядке достоинство, честь или деловую репутацию публичного лица, следует также помнить, что разрешение таких споров имеет свои особенности.

Так, Пленум ВСУ в пункте 21 своего постановления № 1 от 27.02.2009 предоставил разъяснение, что при рассмотрении такой категории дел суды должны учитывать положения Декларации о свободе политических дебатов в средствах массовой информации (далее – Декларация), одобренной 12 февраля 2004 года на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, а также рекомендации, содержащиеся в Резолюции 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни.

Ссылаясь на положения указанных актов, Пленум ВСУ указал, что граница допустимой критики относительно политического деятеля или другого публичного лица является значительно более широкой, чем отдельного рядового лица. Публичные лица неизбежно открываются для пристального освещения их слов и поступков и должны это осознавать.

ВЫВОД:

Из собственной практики участия в судебных спорах о защите достоинства, чести и деловой репутации публичных лиц хотелось бы отметить, что несмотря на наличие определенных нюансов при рассмотрении такой категории дел, о которых указано выше, оскорбительные высказывания не должны оставаться без внимания лица, которого они касаются, и реагировать на них следует соответствующими правовыми способами, что в свою очередь может стать определенным сдерживающим фактором для лица, к которому предъявлены требования, в дальнейшем распространять информацию оскорбительного характера.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua