Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Акт недели: Порядок перемещения товаров в район или из района проведения антитеррористической операции
Екатерина Красильникова, адвокат, ЮК "ВЕК ЛЕГАЛ ГРУПП"

Растущее напряжение на Востоке Украины в связи с блокадой поставки товаров, в основном угля, требовало от руководства Государства, в частности Правительства, принятия соответствующих мер. Такие меры получили свое воплощение в виде весьма сомнительного по содержанию нормативно-правового акта – постановления Кабинета Министров Украины "Об утверждении Порядка перемещения товаров в район или из района проведения антитеррористической операции" от 01.03.2017 № 99 (далее – Порядок).

Указанным нормативно-правовым актом установлено, что перемещение товаров через линию столкновения осуществляется в определенных для этого местах физическими лицами и субъектами хозяйствования с соблюдением положений данного Порядка и норм законодательства. Действие порядка распространяется якобы исключительно на регулирование поставок товаров с территории и на территорию проведения АТО, а именно:

– пищевых продуктов в определении Закона Украины "Об основных принципах и требованиях к безопасности и качеству пищевых продуктов", перемещаемых в составе гуманитарных грузов;

– лекарственных средств в определении Закона Украины "О лекарственных средствах" и изделий медицинского назначения, перемещаемых в составе гуманитарных грузов;

– товаров и продукции (в том числе обеспечивающих функционирование и обслуживание или являющихся необходимыми в производственном процессе) металлургической, горно-обогатительной, угледобывающей и энергогенерирующей отраслей, объектов критической инфраструктуры по перечню и объемам (стоимость, вес, количество), которые утверждаются совместным решением МВОТ и Минэкономразвития.

Порядок четко разграничивает, что физические лица имеют право перемещать товар в ручной клади и/или сопровождаемом багаже автомобильным транспортом по перечню и объемам (стоимость, вес, количество), которые утверждаются МВОТ, а вот субъект хозяйствования для перемещения товаров должен быть включен в перечни предпринимателей, осуществляющих перемещение товаров, согласно этому Порядку.

Таким образом, для предпринимателей (независимо от формы собственности), планирующих или уже осуществляющих торговлю на территории проведения АТО, Порядок становится таким себе пособием, которое говорит, что и как им необходимо сделать для осуществления хозяйственной деятельности в части торговли в зоне АТО: направить соответствующие заявления в ГФС, дополнительно зарегистрироваться, подать соответствующие заявки на перемещение товаров, пройти проверки и получить соответствующие разрешения. На первый взгляд, ничего экстраординарного, учитывая ситуацию и место осуществления хозяйственной деятельности.

Конечно, принятие Порядка никоим образом не упрощает жизнь субъектам хозяйствования в части прохождения бюрократических процедур, предшествующих фактическому перемещению товара. Однако взамен такие субъекты получают определенные гарантии безопасности, если вообще такой критерий можно применять, когда речь идет о неподконтрольной территории.

Согласно Порядку решение о рассмотрении представленных материалов субъектами хозяйствования и включении последних в соответствующие перечни на перемещение товаров принимает Координационный центр в течение не более 10 рабочих дней. Учитывая сложившуюся вокруг перемещения товаров ситуацию и высокую заполитизированность проблемы, рассчитывать на беспристрастность принятия таких решений не стоит. В частности, предприниматели, которые намерены перемещать товары в зоне проведения АТО, лишены права на обжалование решений Координационного центра и привлечения к ответственности лиц, уполномоченных на принятие решения о предоставлении/непредоставлении разрешения на перемещение товара. Соответственно, получаем ситуацию, где коллегиальный орган – коллегиальная ответственность (которая, в свою очередь, не предусмотрена Порядком или каким-либо другим специальным законодательством).

К положительным моментам можно отнести то, что наконец-то положениями Порядка установлен режим направления гуманитарной помощи на территорию проведения АТО, в частности перемещение товаров для осуществления мелкооптовой и розничной торговли в гуманитарно-логистических центрах осуществляют субъекты хозяйствования, местонахождение которых зарегистрировано на территории Украины (кроме временно неконтролируемой территории и временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и г. Севастополя). Кроме того, поставка товаров гуманитарного назначения проходит по упрощенной процедуре.

С принятием Порядка кардинальные изменения претерпевает угольный рынок. Отныне поставка угля должна проходить по отдельной процедуре: исключительно железнодорожным транспортом, с соответствующими заявлениями, проверками, разрешениями и контролем, с уведомлениями энергетическими компаниями Координационного центра о закупке угля у его добытчиков.

Итак, что мы имеем: во-первых, очередной передел угольного рынка и фактическое установление монополии; во-вторых, после принятия Порядка участники торговой блокады "ЛДНР" нарушают действующее законодательство и фактически становятся преступниками. Если о силовом урегулировании конфликта относительно блокады торговли с оккупированными территориями только говорили, то на решение проблемы в рамках правового поля путем привлечения к ответственности активистов и участников блокады – есть определенная основа. Следовательно, в этом случае дальнейшее развитие событий зависит от политической воли руководства Государства. Можно ли назвать такие действия Правительства компромиссом с организаторами блокады поставки угля с оккупированной территории? Едва ли.

Проанализировав комплексно постановление Кабмина от 01.03.2017 № 99 можно сделать вывод, что положения Порядка противоречат не только ряду нормативно-правовых актов, но и сами себе.

Например, Порядком и другими нормативно-правовыми актами установлено, что зона АТО/разграничения – это временно неконтролируемая территория, на которой органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия. Соответственно, норма о том, что уполномоченные органы от ГФС, СБУ и т. п., КОТОРЫЕ НЕ ДЕЙСТВУЮТ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ, будут производить определенный контроль, проверять те или иные факты деятельности субъектов хозяйствования, например присутствие субъекта хозяйствования по местонахождению, – звучит абсурдно.

Стоит заметить, что распоряжением Кабмина "Об утверждении перечня населенных пунктов, на территории которых органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия, и перечня населенных пунктов, расположенных на линии столкновения" от 07.11.2014 № 1085-р четко определена территория, где не действуют органы государственной власти. Согласно Порядку, чтобы ввезти (вывезти) товары на территорию проведения АТО и линию столкновения, субъекты хозяйствования должны подать соответствующие заявления в органы ГФС, а последние должны проверить соответствие субъекта хозяйствования следующим признакам:

1) зарегистрированное местонахождения и пребывание на налоговом учете на территории Украины (кроме временно неконтролируемой территории и временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и г. Севастополя);

2) не имеет задолженности по уплате налогов перед государственным и местными бюджетами;

3) имеет единый цикл производства, реализации продукции, выполнения работ или предоставления услуг стоимостного характера на территории Украины (кроме временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и г. Севастополя) и на временно неконтролируемой территории;

4) проводит расчеты с использованием исключительно внутригосударственной платежной системы.

Что касается первого требования/признака: перерегистрация предприятия на территории, подконтрольной органам государственной власти Украины, не всегда возможна с одновременным переносом фактического места осуществления хозяйственной деятельности (невозможность перевоза производственных мощностей), поэтому требование "перерегистрации" фактически является мертвой нормой – юридический адрес изменили, а производство находится на оккупированной территории.

Что касается третьего и четвертого признаков: предприятия, которые расположены в зоне проведения АТО, но зарегистрированы на территории, подконтрольной Украине, и уплачивают налоги в государственный и местный бюджеты, для обеспечения функционирования производства на оккупированной территории вынуждены уплачивать "налоги" по установленным террористическими организациями порядкам. Однако согласно Закону Украины "О борьбе с терроризмом" от 20.03.2003 № 638-IV уплата "дани" бандгруппированиям уже квалифицируется как финансирование терроризма. Таким образом, есть основания считать положения Порядка противоречащими действующему законодательству Украины и не подлежащими фактическому выполнению.

Согласно п. 17 Порядка Координационный центр будет отказывать в предоставлении разрешения на перемещение товара субъектам хозяйствования в случае, если:

– товар отнесен к запрещенным для перемещения;

– имеется информация о том, что товар будет использован для осуществления террористической деятельности, совершения другого преступления, или о причастности собственника либо получателя товара к не предусмотренным законом вооруженным (военизированным) формированиям, или об использовании средств за поставленный товар для финансирования терроризма;

– имеется информация о нарушении получателем и/или поставщиком товара бюджетного, налогового и/или таможенного законодательства;

– собственник и/или получатель товара отсутствует по адресу, который содержится в сведениях, внесенных в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований, или имеются другие обстоятельств, исключающие возможность установления местонахождения собственника и/или получателя товара;

– предоставлена недостоверная информация о заявителе и/или товаре.

На первый взгляд, якобы все прозрачно и понятно, если бы не ряд "НО"! С уплатой налогов и сборов в государственный бюджет все ясно: с помощью открытых реестров налогоплательщиков проверить наличие долгов перед бюджетом несложно, хоть и существуют законодательные нюансы, допускающие направление финансовой отчетности субъектами хозяйствования, которые находятся на территории проведения АТО, с нарушением установленных законом сроков без финансовых санкций. Проблема в другом – вряд ли товар, пересекающий линию разграничения, будет передан за подписью лидеров террористических организаций. Поэтому установить конечного бенефициара де-юре нелегко даже на территории, подконтрольной украинской власти, еще более фантастичным представляется процесс установления реального собственника товара на оккупированной территории.

Конечно, Порядок поставки товара на (с) оккупированную территорию в первую очередь лоббирует интересы не рядовых поставщиков продовольствия / гуманитарной помощи и лекарств, а прежде всего легализирует деятельность олигархического угольного и металлургического бизнеса. Считаю неприемлемыми действия Правительства страны, которая находится в состоянии войны, по налаживанию полноценного, законодательно закрепленного(!) процесса торговли с предприятиями, деятельность которых Правительство не контролирует.

Положения п. 22 Порядка в части "исключительности случаев" принятия решений Координационного центра "без ограничений" по перемещению товаров полностью перечеркивает все закрепленные в Порядке нормы и "благие" намерения. Исключительными случаями, по мнению авторов документа, является цель – преодоление последствий возникновения особых социальных и экономических обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей, нарушающих НОРМАЛЬНЫЕ условия жизнедеятельности. То есть проведение антитеррористической операции (ссылаясь на официальное название фактической войны на Востоке) – это обычное, будничное положение вещей, которое не несет угрозы жизни и здоровью людей?

ВЫВОД:

Итак, имеем абсолютную законодательную бессмыслицу: с одной стороны, установлены торговые "правила игры" на оккупированной территории, с другой – они упразднены и закреплены "базарные" отношения с террористами/захватчиками/"бизнес-партнерами" по принципу "как договоримся"! В СМИ неоднократно звучат заявления представителей Правительства и Администрации Президента о колоссальных убытках от действий участников торговой блокады оккупированных территорий, что грозит экономическим коллапсом общегосударственного масштаба. Однако с 2014 года Правительство не предприняло никаких мер по уменьшению рисков энергозависимости экономики Украины от поставки угля антрацитовой группы, зато было сделано все возможное де-юре и де-факто для формирования полноценной торгово-экономической среды между Государством и "непризнанными республиками". Следовательно, вопрос "ПОЧЕМУ?" остается риторическим.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua