Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
Правовой аспект страхования ответственности директоров и должностных лиц (D&O) в Украине
Михаил Кочеров, адвокат, партнер, HLB Ukraine legal services

В 1935 году один известный политический деятель в своей речи перед выпускниками воинских академий сказал слова, которые в дальнейшем приобрели популярность у населения: "Кадры решают все". Если это выражение применить в аспекте материальной ответственности руководства субъекта хозяйствования, его стоит дополнить предложением: "А если решения ошибочны – обращайтесь к страховщикам". Речь идет об D&O (от англ. Directors & Officers liability Insurance) – страхование ответственности должностных лиц предприятия. Этот термин и сам вид страхования в настоящее время почти не распространен в Украине, и не только из-за отсутствия деловой культуры его применения, но и в связи с закрепленными в Кодексе законов о труде (далее – КЗоТ) нормами, предусматривающими гарантии в случае возложения на работников материальной ответственности за вред, причиненный предприятию. Если добавить к этому размер страховых платежей, которые предприятие обязано будет внести страховой компании согласно договору страхования, то становится понятным, что в ближайшее время ситуация с D&O в Украине кардинально не изменится.

Когда говорят о страховании D&O, речь идет о безопасности, предметом которой могут быть две составляющие: первая – имущественные интересы должностных лиц предприятия, связанные с возмещением ими вреда другим лицам или их имуществу в связи с исполнением возложенных на должностных лиц трудовых обязанностей, а также возмещением судебных расходов при ведении дел, касающихся спора с потерпевшей стороной; вторая – имущественные интересы предприятия к возмещению убытков, возникших в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей указанными должностными лицами.

То есть выгодоприобретателями являются как сами должностные лица, так и предприятия, на которых они работают. Такое страхование есть ничем иным, как видом обеспечения сохранности имущества обоих выгодоприобретателей.

D&O сначала возникло в Англии, а в 30-х годах прошлого столетия оно впервые было применено в Соединенных Штатах Америки, и только в 60-х годах стало набирать популярность в Европе. На сегодняшний день в США и Европейском Союзе указанный вид страхования чаще всего является обязательной составляющей социального пакета, который вместе со страхованием жизни и здоровья предлагается работодателем при составлении трудового контракта с членами исполнительного органа компании. Законодательные акты иностранных государств в необходимой мере предоставляют собственникам корпоративных прав право требовать от руководящего менеджмента добросовестного отношения к их интересам, нарушение которых влечет ответственность, а нанесенные убытки с помощью D&O перекладывают на плечи страховщиков.

Страхование D&O есть ничем иным, как видом обеспечения сохранности имущества обоих выгодоприобретателей: как должностных лиц, так и предприятий, на которых они работают.

Почему же такая удобная схема до сих пор не работает в Украине? Для ответа на этот вопрос следует рассмотреть в совокупности две составляющие: законодательное регулирование ответственности должностных лиц и практику государственного контроля при проведении проверок.

Начнем с должностных лиц. Во-первых, следует сделать небольшой экскурс в историю и выяснить, что до июня 2014 года в силу КЗоТ на работников не могла быть возложена ответственность за вред, который относился к категории нормального производственно-хозяйственного риска, а также за неполученные предприятием прибыли. Более того, в спорах о возмещении убытков, нанесенных хозяйственному обществу его должностным лицом, право на обращение в суд возникло у участника (акционера) этого общества, которому совокупно принадлежит 10 и более процентов уставного капитала, только с 1 мая 2016 года. То есть до недавнего времени вопрос D&O для руководителей вообще был неактуальным в силу законодательных ограничений размера взыскания.

Во-вторых, внесение изменений в КЗоТ не решило вопроса защиты интересов инвесторов в полной мере. Не будем отрицать, в настоящее время, по правилам КЗоТ, ответственность за неполученную предприятием прибыль уже может быть возложена на должностных лиц. Кроме того, если раньше руководители несли ответственность в размере среднего месячного заработка за непринятие необходимых мер касательно выпуска недоброкачественной продукции и хищения, уничтожения, порчи материальных и денежных ценностей, то сейчас эти положения из КЗоТ исключены. Однако норма, по которой материальная ответственность свыше среднего месячного заработка допускается только в случаях, указанных в законодательстве, осталась неизменной, как и перечень случаев полной материальной ответственности, определенный в ст. 134 КЗоТ.

Итак, сейчас принципиальное значение имеет неполученная прибыль, к определению размера которой имеется довольно много вопросов. И хотя по общему правилу в отношении вреда, причиненного работодателю работником вследствие несоблюдения трудовой дисциплины, нормы гражданского законодательства не применяются, мы уверены, что в случае определения неполученной прибыли как вида убытков во время доказывания в суде ответчики – должностные лица будут настаивать на оценке судом мер, принятых истцами относительно ее получения, а также неосторожного содействия ими увеличению размера убытков и мер по их уменьшению. То есть собственнику необходимо будет доказать, что он надлежащим образом осуществлял корпоративный контроль и сделал все необходимое для получения предприятием прибыли. С учетом правил доказывания в хозяйственном процессе, это очень трудная задача, которая требует не гипотетических соображений, а документального подтверждения и точного математического расчета. А это, в свою очередь, требует привлечения и оплаты услуг экспертов, оценщиков, адвокатов, расхода сил и времени.

В-третьих, это страховой тариф, который следует оплачивать, как правило, в начале срока действия договора, а не при наступлении страхового случая. Поскольку предприятие является плательщиком по такому договору, то оно фактически платит за ошибки недобросовестного руководителя. Деньги предприятия – это косвенно деньги собственника корпоративных прав, который не очень спешит отдать почти 10 % от воображаемого вреда, который может понести руководитель. У собственника возникает вопрос: почему я должен оплачивать чьи-то ошибки? Если руководитель виноват – пусть сам исправляет ситуацию.

В-четвертых, в нашей стране, наверное, исторически страх возникает лишь в случае риска привлечения к уголовной ответственности, возможность гражданской ответственности не очень пугает. Но в случае наличия уголовного правонарушения правила D&O не действуют, поскольку убытки, которые несут потерпевшие от преступления, и само преступление не являются предметом возмещения и страховым случаем по D&O.

Если учесть даже приведенные четыре аспекта (а я уверен, что дополнительно можно найти еще несколько), становится понятным, почему D&O до сих пор не находит популярности в Украине среди должностных лиц.

В случае нарушения установленного порядка регулирования правоотношений в той или иной сфере хозяйствования наступает, как правило, одновременно финансовая ответственность предприятия и административная ответственность руководителя.

Другое дело, когда страхуется ответственность самого предприятия от негативных результатов деятельности должностных лиц. Главным аспектом в этом является то, что по законодательству юридическое лицо возмещает вред, причиненный их работником при исполнении им своих трудовых (служебных) обязанностей. То есть все промахи должностных лиц ложатся на плечи предприятия. Добавляем к этому фискальный подход государственного контроля – получаем реальные убытки. Дело заключается в том, что в случае нарушения установленного порядка регулирования правоотношений в той или иной сфере хозяйствования, наступает, как правило, одновременно финансовая ответственность предприятия и административная ответственность руководителя.

При этом, если размер административной ответственности руководителя незначителен, то размер финансовой ответственности предприятия может достигать таких сумм, которые будут иметь фатальные для предприятия последствия. Примером может быть ответственность за фактический допуск руководителем другого подчиненного работника к работе без оформления трудового договора. В таком случае штраф для предприятия будет составлять тридцатикратный размер минимальной заработной платы за каждого подчиненного работника, в отношении которого совершено нарушение, а руководитель обязан будет только уплатить единоразово штраф в размере от пятисот до тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан. Такая же ситуация с налоговой ответственностью, по которой размер штрафа для предприятия может достигать пятидесяти процентов суммы начисленного налогового обязательства, или, например, 300 размеров минимальной заработной платы за операции, не задекларированные в представленном отчете о контролируемых операциях.

То есть разница в негативных последствиях для предприятия и руководителя ощутимая, а поэтому страхование ответственности именно в пользу предприятия действительно очень актуально для собственника. Конечно, в этом случае можно говорить, что уплата предприятием штрафа уменьшает прибыль, которая, по правилам КЗоТ, вроде бы подлежит взысканию с должностного лица, однако в таком случае предприятие не сразу получит средства от страховой компании, а должно будет судиться с должностным лицом, доказывать его вину вплоть до момента принятия Верховным Судом Украины окончательного решения, затем пытаться взыскать эти средства с должностного лица через исполнительную службу. Все эти мероприятия довольно дорогие и занимают много времени.

На наш взгляд, после внесения изменений в законодательство в части ответственности должностных лиц предприятия страхование D&O как для предприятия, так и для его руководства станет действительно гарантией будущей финансовой стабильности, поскольку почти ни одна проверка предприятия не проходит без определения для последнего финансовой ответственности.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание ЮРИСТ&ЗАКОН
Контакты редакции:
uz@ligazakon.ua