Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Ведение бизнеса в Украине сквозь призму практики ЕСПЧ
Владимир Яремко, старший юрист, Sayenko Kharenko Ирина Моренко, юрист, Sayenko Kharenko

Существует стереотип, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) создан прежде всего для защиты личных неимущественных прав физических лиц. Юридические лица, исчерпавшие средства правовой защиты в государственных судах и других органах, часто даже не рассматривают возможность продолжения защиты своих имущественных прав именно в ЕСПЧ. Конечно, иски юридических лиц против Украины в указанном Суде немногочисленны по сравнению с количеством обращений граждан. Решения ЕСПЧ по таким спорам являются своеобразным индикатором бизнес-климата в государстве, опосредованно влияющим на его инвестиционную привлекательность. Ниже приведем короткий анализ решений, вынесенных ЕСПЧ против Украины. Эти решения идентифицируют некоторые из проблем, с которыми сталкивается бизнес в Украине.

Споры с налоговыми и таможенными органами: "Интерсплав" против Украины и ООО "Полимерконтейнер" против Украины

По информации Государственной фискальной службы Украины (ГФС), за январь – апрель 2017 года 47,7 % споров при участии налоговых органов решалось в их пользу.

В деле "Интерсплав" против Украины" (заявление № 803/02, решение от 09.01.2007) налогоплательщик, совместное предприятие "Интерсплав", осуществлял деятельность по производству продукции с использованием переработанного металла, покупаемого в Украине, приобретение которого облагалось НДС по ставке 20 %. Большая часть продукции заявителя экспортировалась из Украины по нулевой ставке НДС, поэтому заявитель, по его мнению, имел право на возмещение НДС.

Заявитель утверждал о нарушении государством в лице налоговых органов Первого протокола к Европейской Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод от 04.11.1950 (Конвенция) из-за систематической задержки возмещения НДС. Статья 1 Первого протокола к Конвенции закрепляет, что:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право мирно владеть своим имуществом. Никто не может быть лишен своей собственности иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Однако предыдущие положения никоим образом не ограничивают право государства вводить в действие такие законы, которые оно считает необходимыми, чтобы осуществлять контроль за пользованием имуществом в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или прочих сборов или штрафов".

Суд в своем решении рассмотрел следующие вопросы:

1. Является ли невозмещенная сумма НДС имуществом?

Правительство в своих замечаниях настаивало на том, что пока суммы НДС, подлежащие возмещению, не будут установлены решением суда, они не могут считаться имуществом. На это Суд ответил, что понятие "имущество" в части 1 статьи 1 Первого протокола имеет автономное значение, не зависящее от формальной классификации, принятой в национальном законодательстве, поэтому в данном случае речь идет об общем имущественном праве на возмещение НДС. 

2. Может ли сложная экономическая ситуация в государстве быть оправданием для задержки выплаты НДС?

Правительство подчеркивало исключительные обстоятельства, требовавшие принятия мер для защиты экономических интересов государства, поскольку система возмещения НДС использовалась для злоупотреблений, а возмещение требовалось за фиктивные хозяйственные операции. Суд же признал, что такое вмешательство государства в имущественные права было непропорциональным.

3. Могут ли налоговые органы задерживать выплаты НДС из-за предположения относительно злоупотребления со стороны налогоплательщиков?

Суд указывал, что задержки выплаты НДС были систематическими, из-за чего заявитель постоянно был вынужден обращаться в суд за признанием нарушенного права. Налоговые органы, в свою очередь, не принимали во внимание судебную практику и в подобных случаях продолжали административную практику невозмещения НДС. Налоговые органы обосновывали свои действия тем, что суммы, которые были уплачены заявителем в виде налога, и суммы, которые он требовал в качестве возмещения НДС, не были пропорциональными. Это вызвало подозрение, что заявитель использовал фиктивные компании для осуществления хозяйственной деятельности.

Суд доводы не принял и отметил, что государство не принимало никакие меры для прекращения такой административной практики.

Сумма сатисфакции, присужденная по решению по делу "Интерсплав" против Украины", была едва ли не самой высокой на то время в практике против нашего государства. Уплате подлежали: судебные расходы, которые заявитель понес в национальных судебных производствах, а также 25000 евро в качестве возмещения материального ущерба и 560 евро в качестве возмещения судебных расходов.

На то время в практике относительно Украины решение по делу "Интерсплав" против Украины" было особым. Во-первых, права юридического лица, осуществлявшего хозяйственную деятельность в Украине, едва ли не впервые были защищены в рамках правозащитной системы Совета Европы. Во-вторых, Суд установил, что наиболее приемлемой формой сатисфакции могло бы быть устранение административной практики задержки возмещения НДС, противоречащей статье 1 Первого протокола.

Решение по делу "Интерсплав" против Украины"  не решило проблему применения административной практики, когда по результатам налоговой проверки субъекту хозяйствования уменьшают бюджетное возмещение НДС в связи с якобы неподтверждением реальности осуществления хозяйственных операций.

После решения "Интерсплав против Украины" Верховный Суд Украины неоднократно высказывал позицию, что налогоплательщик не должен отвечать за невыполнение контрагентом его обязательств по уплате налога и в результате уплачивать НДС второй раз. Например, в постановлениях от 13.01.2009 по делу № 21-1578во08, от 09.09.2008 по делу № 21-500во08 и от 01.06.2010 по делу № 21-573во10.

14 ноября 2012 года Высший административный суд Украины (ВАСУ) принял постановление по делу № К/9991/50772/12, в котором не только признал неправильность и неправомерность выводов налоговой инспекции о недействительности соглашений в связи с их фиктивностью, но и признал, что акты налоговой проверки не устанавливают недействительность соглашений (недействительность может быть установлена только по решению суда). Указанное постановление стало руководством для дальнейшей судебной практики в подобных вопросах.

Тенденция вынесения решений в соответствии с и со ссылкой на позицию ЕСПЧ по делу "Интерсплав" против Украины" не теряет актуальности и сегодня. ВАСУ ссылался на дело, например, в постановлениях: от 07.06.2017 по делу № К/9991/56391/12, от 05.04.2017 по делу № К/9991/79840/12 и от 07.03.2017 по делу № К/800/6751/16.

Вопрос деятельности ГФС возникал в практике ЕСПЧ и относительно таможенных платежей. 24 ноября 2016 года ЕСПЧ принял решение по делу "ООО "Полимерконтейнер" против Украины" (заявление № 23620/05). Заявитель жаловался на длящуюся политику таможенного органа относительно присвоения неправильного кода импортируемым товарам, в результате чего с предприятия подлежали взысканию таможенные сборы в более высоком размере. Суды по иску заявителя неоднократно устанавливали неправомерность действий таможенных органов, но последние не прекращали подобные действия. Такая практика таможенных органов, по мнению компании-заявителя, нарушала статью 1 Первого протокола и часть 1 статьи 6 Конвенции, устанавливающих право на справедливый суд относительно прав и обязанностей гражданского характера.

Вопросы, которые решал Суд, были очень схожи с предыдущим делом. Суд даже отмечает, что рассматривал несколько похожую ситуацию в деле "Интерсплав" против Украины": компания-заявитель проходила этапы судебного разбирательства для возврата излишне уплаченной таможенной пошлины, так что Суд установил, что имело место вмешательство в мирное владение имуществом.

Что касается заявленного нарушения части 1 статьи 6 Конвенции, то Суд отклонил эти требования, ссылаясь на то, что налоговые споры выходят за пределы гражданских прав и обязанностей.

Признание и исполнение арбитражных решений: компания "Регент" против Украины

По делу "Компания "Регент" против Украины" (заявление № 773/03, решение от 03.04.2008) компания-заявитель, частное предприятие Regent Engineering International Limited, зарегистрированное на Сейшельских островах, жаловалась, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Первого протокола, на неисполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС) от 23.12.98. Согласно этому решению МКАС были взысканы средства в пользу другой компании – ООО "СОМ", зарегистрированной в Чешской Республике, по иску против ОАО "Ориана", 99 % которой принадлежали государству. Компания-заявитель заключила с ООО "СОМ" договор об уступке права требования и, соответственно, приобрела право на денежные средства, присужденные решением МКАС от 23.12.98.

По результатам рассмотрения Суд решил, что:

1. Международный арбитраж является судом в значении статьи 6 Конвенции, хотя Правительство утверждало обратное, ссылаясь на то, что арбитражный суд был создан по соглашению между сторонами как суд для рассмотрения арбитражных вопросов.

2. Право требования может составлять "имущество" в понимании статьи 1 Первого протокола, если оно обеспечивается принудительным исполнением.

3. Затруднительное положение должника не может быть оправданием неисполнения судебного решения. Из содержания решения следует, что государственная компания – должник обанкротилась. По мнению Правительства, удовлетворение денежных требований кредиторов и процедура выделения средств для выплаты долгов государства могли вызвать некоторые задержки в исполнении решений за счет средств государственного бюджета. Это, по мнению Правительства, соответственно, могло затормозить выполнение требований заявителя относительно возмещения согласно решению МКАС. Суд не принял данные обстоятельства в качестве оправдательных для задержки исполнения арбитражного решения.

По результатам рассмотрения дела Суд присудил обязать государство выплатить компании-заявителю сумму задолженности по решению арбитражного суда от 23.02.98 в размере 2466906,47 долларов США и проценты. Однако Суд отклонил требования выплаты морального ущерба, поскольку компания-заявитель купила задолженность и была осведомлена о проблеме с исполнением арбитражного решения, таким образом, взяв на себя коммерческий риск такого соглашения.

Решение "Компания "Регент" против Украины"  для практики ЕСПЧ против Украины является знаковым. Во-первых, компании, которые зарегистрированы в других государствах и осуществляют хозяйственную деятельность в Украине, могут пользоваться системой защиты прав человека Совета Европы. Во-вторых, решение еще раз подтверждает, что исполнение арбитражного решения так же обязательно, как и решение государственного суда, и подпадает под защиту статьи 6 Конвенции.

Защита права собственности на арестованное имущество: "East/West Alliance Limited" против Украины

Арест имущества в уголовном производстве призван его обеспечить (оно может быть взыскано впоследствии для обеспечения гражданского иска или в качестве взыскания с юридического лица неправомерно полученной выгоды и т. п.), но в то же время арест имеет временный характер и состоит в определенном ограничении прав собственника, а не в лишении права собственности.

Такой вывод подтвердило решение по делу "East/West Alliance Limited" против Украины" (заявление № 19336/04, решение от 02.06.2014). Обстоятельства дела: украинское представительство иностранной компании передало в лизинг другой компании самолеты. Налоговая милиция, наложив арест в рамках уголовного производства, со временем признала эти самолеты "бесхозными" и продала третьим лицам. Решение суда в пользу заявителя о возврате арестованного имущества длительное время не исполнялось. В связи с вышеупомянутым заявитель обжаловал нарушение статьи 1 Первого протокола, статей 6 и 13 Конвенции (право на эффективное средство юридической защиты).

По результатам рассмотрения дела можно утверждать, что:

1) применение только одного из нескольких способов защиты своего права не может считаться неисчерпанием права на защиту, хотя Правительство подчеркивало, что после неудачной попытки предприятия-заявителя обжаловать выемку документации в порядке гражданского судопроизводства оно могло обжаловать этот вопрос в порядке административного судопроизводства. То есть, по мнению государства, национальные способы защиты исчерпаны не были;

2) любое вмешательство государственного органа в право на мирное владение имуществом должно быть законным и пропорциональным. Суд указал, что государство произвольно обращалось с изъятыми самолетами, что нарушало принцип законности. Например, изъятие самолетов в ходе уголовного производства осуществлялось без надлежащего оформления документов: протоколы не содержали никаких пояснений относительно наложения ареста на самолеты и указаний на нарушение таможенного или налогового законодательства. Важен тот факт, что государство своими действиями лишило заявителя доступа к своему имуществу на срок более десяти лет.

Суд обязал государство выплатить 5000000 евро возмещения материального и морального ущерба, а также 8000 евро компенсации судебных расходов.

ВЫВОД:

Из приведенной практики можно сделать вывод, что ЕСПЧ может быть довольно эффективным средством правовой защиты имущественных и неимущественных прав не только физических, но и юридических лиц. Приведенное касается вопросов защиты собственности, признания и исполнения решений суда и арбитража, а также правоотношений с налоговыми и таможенными органами.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua