Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Проблемные вопросы адвокатского представительства в судах в свете конституционных изменений
Андрей Дацкив, юрист практики разрешения коммерческих споров, Arzinger

Внедрение адвокатской монополии Законом Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)" от 02.06.2016  № 1401-VIII (далее – Закон № 1401-VIII) вызвало возникновение ряда практических вопросов, среди которых юридическое сообщество, прежде всего, интересует, к каким судебным делам и с какого момента применимы нововведения, а также каким образом адвокатам-представителям подтверждать свои полномочия? Другими словами, что делать, чтобы из представителя в заседании не превратиться в "вольного слушателя", или еще лучше – из-за процессуальной ошибки вообще не утратить право на удовлетворение материально-правовых требований?

Оговорка относительно монополии

Ответ на часть озвученных выше вопросов следует искать в Переходных положениях Конституции Украины, претерпевших изменения и дополнения. В частности, законодатель, понимая всю радикальность нововведения, решил монополизацию запустить постепенно, установив согласно п. 11 ч. 161 раздела XV Конституции Украины следующие отсрочки:

– в Верховном Суде и судах кассационной инстанции – до 1 января 2017 года;

– в судах апелляционной инстанции – до 1 января 2018 года;

– в судах первой инстанции – до 1 января 2019 года.

При этом для органов государственной власти и органов местного самоуправления сделано исключение: клиентами адвокатов в судах они в принудительном порядке станут только с 1 января 2020 года.

Наряду с этим Переходные положения Конституции Украины содержат оговорку, согласно которой "Представительство в суде по производствам, начатым до вступления в силу Закона Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)", осуществляется по правилам, действовавшим до вступления им в силу, – до принятия по соответствующим делам окончательных судебных решений, не подлежащих обжалованию".

Значит, отправными точками для отсчета монополизации является дата вступления в силу Закона № 1401-VIII – 30.09.2016 р., а также правильное понимание юридического содержания таких понятий, как "начало производства" и "принятие по делу окончательного судебного решения, не подлежащего обжалованию".

"Начало производства"

Под "началом производства" следует понимать постановление определения суда, действующего как суд первой инстанции, об открытии/возбуждении производства по делу (в зависимости от вида процесса). Такой подход, в частности, поддержан в определениях Высшего хозяйственного суда Украины от 28.03.2017 г. по делу № 913/1164/16, от 27.03.2017 г. по делу № 904/145/17 и от 29.03.2017 г. по делу № 904/9901/16. Следовательно, все новые дела, которые "начаты" с 30.09.2016 г., должны сопровождаться адвокатами по новым правилам с 01.01.2017 г. Хотя не исключено, что найдутся судьи, которые будут применять расширенное толкование понятия "производство" и отталкиваться, в частности, от дат возбуждения кассационных производств.

"Окончательное решение, не подлежащее обжалованию"

В большинстве случаев под окончательным решением имеется в виду, собственно, решение Верховного Суда Украины (по крайней мере до момента создания Верховного Суда в порядке, определенном Законом Украины "О судоустройстве и статусе судей" от 02.06.2016 № 1402-VIII). В частности, это предусмотрено ч. 3 ст. 3603 Гражданского процессуального кодекса Украины (далее – ГПК Украины), ч. 3 ст. 11124 Хозяйственного процессуального кодекса Украины (далее – ХПК Украины), ч. 3 ст. 242 Кодекса административного судопроизводства Украины (далее – КАС Украины). Все же возможны исключения по административным делам, где окончательными являются также решения судов апелляционной инстанции (в частности в избирательных спорах) или решение Высшего административного суда Украины, в частности, относительно жалобы на результаты выборов или принятое по результатам рассмотрения дела о досрочном прекращении полномочий народного депутата Украины и т. п.

Но являются ли упомянутые окончательные решения в процессуальном понимании одновременно "не подлежащими обжалованию"?

С одной стороны, решение Верховного Суда Украины (далее – ВСУ) – финальная точка в рассмотрении дела по результату использования всех национальных средств правовой защиты. С другой – все процессуальные кодексы допускают "обжалование" (пересмотр) таких решений в случае "установления международным судебным учреждением, юрисдикция которого признана Украиной, нарушения Украиной международных обязательств при решении данного дела судом" (речь идет о Европейском суде по правам человека (далее – ЕСПЧ)). То же касается и окончательных решений, вынесенных административными судами низших инстанций, несмотря на конкретные предписания о том, что они "не подлежат обжалованию" (ч. 2 ст. 1712, ч. 11 ст. 176, ч. 1 ст. 180, ч. 6 ст. 1831 КАС Украины).

Эту проблему гипотетически должен был бы решить проект Закона о внесении изменений в ХПК Украины, ГПК Украины, КАС Украины и другие законодательные акты  № 6232 от 23.03.2017 г. (далее – Проект № 6232) в случае его принятия Верховной Радой Украины, где во всех упомянутых выше процессуальных кодексах предложено четко определить, что "Постановление суда кассационной инстанции является окончательным и обжалованию не подлежит".

В первую очередь, следует обратить внимание на то, что законотворец оперирует постановлением не ВСУ, а Верховного Суда, который сейчас находится в процессе создания. Как известно, ни конституционными изменениями, ни Законом Украины "О судоустройстве и статусе судей" от 02.06.2016 г. № 1402-VIII, ни Проектом № 6232 не предусмотрено "правопреемства" Верховного Суда от ВСУ, аналогично как и других переходных положений, в соответствии с которыми окончательным и не подлежащим обжалованию в этом смысле также будет считаться постановление, вынесенное ВСУ.

Кроме этого, четкое и гармоничное соотношение процессуальных понятий, которые изложены в Проекте № 6232 и Переходных положениях Конституции Украины, не исключает "вмешательства" ЕСПЧ, которое на этот раз реализуется в процессуальном институте под названием "пересмотр судебных решений по исключительным обстоятельствам"1. Такой пересмотр может быть применен ко всем судебным решениям (как окончательным), в том числе и ранее вынесенным ВСУ.

1 Новый процессуальный институт, предложенный Проектом № 6232 от 23.03.2017, который, по факту, дублирует действующий в смысле пересмотра судебных решений по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 3603 ГПК Украины, ч. 3 ст. 11124 ХПК Украины, ч. 3 ст. 242 КАС Украины.

Следовательно, ни действующий процессуальный закон, ни его проект изменений на сегодня не дают ответа, что такое "окончательное" и "необжалуемое" судебное решение. Сама проблема, по моему мнению, может быть решена на уровне официального толкования Переходных положений Конституции Украины.

"Вариации" на тему окончательного решения

На практике возможны случаи, когда решение по сути дела вступило в законную силу, в частности, в связи с истечением срока обжалования. Такое решение, на мой взгляд, не следует отождествлять с окончательным решением, не подлежащим обжалованию, поскольку с соблюдением принципа правовой определенности такие сроки гипотетически могут быть возобновлены, а сами решения обжалованы, что в то же время исключает их статус как окончательных.

Сюда же относим случаи направления дела на новое рассмотрение, где формально отсутствует решение дела по сути, а тем более окончательное судебное решение.

"Тлеющие" процессы

Более сложные случаи в плане применения оговорок относительно адвокатской монополии могут возникать по делам, начатым до 30.09.2016 г., где уже постановлено "окончательное судебное решение" по сути спора, но процесс дальше "тлеет" за счет:

– пересмотров по нововыявленным обстоятельствам или

– решения отдельных процессуальных вопросов на стадии исполнительного производства (изменение способа исполнения, отсрочка, рассрочка исполнения решения и т. п.)2.

2 Сейчас речь идет о случаях, допускающих стадию кассационного рассмотрения или обращения в Верховный Суд Украины.

Это в свою очередь, по крайней мере, на этой стадии внедрения судебной реформы, может сгенерировать дополнительные кассационные производства.

Значит, возникнет закономерный вопрос: кто должен представлять интересы сторон в суде в таком случае? Ответ в свою очередь напрямую зависит от квалификации, постановленного судебного решения по сути спора как не подлежащего обжалованию. Итак, снова возвращаемся к необходимости официального толкования Переходных положений Конституции Украины.

Надлежащее подтверждение полномочий "монополистов"

В бытовом понимании адвокат почему-то всегда ассоциируется с перечнем стандартных документов, таких как: договор о предоставлении правовой помощи и ордер, которыми последний подтверждает свои полномочия. Это клише кочует из уголовного процесса и дел об административных правонарушениях, которые закономерно считаются "вотчиной" адвокатской деятельности. Применение этого шаблона часто сбивает с толка не только опытных юристов, но и судей. В то же время детальный анализ применимого законодательства дает основания расширить упомянутый выше перечень как минимум доверенностью.

В частности, статьей 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" определено, что "Адвокатская деятельность осуществляется на основании договора о предоставлении правовой помощи". В то же время этой же статьей предусмотрено, что "Документами, удостоверяющими полномочия адвоката на предоставление правовой помощи, могут быть:

1) договор о предоставлении правовой помощи;

2) доверенность;

3) ордер;

4) поручение органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление безоплатной правовой помощи".

Кроме этого, содержится отсылка для выяснения этого вопроса к соответствующим процессуальным кодексам: "Полномочия адвоката как ... представителя в хозяйственном, гражданском, административном судопроизводстве ... подтверждаются в порядке, установленном законом".

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 28 ХПК Украины полномочия представителей подтверждаются доверенностью от имени предприятия, организации, которая выдается за подписью руководителя или другого уполномоченного им лица и удостоверяется печатью предприятия, организации (при наличии). Частью 7 указанной статьи урегулирован вопрос документального подтверждения полномочий именно адвокатом и указано, что "Полномочия адвоката как представителя могут также удостоверяться ордером, поручением органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление безоплатной правовой помощи, или договором. К ордеру обязательно прилагается извлечение из договора, в котором указываются полномочия адвоката как представителя или ограничение его прав на совершение отдельных процессуальных действий. Извлечение заверяется подписью сторон договора". Аналогичные положения в части адвокатского представительства содержатся в ч. 4 ст. 42 ГПК Украины и ч. 5 ст. 58 КАС Украины.

Итак, отталкиваясь от обратного, можно прийти к выводу о том, что "классические" адвокатские документы являются только альтернативой доверенности и ни в коем случае не претендуют на исключительность в этом смысле. Таким образом, представители, находясь в статусе адвоката в соответствующем процессе, независимо от того, обязателен ли этот статус, могут действовать на основании доверенности.

В то же время вместе с доверенностью в суд должны быть поданы копия или извлечение из договора о предоставлении правовой помощи согласно статье 26 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности", а статус адвоката должен быть подтвержден дополнительно свидетельством о праве на занятие адвокатской деятельностью в соответствии со статьями 6, 12 Закона Украины "Об адвокатуре и адвокатской деятельности". То же касается адвокатов, вступивших в процессы, начатые до 30.09.2016 г., в качестве "обычных представителей".

В этом смысле необходимо добавить, что Проект № 6232 предусматривает только два документа, которыми представитель может подтвердить свои полномочия, а именно: ордер или доверенность. Поэтому, в случае его принятия, – подача в суд стандартного договора о предоставлении правовой помощи будет необязательной.

ВЫВОД:

Подытоживая, следует отметить, что сейчас не возникает проблем с делами, где производство возбуждено после 30.09.2016 г. Кассационное рассмотрение идет полным ходом уже с исключительным представительством адвокатами, что подтверждается актуальной судебной практикой. К делам, которые начаты ранее, и в дальнейшем применяются старые правила вплоть до вынесения окончательного решения, не подлежащего обжалованию. В этом смысле могут возникать трудности с пониманием, какое именно решение является не подлежащим обжалованию, особенно если речь не идет о решениях, принятых ВСУ. Кроме этого, тяжело спрогнозировать подход судей к представительству в "тлеющих" процессах, где, как указывалось выше, после постановления по сути спора окончательного судебного решения определенные процессуальные вопросы продолжают рассматриваться. Таким образом, безопаснее будет перестраховаться и привлекать адвокатов для представительства в таких процессах.

Что касается документов, на основании которых должен действовать представитель-адвокат, сейчас допускаются доверенность, а также "классические" документы: ордер или договор о предоставлении правовой помощи. В случае принятия Проекта № 6232 в действующей редакции останутся исключительно доверенность или ордер. Кроме этого, статус адвоката должен подтверждаться свидетельством о праве на занятие адвокатской деятельностью.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua