Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Торговые войны Украины и РФ
Иван Касынюк, партнер, AGA Partners Дмитрий Коваль, юрист, AGA Partners

Является ли официальный запрет на импорт форс-мажорным обстоятельством?

Торговые войны Украины и России длятся уже не первый год, напрямую влияя на внешнеторговые отношения. Привыкшие к свободному доступу на рынки сбыта своей продукции, сейчас производители и торговые компании обеих стран несут многомиллиардные убытки в результате множества официальных ограничений.

В некоторых случаях вероятность введения запрета можно предвидеть заранее, как в ситуациях с принятием зеркальных санкций. Тем не менее, чаще подобные события происходят неожиданно, особенно с учетом наличия военного конфликта и сложившейся политической обстановки.

Особому риску подвергается сфера торговли зерновыми и масличными культурами, которой характерен форвардный характер исполнения. Множество контрактов заключается еще до сбора урожая. Соответственно, при существенном промежутке времени между заключением и исполнением контракта существует реальная вероятность наступления обстоятельств, препятствующих его исполнению.

Как быть в таком случае? Допустим, при продаже товара в апреле и осуществлении поставки в сентябре официальные власти страны покупателя вводят запрет на импорт. Обоснован ли будет отказ покупателя от принятия товара в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, или проще говоря, форс-мажором? Данный вопрос в большей степени стоит перед покупателем, который фактически не имеет легальной возможности импортировать данный вид товара.

Ответ не так однозначен и зависит от множества обстоятельств. На примере одного из недавних дел мы попытаемся определить возможный исход подобных ситуаций, так как результатом одного из запретов РФ на импорт продукции из Украины стало решение английского арбитража, нюансами которого мы хотим поделиться с читателями.

Так, буквально на днях, арбитраж Федерации Ассоциаций Торговли Масличными Культурами, Семенами и Жирами (г. Лондон, Великобритания) (далее по тексту – ФОСФА) вынес важное решение, дающее понимание того, может ли запрет на импорт с/х товара в страну назначения считаться форс-мажором, освобождающим покупателя от исполнения контракта, с точки зрения применимого английского права.

Контракт

В марте 2014 года наш клиент, крупный украинский агрохолдинг (далее – Продавец), заключил сделку с российской агропромышленной компанией (далее – Покупатель) на поставку в октябре-декабре большой партии украинской сои для ввоза и дальнейшей переработки на территории России. Согласно контракту товар поставлялся с территории Украины на территорию России на условиях DAF (Incoterms 2000).

Местом поставки была определена граница Украины и Беларуси. Как и большинство подобных сделок, контракт был подчинен английскому праву, а все споры между компаниями подлежали рассмотрению в специализированном арбитраже ФОСФА.

Контракт имел положение о форс-мажоре, которое неоднозначным образом толковало последствия введения импортных ограничений и ответственность покупателя за неполучение импортной лицензии и других официальных разрешений, необходимых для ввоза товара на территорию Российской Федерации.

Запрет на импорт

В начале августа Покупатель сообщил о введении ограничений РФ на импорт сои украинского происхождения и сослался на оговорку о форс-мажоре, заявляя об аннулировании контракта в связи с обстоятельством непреодолимой силы, делающим невозможным исполнение контракта.

Действительно, 1-го августа 2014 года Россельхознадзор ввел бессрочный запрет на импорт из Украины одновременно нескольких сельскохозяйственных культур: подсолнечника, шрота и соевых бобов, что само по себе подразумевало отсутствие возможности ввезти товар в Россию.

Несмотря на официальный запрет, Продавец не принял уведомление Покупателя о форс-мажоре и приступил к исполнению своих обязательств. Так, в течение следующих нескольких месяцев Продавец неоднократно извещал Покупателя о готовности товара к поставке и просил последнего предоставить документарные инструкции, без которых дальнейшее исполнение контракта железнодорожным транспортом было невозможно. Покупатель же настаивал на своем – заявлял о том, что принять товар не представляется возможным, обосновывая свою позицию наступлением форс-мажорных обстоятельств.

Дефолт

Следует также принять во внимание фактор цены. Дело в том, что на момент поставки цена на сою существенным образом снизилась, одновременно делая контракт для Покупателя крайне невыгодным к исполнению. К концу срока поставки, предусмотренного договором, Покупатель расторг контракт, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства.

В ответ Продавец объявил Покупателя в дефолт1. Поскольку цена на товар снизилась, Продавец потребовал возместить разницу между ценой контракта и рынка – классический расчет общих убытков в английском праве и контрактах ФОСФА/ГАФТА.

1 Дефолт – специфический термин в контрактах на поставку согласно правилам ГАФТА и ФОСФА, подразумевающий под собой существенное нарушение контракта с автоматическим его прекращением.

Покупатель заявил свои возражения по сути требования о возмещении разницы в цене, аргументируя свою позицию наступлением форс-мажорных обстоятельств и ссылаясь на доктрину frustration в английском праве, предусматривающую освобождение от ответственности. В конечном итоге дело было по требованию Покупателя передано на рассмотрение в арбитраж ФОСФА.

Доводы сторон в арбитраже ФОСФА

Позиция Продавца, по сути, состояла из двух ключевых аргументов. Во-первых, согласно условиям DAF обязанность получить лицензию на ввоз товара на территорию России лежит на Покупателе, в то время как обязанность Продавца ограничивалась поставкой товара до границы Украины и Беларуси и не подразумевала его ввоз на территорию России.

Во-вторых, любые ограничения на ввоз товара на территорию России не являются форс-мажорным обстоятельством ни в рамках заключенного контракта и условий DAF, ни в соответствии с английским правом.

В частности, ограничение на ввоз товара не подпадает под доктрину frustration2, на которую ссылался Покупатель, поскольку данное обстоятельство не препятствовало законному исполнению Покупателем своих контрактных обязательств – а именно, принятию товара в контрактном месте поставки, а также не "разрушало" общую цель договора, поскольку не противоречило договоренности сторон.

2 Доктрина в английском праве, освобождающая сторону от ответственности в случае, если непредвиденное обстоятельство (i) делает абсолютно невозможным (незаконным) исполнение стороной своих контрактных обязательств, либо (ii) радикально изменяет основную цель, из-за которой сторона изначально заключила контракт.

В поддержку своей позиции Продавец также привел ряд известных прецедентов, таких как Congimex v. Tradax3 и Bangladesh Export Import Co Ltd v. Sucden Kerry S.A.4, где суд пришел, по сути, к одинаковому выводу о том, что запрет на ввоз товара не подпадал под доктрину frustration и не освобождал покупателя от контракта, а обязанность импортировать товар, тем или иным способом, была возложена на покупателя.

Позиция Покупателя по большей части основывалась на доктрине frustration – импорт товара и его дальнейшая переработка на территории России – основная цель контракта, его коммерческая суть, без которой контракт не может существовать. Другими словами, импорт и переработка товара в России – это то, для чего товар покупался, и, если исполнить это невозможно, – сделка лишается ее основной цели и должна быть аннулирована на основании английского права и таких прецедентов, как Czarnikow5, Attorney General of Belize v Belize Telecom Ltd6 и Bunge SA v Nidera BV7.

3 Congimex Companhia Geral de Commercio Importadora & Exportadora S.A.R.L. v. Tradax Export S.A [1983] 1 Lloyd’s Rep. 250

4 Bangladesh Export Import Co Ltd v. Sucden Kerry S.A. [1995] 2 Lloyd's Rep. 1

5 Czarnikow (C) Ltd vCentrala HandluZagranicznego Rolimpex [1979] AC 351

6 Attorney General of Belize v Belize Telecom Ltd [2009] UKPC 10

7 Bunge SA v Nidera BV [2015] UKSC 43

 

Решение Трибунала

Трибунал согласился с наличием запрета на импорт сои в Россию, который фактически не давал возможности Покупателю осуществить импорт. Но данный запрет никак не влиял на исполнение ни Продавцом, ни Покупателем своих контрактных обязательств – Продавец мог поставить товар, а Покупатель принять его на границе Украины и Беларуси. При этом импорт товара в Россию не входил в обязанности Продавца, который отвечал лишь за экспорт, в то время как Покупатель был вправе импортировать товар в любую страну.

Следовательно, запрет на импорт не был форс-мажорным обстоятельством ни в понимании контракта, ни английского права – в частности, доктрины frustration.

Таким образом, Трибунал решил, что в данном случае Покупатель не мог ссылаться на запрет на импорт товара и отказываться от исполнения своих контрактных обязательств. Расторгнув контракт, Покупатель сам оказался в нарушении и поэтому должен возместить Продавцу убытки, которые он понес в результате неисполнения контракта Покупателем.

Заключение

Запрет на импорт – возможно проигрыш в битве, но не в войне, которая имеет свое продолжение в английских арбитражах и судах и, как видим, необязательно заканчивается в пользу стороны, считающей себя освобожденной от обязательств из-за ввода властями импортных ограничений.

Поэтому, прежде чем расторгать контракт, покупателям, ссылаясь на подобные обстоятельства, стоит определить природу и объем своих обязательств по контракту, а также понять, как право, применимое к контракту, истолковывает то или иное обстоятельство.

Продавцам, в свою очередь, прежде чем соглашаться с аргументами покупателя в части наступления форс-мажорных обстоятельств, следует получить независимую консультацию юристов, определив полный объем прав и обязательств сторон по контракту.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua