Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Практический взгляд на отсутствие оправдательных приговоров в Украине
Евгений Крапивин, эксперт в сфере уголовной юстиции,, Экспертная группа "Полиция под контролем"

Отсутствие значительного количества оправдательных приговоров в деятельности украинских органов уголовной юстиции – одна из распространенных тем для обсуждения в научных и экспертных публикациях. Вместе с тем каждый раз провозглашается их отсутствие и невозможность практической реализации институтов состязательности в уголовном процессе, ведь все равно судьи при любых условиях не оправдывают обвиняемых.

В этой публикации мы решили дать свой ответ на эти вопросы и взглянуть на оправдательный приговор и возможность его постановления с точки зрения правоприменителя – описав институционный (организационный) фактор их деятельности.

Действительно в Украине количество оправдательных приговоров из года в год колеблется в пределах 1 %:

– в 2014 году – 0,73 % (997 из 135800 дел, в которых был вынесен приговор);

– в 2015 году – 0,78 % (803 из 103600 дел, в которых был вынесен приговор);

– в 2016 году – 0,94 % (905 из 96000 дел, в которых был вынесен приговор).

Такая ситуация остается устоявшейся еще с 50-х годов ХХ столетия, когда окончательно сформировалась система органов уголовной юстиции советского образца вместе с устоявшимися практиками их работы.

Оправдательный приговор для судей и прокуроров стал не только не желательным, но и вредным, а также подрывающим авторитет судебной власти и правоохранительных органов в целом (в советское время – партийной номенклатуры).

На первый взгляд обычному гражданину непонятно, почему в Украине не оправдывают обвиняемых, ведь законодательство предусматривает такой механизм. Прежде всего это утверждается презумпцией невиновности: ни одно лицо не является виновным в совершении преступления до вынесения обвинительного приговора суда, который вступил в законную силу. Вместе с тем уголовный процесс в теории представляется простым: прокурор руководит расследованием и вместе со следователем собирает доказательства, подтверждающие вину лица или оправдывающие его. Дальше составляется обвинительный акт и направляется в суд, который и должен решить, виновен человек или нет, с последующим его осуждением или оправданием.

Вместе с тем для специалистов, которые на практике работают с уголовными производствами (прежде всего общеуголовного характера) – защитников, следователей, оперативных работников, прокуроров и других – вполне очевидно, что ситуация намного более сложная, нежели кажется в теории.

Дело в том, что мы должны по большей части смотреть не на "право в книгах", а его правоприменение – так называемый институционный фактор. Применяя нормы УПК на практике, органы правопорядка всегда ориентируются, в первую очередь, на собственные интересы, касающиеся преимущественно их материального положения и представления об эффективности собственной работы. Именно здесь стоит упомянуть о показателях эффективности работы этих органов ("палочной системы"), необходимости избежать дисциплинарной ответственности за некачественное расследование дел или вынесение оправдательного приговора, сохранения своей должности и здоровья в условиях огромной нагрузки на одного следователя и т. п.

Данные эмпирических исследований свидетельствуют о том, что в условиях большой нагрузки на следователей и прокуроров, а также постоянной ориентировки на показатели раскрываемости деятельность органов досудебного расследования и прокуратуры превращается в "конвейер" по производству перспективных для направления в суд дел.

Перспективными делами являются "легкие", "очевидные", в которых нет необходимости тратить значительные усилия на установление подозреваемого лица и формирование доказательной базы. Такие производства в кратчайший срок доводятся до суда с целью получения необходимого показателя раскрываемости, который является центральным в имеющейся системе оценки эффективности работы следователя и прокурора.

Успешность расследования таких дел достигается различными техниками "упрощения" своей работы правоохранителями – начиная от дачи лживых обещаний об условном наказании до применения физической силы.

Адвокаты, правозащитники, ученые в такой ситуации большие надежды на изменения возлагали на новый Уголовный процессуальный кодекс (2012 р.), который предоставил ряд новых возможностей для стороны защиты и закрепил новые формы состязательности в уголовном процессе. От руководителей правоохранительных органов прозвучали громкие заявления о том, что теперь мы достигнем европейского уровня оправданий, а пытки просто исчезнут из правоохранительных органов. Речь шла о том, что после отмены доследственной проверки больше не будет отказов в регистрации заявлений (сообщений) о совершении преступления, а спрос на "явку с повинной" попросту исчезнет, поскольку суд самостоятельно будет оценивать каждое доказательство.

Однако уровень оправданий так и остался в пределах 1 %, а пытки никуда не исчезли из полицейских кабинетов. Почему так? Несмотря на обновление законодательства, правоохранительные органы не готовы отказываться от устоявшихся практик работы и применять его прогрессивные нормы на практике. Одной из главных причин этого является сохранение центрального показателя эффективности их работы – динамики раскрытия преступлений.

К подследственности полиции относятся общеуголовные (типичные) преступления. Согласно данным уголовной статистики ими является перечень из 5-6 статей, предусматривающих ответственность за преступления, ежедневно регистрируемые полицией. Эти статьи составляют 70 % от всех зарегистрированных уголовных правонарушений из более 350 статей Особой части Уголовного кодекса. В частности, это кража, умышленное легкое телесное повреждение, мошенничество, грабеж, незаконное изготовление, хранение и т. п. наркотических веществ не в целях сбыта.

Это и является типичной преступностью, об эффективности борьбы с какой мы знаем только из тех показателей, которые предоставляются нам самой полицией. При этом стоит понимать, что наши знания о преступности являются искаженными в силу наличия "палочной системы", следовательно, по сути, мы боремся с "искусственно" сформированной преступностью.

Для полиции центральным показателем системы оценки эффективности работы следственно-оперативных подразделений остается динамика "раскрытия" преступлений, несмотря на отмену приказа МВД Украины "О дальнейшем совершенствовании аналитического обеспечения деятельности подразделений органов внутренних дел" от 02.04.2013 № 334, о чем так активно писал Министр Арсений Аваков в ноябре 2015 года в процессе реформы полиции. Так же центральным показателем для органов прокуратуры остается количество переданных в суд обвинительных актов.

Такая система сформировалась в 1970-х годах, чтобы стимулировать органы прокуратуры и внутренних дел надлежащим образом выполнять свою работу. Стимулом против затягивания расследования, непроведения необходимых следственных действий и ненаправления дел в суд была необходимость наработки показателей, предусмотренных планом. При этом от "палочной системы" оценки по количественно-статистическим показателям отказались в США еще в 1920-х годах, признав ее неэффективной. К сожалению, в нашей стране она до сих пор остается как советское наследие, которое прямо приводит к нарушению прав и свобод человека в деятельности правоохранительных органов.

Вместе с тем согласно Дисциплинарному уставу прокуратуры Украины, утвержденному постановлением Верховной Рады от 06.11.91, вынесение судом оправдательного приговора является основанием для привлечения прокурора к дисциплинарной ответственности, если он в ходе следствия допустил халатность или недобросовестность (читайте "в любом случае").

Итак, замедление динамики раскрытия или вынесения оправдательного приговора автоматически влечет за собой привлечение к дисциплинарной ответственности, заключающейся в лишении на ближайшие месяцы премии, которая может достигать 40 % от общей заработной платы. Кроме того, это конфликты с руководством, напряженные отношения с коллективом и вероятность за следующий дисциплинарный проступок пойти на понижение или вообще быть уволенным из органов.

Последствием такой системы стимулов и показателей является принцип работы органов уголовной юстиции в Украине "сколько зашло – столько и вышло". Точкой входа является момент, с которого начинаются уголовные процессуальные отношения с лицом – уведомление о подозрении. Ведь согласно данным уголовной статистики более 90 % уведомлений о подозрении в делах публичного обвинения влекут за собой передачу обвинительного акта в суд. При условии одного процента оправдательных приговоров и незначительного количества закрытых дел либо переданных в суд с применением мер принудительного медицинского или воспитательного характера мы понимаем, что далее подсудный на 99 % получит обвинительный приговор. Так, решение вопроса о виновности лица на практике происходит на стадии досудебного расследования с принятием решения о привлечении лица к уголовной ответственности – уведомлением о подозрении.

Исключением из этого правила являются дела частного обвинения, когда на стадии досудебного расследования все шире применяется особый порядок в виде соглашения о примирении. Вместе с тем и дела публичного обвинения нередко заканчиваются постановлением квазиоправдательных приговоров – условного осуждения или применения минимального порога наказания. Такой результат, как правило, считается успешным в сфере предоставления юридических услуг защитниками. Поэтому неминуемое осуждение после уведомления о подозрении может быть качественно разным.

Нацеленность органов досудебного расследования, прокуратуры и суда на приоритет обвинительных приговоров получило в западных правовых исследованиях название "обвинительный уклон" (accusatory bias).

Оправдательный приговор для этих органов – неприятное исключение из общего правила. Не стоит забывать, что уголовное производство направляется в суд только после того, как над ним "изрядно" поработали три квалифицированных юриста – следователь, руководитель органа досудебного расследования и прокурор. Там просто не может быть низкокачественного обвинительного акта, ведь каждый из них израсходовал на это месяцы своей работы и отвечает за это своей эффективностью.

Более того, 85 % дел, поступающих в суд, уже содержат полное или частичное признание вины, следовательно суду после оценки доказательств остается только вынести обвинительный приговор и назначить наказание в рамках своей дискреции. Речь идет об "добровольных" показаниях, которые чаще всего получены путем психологического давления, предоставления лживых обещаний облегчения правового положения подозреваемого, избежания более сурового наказания и т. п. Во всех этих случаях подсудимый и его защитник не будут настаивать на недопустимости доказательств, ведь имеют договоренности с правоохранителями.

Со своей стороны общие суды воспринимают себя частью общего "конвейера" по привлечению виновных к ответственности. В американской социологии повседневная деятельность этих трех органов давно получила название "рабочей группы", ведь речь идет о чиновниках, ежедневно работающих вместе, зачастую вместе учившихся или празднующих совместно праздники. Такие взаимоотношения становятся сильнее профессиональности, объективности и беспристрастности. Члены "рабочей группы" хотят помочь друг другу сохранять показатели работы на надлежащем уровне и избежать "брака" в виде оправдательного приговора.

Подытоживая, выразим тезис, что вышеописанные институционные практики работы исключают вынесение оправдательного приговора, а вопрос виновности лица устанавливает, скорее, орган досудебного расследования путем уведомления о подозрении. Такая система сформировалась в советское время, и ее не решить путем простого внесения изменений в законодательство. Отмена "палочной системы", дисциплинарной ответственности прокурора за вынесение оправдательного приговора и внедрение новой системы оценки по количественным и качественным показателям – вот реальные шаги к реформе в сфере уголовной юстиции.

Вместе с тем должна состояться разгрузка следственных подразделений за счет внедрения уголовных проступков и образования органов дознания, внедрения электронной системы автоматического распределения зарегистрированных в органах досудебного расследования дел и т. п.

Только при таких условиях мы сможем реально обеспечить безопасность граждан путем эффективной борьбы с преступностью не благодаря нарушениям прав человека, а наоборот – благодаря их неуклонному соблюдению.

Дискуссионным остается вопрос оправдательных приговоров в странах сложившейся демократии. На наш взгляд, невозможно оперировать только количеством оправдательных приговоров, а необходимо обращать внимание на альтернативные пути решения вопроса привлечения к уголовной ответственности на досудебной стадии.

Например, в судах США оправдательные приговоры коррелируются в пределах 17 – 25 %. Но речь идет о проценте в делах, где есть судебные слушания. Что касается общего количества всех дел, то правоохранительная система США насчитывает тот же 1 % оправданий вследствие того, что 95 % дел завершаются соглашениями о признании виновности, что является распространенным в американском судопроизводстве при наличии "слабых" доказательств и состоит в заключении контракта с обвиняемым на основе компромисса. Конечно, дело, в котором содержится признание подозреваемого, будет решаться в сторону обвинительного приговора. Вопрос только в размере и виде наказания.

Этот механизм широко используется странами классического обвинительного уголовного процесса для оптимизации процесса расследования и обеспечения его эффективности.

В общем, речь идет о мировом "тренде" в уголовной юстиции – абсолютно рационально обоснованный выбор человека. Подозреваемый договаривается c прокурором о том, что последний будет хлопотать в суде о меньшем сроке наказания (не максимальном) в обмен на содействие в расследовании преступления. Это позволяет более качественно расследовать преступление в максимально короткий срок. Таким образом, отношения между подозреваемым и прокурором становятся предсказуемыми, поскольку обе стороны заинтересованы в полном, быстром и объективном расследовании дела. Возможно, это один из путей реального расследования дел, установления виновных и восстановления справедливости, который может быть внедрен в Украине.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua