Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
От редактора, ЮРИСТ & ЗАКОН, 2017, 06, №21

Добрый день, уважаемые читатели!

"Прогресс шагает по планете", и даже такая консервативная отрасль, как юриспруденция, все больше и больше ощущает влияние новых технологий. Уже третий год продолжаются дискуссии о перспективах "роботов-юристов", которые в 2016 году окончательно перешли в Украине из категории сугубо теоретических диспутов в категорию обсуждения реальных проектов с появлением первых отечественных разработок. Примерно столько же длятся и разговоры о появлении "электронного суда", которые тоже потихоньку переходят к стадии реализации (хотя суды, ставшие испытательным полигоном, жалуются на откровенно невысокую активность пользователей).

Еще одной любимой темой любого крупного мероприятия в сфере legal tech является технология блокчейн и ее влияние на будущее подготовки юридически значимых документов. Наиболее часто обсуждаются два способа применения данной технологии: ведение реестров и "умные" контракты. Именно о этих перспективах мы и поговорим в материалах блока "Тема номера" текущего выпуска Ю&З.

Что же такое smart contract? Если просто – система, которая самостоятельно отслеживает наступление оговоренных сторонами при заключении соглашения условий и выполняет определенные в тот же момент действия. К примеру, получив от складской системы учета данные о поступлении определенной партии сырья, автоматически формирует платежное поручение для банка для оплаты этой партии (и, напротив, при отсутствии таких данных за определенный временной промежуток направляет претензию поставщику). Главные ее отличительные черты: совершение юридически значимых действий и минимальное (в идеале – нулевое) участие человека после запуска контракта "в работу".

Но почему именно блокчейн? Прежде всего потому, что сама по себе данная технология обеспечивает очень высокую степень защиты от любого вмешательства как извне, так и со стороны любого из участников сделки. Ее сущность в том, что любое изменение данных возможно лишь при "согласии" определенного (но ни в коем случае не менее 50 %) числа участников обмена информацией, причем в любой момент каждый из них обладает полной базой данных, а привычного центра, содержащего "эталон", в рамках сети нет.

Эта же особенность делает блокчейн очень привлекательным для ведения разного рода реестров, которые содержат данные, имеющих юридическое значение. Таким образом можно будет снизить риски махинаций чисто техническими средствами.

Но, стоит отметить, именно эти особенности технологии создают множество вопросов по "вписыванию" ее в отечественное правовое поле. И об этом тоже можно прочесть в материалах наших авторов.

В конце же напоминаю, что редакция Ю&З с нетерпением ждет ваших писем с предложениями новых тем, вопросами, рекомендациями по улучшению издания. Каждое такое письмо чрезвычайно важно и ценно для нас и позволяет сделать издание еще интереснее и полезнее для вас.

С уважением,

главный редактор

Александр Попов

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua